«В огне им выпало взрослеть » - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
«В огне им выпало взрослеть » - страница №1/1




«В огне

им выпало взрослеть...».

Подготовили учащиеся 5б класса

МКОУСОШ №2

г. Светлоград

2012г.

Цель:


  • Военно-патриотическое воспитание молодежи. Показать мужество, честь, отвагу, доблесть советских детей, честно выполнявших свой долг в годы Великой Отечественной войны.

Оборудование: стенгазеты, музыкальный центр, диск с песнями.



I. Вступительное слово учителя:

Прошло уже почти шестьдесят пять лет со дня окончания Великой Отечественной. Маленькие солдаты войны стали седыми ветеранами, а с годами они будут единственными участниками и свидетелями войны. Война была к ним безжалостна, но они выжили и победили. Наравне и рядом с взрослыми, хотя говорят, что «детей на войне не бывает». Не потому ли до сих пор исторический факт участия детей и подростов в Великой Отечественной войне в составе регулярных частей Советской Армии, Флота и партизанских соединений так и остается малоизвестной и малоизученной страницей истории Великой Отечественной войны?..

Парадоксально, но факт: фронтовики, искренне любившие, оберегавшие своих воспитанников, по прошествии времени не помнили их имена, фамилии. Порой называли воспитанников именами своих детей. Сами маленькие солдаты не всегда имели документы, подтверждающие их пребывание на фронте, партизанском отряде, на корабле. Ведь лица допризывного возраста, согласно информации Центрального Архива МО СССР, «…содержались в действующей армии за счет основного состава, и сведения о них, как правило, не отражались в учетной документации».

11 -летнего Геннадия, его двух младших братьев и сестру война застала в Воронежской области, у родственников. У него, как и у всех мальчишек военного времени, было огромное желание вместе со взрослыми бить фашистов.

В 1942 году Гена незаметно пробрался в воинский эшелон, отправляющийся на фронт. Почти на каждой станции его останавливали и расспрашивали. И неизвестно чем бы закончилось это, далеко небезопасное путешествие, если бы не встретил он знакомых бойцов из 91 пограничного отряда, которые и отвезли его к Федору Ивановичу Сидоренко.

По просьбе отца мальчика зачислили воспитанником медико-санитарного батальона, подальше от передовой. Бойцы и медперсонал полюбили смышленого мальчишку, к тому же, Геннадий великолепно рисовал портреты красноармейцев, находящихся на излечении в медсанбате. А однажды по просьбе начальника штаба дивизии подполковника Крутикова, Геннадий выполнил настолько точную копию топографической карты, что был немедленно назначен на должность чертежника при штабе 39 гвардейской дивизии.

В августе 1944 года погиб отец Геннадия, в ноябре мальчика направили на учебу в суворовское училище. На станции Львов Гена и сопровождающий его офицер были обстреляны бандитами, переодетыми в форму бойцов Красной Армии. Тогда ему чудом удалось выжить.

В начале победного 1945 года во время выполнения боевого задания командования Гена был тяжело ранен, контужен. В результате – полная потеря зрения и слуха, инвалидность первой группы. В 15 лет. Но, к счастью, молодой организм справился: постепенно вернулись зрение и слух, он снова научился ходить.

После войны Геннадий Федорович окончил школу, техникум, работал учителем черчения и рисования, вырастил сына и дочь. В память об отце и его боевых друзьях – воинах 91 пограничного Рава-Русского отряда создал музей пограничной славы, где многие годы работал его бессменным директором.



Юра Жданко






В январе 1942 года один из партизанских отрядов, оперировавших в Понизовском районе Смоленской области, был окружен гитлеровцами. Партизаны ломали голову, как выйти из кольца, но не находили ни "одного шанса из тысячи". К тому же кончалось продовольствие. И командир отряда запросил по рации помощь у частей Красной армии. В ответ пришла шифровка, в которой сообщалось, что какие-либо активные действия советские войска предпринять не смогут, но в отряд такого-то числа в такой-то час будет направлен опытный разведчик.

И действительно, в условленное время над лесом послышался шум моторов транспортного самолета, и через несколько минут в расположении окруженных приземлился парашютист. Партизаны, принявшие небесного посланца, были немало удивлены, когда увидели перед собой… одиннадцатилетнего пацана.

Мальчика звали Юра Жданко. Родом он был из Витебска. Еще в июле 1941-го начался отсчет его боевой биографии. Тогда вездесущий пострел и знаток местных окрестностей показал отступающей в обход города советской части брод через Западную Двину. Вернуться домой он уже не смог - пока выступал в роли проводника, в Витебск вошла немецкая бронетехника. Красноармейцы-разведчики, которым было поручено сопроводить мальчика назад, взяли его с собой. Так он стал воспитанником моторазведывательной роты 332-й стрелковой Ивановской дивизии имени Фрунзе. По сути - служил в войсковой разведке.

Его начали посылать за линию фронта, и он, переодевшись в лохмотья, с сумой за плечами, ходил и просил милостыню по деревням, собирая сведения о расположении и численности вражеских гарнизонов. Успел поучаствовать и в диверсии на стратегически важном мосту. За что получил свою первую награду - медаль "За отвагу".

Зимой 1942-го, когда немцев отогнали от Москвы, обескровленные тяжелым наступлением соединения РККА были не в состоянии выручить партизан, оказавшихся в почти безвыходном положении. Оставалось одно - отправить к ним для оказания помощи лучшего разведчика, а такового, похоже, кроме Жданко, было трудно найти. Но имелось одно существенное "но". "Послали бы мы тебя, да только ведь с парашютом ты, пацан, не прыгал", - сказал начальник разведки. "Два раза прыгал! - возразил Юра. - Сержанта такого-то (фамилия этого разведчика не сохранилась в памяти тех, кто через много лет воспроизводил этот разговор) упросил, он меня незаметно учил". Все знали, что этот сержант был одним из лучших друзей Юры и потому, конечно, мог пойти на поводу у полкового любимца. Разбираться уже было некогда, да и сержант погиб... Только когда заревели двигатели Ли-2 и самолет был готов к разбегу, паренек признался, что с парашютом он, конечно, ни разу не прыгал: "Сержант мне не разрешил, я только купол укладывать помогал. Покажите, как и за что дергать!"

Благополучно прибыв в отряд, Юра Жданко сделал то, что не могли взрослые… "Один шанс из тысячи" был найден. Мальчишку переодели во все деревенское, и вскоре он пробрался в избу, где квартировал руководивший окружением немецкий офицер. Он расположился в доме некоего деда Власа. К нему-то под видом "внука из райцентра" и пришел юный разведчик, которому была поставлена довольно сложная задача - добыть у вражеского командира документы с планами уничтожения окруженного отряда. Удобный случай выпал только через несколько дней. Гитлеровец вышел из дома налегке, оставив ключ от сейфа в шинели… Так документы оказались в отряде.

За этот подвиг отважный одиннадцатилетний пионер был принят в комсомол - редчайший случай даже по тем временам: в ВЛКСМ по уставу принимали только с четырнадцати лет. "Пацанский" Юрин комсомольский билет № 17445064 и сейчас хранится в музее Великой Отечественной войны в Минске.

В 1943-м Юра вывел из окружения уже батальон Красной армии. Все разведчики, пытавшиеся отыскать "коридор" для товарищей, погибли. Задание поручили Юре. Одному. И он нашел слабое место во вражеском кольце… Стал кавалером ордена Красной Звезды.

Витя Пашкевич

Легендарный человек. Чтобы его взяли в диверсионное училище, он приписал себе лишних 2 года. Написал, что 1927 год рождения. Его с отрядом забросили в Закарпатье, где он партизанил.

В Борисовке под Минском была целая группа пионеров-подпольщиков, они учились в одной школе, в одном пионерском отряде и вместе пакостили фашистам. Мальчишки – есть мальчишки: где-то были и боевые задания, где-то чисто хулиганские. Например, они на спину начальника полиции прикрепили надпись «Предатель». И тот несколько часов ходил по улице, ничего не замечая.

Ребятам удалось уничтожить бензохранилище Борисовского аэродрома. Этот аэродром немцы использовали для дозаправки своих самолетов. Местные подпольщики пытались его уничтожить, но ничего у них не получалось. Тогда ребята, их было четыре человека: три мальчика и одна девочка, организовали футбольный матч на поле около бензохранилища. Играли несколько дней. Немцы стали выходить, смотреть и болеть за команды. И вот неудачно пущенный мяч попал на территорию бензохранилища. Ребята подбежали к солдату – охраннику, стали просить чтобы он им мяч вернул. Тот достал и бросил обратно. Дети продолжили игру. Через какое-то время мяч опять полетел туда, так повторялось два или три раза, пока охраннику не надоело, и он сказал Вите: «Иди сам!». Это и требовалось! У Вити в кармане лежала магнитная мина. Он побежал за мячом. Пока бежал, упал, мяч откатился дальше, к бензобакам. Немцы смеялись, а мальчик скрылся на мгновение, достал из кармана мину, выставил взрыватель на боевое положение и приткнул мину к баку. Схватив мяч, вернулся к ребятам, игра продолжилась. А ночью произошел взрыв и все цистерны взлетели на воздух. Немцы включили прожектора, шарили по небу, искали самолет, но никого не обнаружили.

Когда закончилась война, стал профессором политологии, преподавал в университете Ужгорода. 

 









Оля Демеш

За голову Оранской школьницы Оли Демеш гитлеровцы обещали круглую сумму денег. Об этом в своих мемуарах "От Днепра до Буга" рассказал Герой Советского Союза, бывший командир 8-й партизанской бригады полковник Сергей Жунин. Тринадцатилетняя девчонка на станции Орша - Центральная взрывала цистерны с горючим. Иногда действовала с двенадцатилетней сестренкой Лидой. Жунин вспоминал, как инструктировали Олю перед заданием: "Необходимо поставить мину под цистерну с бензином. Запомни, только под цистерну с бензином!" - "Керосин знаю, как пахнет, сама на керогазе готовила, а бензин… дайте хоть понюхать". Девчонка же, это мальчишкам - техника, а этой - куклы и фантики. Легко поручить - попробуй сделать. На узле порой скапливалось много поездов, десятки цистерн, а ты найди "самую ту". Оля и Лида ползали под эшелонами, принюхивались: эта? не эта? бензин? не бензин? Потом бросали камешки и по звуку определяли: порожняя? полная? И только потом цепляли магнитную мину. Пожар уничтожал огромное количество вагонов с техникой, продовольствием, обмундированием, фуражом, сгорали и паровозы...

Немцам удалось схватить мать и сестренку Оли, их расстреляли; но Оля оставалась неуловимой. За десять месяцев своего пребывания в бригаде "Чекист" (с 7 июня 1942-го по 10 апреля 1943 года) она показала себя не только бесстрашной разведчицей, но и пустила под откос семь вражеских эшелонов, участвовала в разгроме нескольких военно-полицейских гарнизонов, имела на своем личном счету 20 уничтоженных вражеских солдат и офицеров. А потом еще была и участницей "рельсовой войны".


Саша Залецкий

Мальчишки и девчонки не дожидались, пока их "призовут" взрослые - начинали действовать с первых дней оккупации. Рисковали смертельно! Двенадцатилетний витебский школьник Саша Залецкий, оставшись без родителей (отец ушел на фронт, а мать погибла при бомбежке), в знойном июле 1941-го открыл загрузочные люки в нескольких вагонах-холодильниках, и десятки тонн мяса, которое гитлеровцы собирались отправить в Германию, протухли. Тогда же он научился делать знаменитые угольные мины и подбрасывал их на топливные железнодорожные склады.

Точно так же и многие другие подростки начинали действовать на свой страх и риск. Кто-то находил разбросанные с самолетов листовки и распространял их в своем райцентре или деревне.
Леня Косач
Полоцкий мальчишка Леня Косач собрал на местах боев 45 винтовок, 2 ручных пулемета, несколько корзин патронов и гранат, надежно спрятал все это, а представился случай - передал партизанам. Таким же образом создавали для партизан арсеналы и сотни других ребят.
Люба Морозова
Двенадцатилетняя отличница Люба Морозова, немного зная немецкий, занималась "спецпропагандой" среди врагов, рассказывая им, как ей хорошо жилось до войны без "нового порядка" оккупантов; солдаты нередко говорили девочке, что она "красная до костей" и советовали попридержать язык, пока это для нее не закончилось плохо. Но обошлось, и позже Люба стала партизанкой.
Толя Корнеев и другие…
Одиннадцатилетний Толя Корнеев выкрал у немецкого офицера пистолет с патронами и принялся искать людей, которые помогли бы ему выйти на партизан; летом 1942-го мальчику повезло: он встретил свою одноклассницу Олю Демеш, которая к тому времени уже была членом одного из отрядов. А когда в другой отряд старшие ребята привели девятилетнего Жору Юзова и командир в шутку спросил: "А этого малого кто будет нянчить?", мальчишка, помимо пистолета, выложил перед ним четыре гранаты: "Вот кто меня будет нянчить!" Сережа Росленко, тринадцати лет, помимо собирания оружия, на свой страх и риск вел разведку, знал: найдет, кому передать сведения! И нашел.

Откуда-то у детей появлялось и понятие о конспирации. Павлик Титов для своих одиннадцати был великим специалистом в этой области. Он участвовал в тайной войне два с лишним года так, что об этом не догадывались даже его родители. Сначала вместе с товарищами спас раненого, обожженного в сгоревшем танке командира - нашли для него надежное укрытие, а по ночам носили ему еду, воду, по бабушкиным рецептам варили какие-то лекарственные отвары; благодаря мальчишкам танкист быстро поправился. В июле 1942 года Павлик и его друзья передали партизанам найденные ими несколько винтовок и пулеметов с патронами. Последовали задания. Юный разведчик проникал в расположение гитлеровцев, вел подсчеты живой силы и техники. Однажды притащил партизанам тюк с фашистской формой: "Думаю, вам пригодится… Не самим носить, конечно…" - "А взял-то где?" - "Да купались фрицы…" Не раз, переодевшись в добытую мальчиком форму, партизаны проводили дерзкие налеты и операции. Парнишка погиб осенью 1943-го во время одной из карательных акций немцев: они расстреляли всю семью - отца, мать и даже маленькую сестренку.

Шестиклассник Витя Пашкевич осенью 1941-го организует в оккупированном фашистами Борисове нечто наподобие краснодонской "Молодой гвардии": он и его команда выносили с вражеских складов оружие и боеприпасы, помогали устраивать подпольщикам побеги военнопленных из концлагерей, термитными зажигательными гранатами сожгли вражеский склад с обмундированием…

Дату подвига маленького Тихона Барана краеведы датировали 22 января 1944-го. Трудно сказать, слышал ли что-либо этот деревенский мальчишка о костромском крестьянине Иване Сусанине, за более чем три века до этого заведшего польских интервентов в топкое болото, только Тихон Баран показал фашистам такую же дорогу. Они убили его, но и сами не все вылезли из той трясины.

Ваня Казаченко из деревни Заполье Оршанского района в апреле 1943 года стал пулеметчиком партизанского отряда. Ему было тринадцать. Кто служил в армии и носил на плече хотя бы "легкий" автомат Калашникова, может представить, чего стоило это мальчишке. Партизанские рейды чаще всего были многочасовыми. А тогдашние пулеметы потяжелее были, чем нынешние… После одной из успешно проведенных операций по разгрому вражеского гарнизона, в которой Ваня в очередной раз отличился, партизаны, возвращаясь на базу, остановились на отдых в деревеньке недалеко от Богушевска. Ваня же, назначенный в охранение, выбрал место, замаскировался и прикрывал ведущую в населенный пункт дорогу. Здесь юный пулеметчик принял свой последний бой. Заметив неожиданно появившиеся повозки с гитлеровцами, он открыл по ним огонь. Пока подоспели товарищи, немцы успели окружить парнишку, тяжело ранить его и отойти. Отбить его партизаны не сумели...

В Великой Отечественной войне участвовало 300 тысяч юных защитников Родины.

Дети блокадного Ленинграда


Понятия дети и война несовместимы! Однако юным ленинградцам-детям блокадного города пришлось вместе со взрослыми перенести всю трагедию осажденного города. Детям было хуже ,чем взрослым! Они не понимали, что происходит: почему нет папы, почему мама постоянно плачет, почему постоянно хочется есть, почему по визгу сирены надо бежать в бомбоубежище ...Много детского почему? Но детским чутьём они понимали, что в их дом пришла большая беда. Город жил, сражался и ковал оружие для грядущей победы; вместе со взрослыми встали на защиту любимого города дети и подростки Ленинграда. Они встали к станкам на военных заводах, дежурили и тушили зажигательные бомбы на чердаках, выращивали овощи на полях совхозов, ухаживали за ранеными и больными, воевали в партизанских отрядах. Более пяти тысяч ленинградских подростков за мужество и героизм ,проявленные в дни блокады были награждены медалями за оборону Ленинграда.
Когда в сентябре 1941 года замкнулось блокадное кольцо, в Ленинграде оставалось четыреста тысяч детей - от младенцев до школьников.

Весной 1942 года в опустевшие, обезлюдевшие цеха предприятий пришли тысячи детей и подростков. В 12-15 лет они становились станочниками и сборщиками, выпускали автоматы и пулеметы, артиллерийские и реактивные снаряды. Чтобы они могли работать за станками и сборочными верстаками, для них изготавливали деревянные подставки .


Когда в канун прорыва блокады на предприятия стали приезжать делегации из фронтовых частей ,бывалые солдаты глотали слезы, глядя на рабочие плакатики над рабочими местами мальчишек и девчонок. Там было написано их руками: “Не уйду, пока не выполню норму!” Среди обвинительных документов, представленных на Нюрнбергском процессе, была маленькая записная книжка ленинградской школьницы Тани Савичевой. В ней всего девять страниц. Из них на шести — даты - И за каждой — смерть. Шесть страниц — шесть смертей. Больше ничего, кроме сжатых лаконичных записей: "28 декабря 1941 года. Женя умерла... Бабушка умерла 25 января 1942-го, 17 марта•— Лека умер, дядя Вася умер 13 апреля. 10 мая—дядя Леша. мама — 15 мая". А дальше — без даты: “Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня”.И так искренне и сжато поведала людям о войне, принесшей столько горя и страданий ей и ее близким, двенадцатилетняя девочка, что и сегодня перед этими строчками, старательно выведенными детской рукой, останавливаются потрясенные люди разных возрастов и национальностей, вглядываются в простые и страшные слова. Дневник сегодня выставлен в Музее истории Ленинграда, а его копия в витрине одного из павильонов Пискаревского мемориального кладбища. Не удалось спасти и Таню. Даже после того, как ее вывезли из блокадного города, истощенная голодом и страданиями девочка уже не смогла подняться. Трагедия этой семьи типична для блокадного Ленинграда: сколько погибло от голода людей, сколько вымерло семей.
Главным подвигом юных жителей города была учеба. Тридцать девять ленинградских школ работали без перерыва даже в самые тяжёлые зимние дни. Это было невероятно трудно из-за морозов и голода. Вот что было написано в отчете одной из таких школ – 251 Октябрьского района: “Из двухсот двадцати учащихся пришедших в школу третьего ноября, систематически продолжали занятия 55. Это одна четвёртая часть. Недостаток питания сказывался на всех. В декабре – январе умерло одиннадцать мальчиков. Остальные мальчики лежали и не могли посещать школу. Остались только девочки, но и те еле ходили” Но учеба шла. Шла и пионерская работа. В том числе сбор подарков – папирос, мыла, карандашей, блокнотов для бойцов Ленинградского фронта. А весной у школьников началась “огородная жизнь”.

Великая отечественная война (ВОВ) затронула всех людей, даже самых маленьких. Подборка фотографий покажет, как тяжело приходилось детям в годы войны, как некоторые из них брали оружие в руки, лишь бы защитить своих близких и родных. В каких условиях рождались дети, и как им сложно было выжить.


В настоящее время и историки, и политики неоднозначно оценивают участие детей в ВОВ. Мы сегодня отдаем долг мужеству, чести, отваге, доблести советского советских детей, честно выполнивших свой долг перед родиной.



Объявляется минута молчания (все встают).