Священник Максим Плетнев (СПб епархия) Дорогие отцы, братия и сестры, мой доклад - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Запрос: у меня «особенный мальчик», откуда и почему у меня такой... 1 116.66kb.
Максим Горький Егор Булычов и другие Горький Максим Егор Булычов... 6 842.99kb.
Доклад главы города А. Ю. Кузнецова на Торжественном заседании, посвящённом... 1 114.33kb.
Доклад глобального экологического фонда 12 2465.17kb.
Священник Димитрий Дружинин Блуждание во тьме 25 4400.41kb.
Вам нужно найти роман "Отцы и дети" И. С. Тургенева. Может ли это... 1 38.48kb.
У мальчика I группа, у его сестры IV. Что можно сказать о группах... 1 14.67kb.
Омская и Таврическая Епархия 1 157.9kb.
Учебное пособие / Под ред. В. И. Орла и С. Н. Агаджановой. Спб. 1 114.93kb.
Песни «Шик, блеск, красота» из к/ф «Весёлые ребята». Танцевальная... 1 60.56kb.
Т. Д. Зинкевич-Евстигнеева, Т. М. Грабенко. Игры в сказкотерапии. 10 2136.64kb.
В потоке окружающей нас информации, иногда мы не обращаем внимания... 1 92.74kb.
Инструкция по работе с сервисом «sms-платеж» 1 218.94kb.

Священник Максим Плетнев (СПб епархия) Дорогие отцы, братия и сестры, мой доклад - страница №1/1


Доклад.

Острые вопросы ВИЧ и СПИДа, мифы и реальность.

Священник Максим Плетнев (СПб епархия)

Дорогие отцы, братия и сестры, мой доклад будет посвящен вопросам непростым и неоднозначным. Возможно, во многом он будет дискуссионным. Может быть, в чем то и провокационным. В рамках этого выступления я не берусь произвести всесторонний анализ поднимаемых проблем. Хотелось бы обозначить ряд вопросов, ответы на которые мы, может быть, найдем в эти два дня.

Одна из целей доклада, - постараться представить панораму социального, идейного и информационного поля, которое окружает проблематику ВИЧ и СПИДа.

Доклад состоит из двух частей. В первой части мы рассмотрим мифы и заблуждения, связанные с этой проблематикой, которые, в том числе, можно встретить и среди верующих.

Во второй части доклада я постараюсь обозначить действительно существующие и беспокоящие (по красней мере меня) проблемы в области вышеозначенной темы.

В недрах Пентагона

Первое, на чем я хотел бы остановиться, - это происхождение вируса иммунодефицита. На сегодня мы имеем несколько теорий, пытающихся рассмотреть этот вопрос. Насколько я понимаю, все они только лишь теории и не более того.

Остановимся на одной из них. Условно назовем ее « В недрах Пентагона». В соответствии с этой теорией вирус создан, собственно,в недрах Пентагона. И дальше есть два варианта развития событий. Первое - происходит неспециальная утечка вируса. Второй вариант этой теории более распространен. Оговорюсь, что и в первом и во втором варианте ВИЧ - это биологическое оружие.

Итак, второй вариант. Вирус создан, опять-таки, в недрах Пентагона. Но он уже не случайно, а специально используется именно как биологическое оружие, в частности, на Африканском континенте. Цель - жизненное пространство, освобождение территорий. Я не указываю источник этого мифа, так как этот миф был достаточно распространен, в том числе, и в церковно-патриотической среде, в первое время после начала эпидемии ВИЧ и СПИДа.

В последний раз я слышал эту теорию на одной из конференций в декабре 2007 года. Замечу, что мне ее излагали с убеждением и вполне серьезно.

В опровержение этого мифа еще раз напомню, что ни одна из теорий происхождения ВИЧ-инфекции не имеет весомых и значимых доказательств. Соответственно, данная гипотеза не принадлежит к области фактов или научного знания. Это уже область веры.



Борьба

В рассказе о происхождения ВИЧ-инфекции обращает на себя внимание воинственная риторика, риторика борьбы. Биологическое оружие, предполагаемый захват территорий и прочее. К сожалению, приходится отметить, что патетика борьбы и конфликта присуща не только мифам, но и реальности. Даже сама деятельность в области ВИЧ и СПИДа именуется – «борьбой». И борьба эта направлена не только против вируса.

Приведу пример: менее месяца назад в рамках Рождественских Чтений в Москве проходил круглый стол по церковной работе по данной теме. Выступление одной из участниц оканчивалось следующими словами (выступающая приводила цитату, повествующую о событиях второй мировой войны) – пересказываю по памяти – «Когда пришли за коммунистами я молчал, когда пришли за социалистами я молчал, когда пришли за евреями я молчал, когда пришли за мной, некому было заступиться за меня». Не берусь разъяснить смысл этой тирады. Остановлюсь на тоне, который мне представляется очень даже характерным. Борьба и противостояние.

Прискорбно, но часто деятельность в области ВИЧ и СПИДа, обсуждение этой деятельности выливаются в какой-то затянувшийся бой. И в ходе этого боя полностью теряется смысл происходящего. В результате действительные проблемы остаются не решенными, а иногда даже и не осмысленными.



Агенты влияния

С самого начала развития эпидемии ВИЧ и СПИДа а России, Русская Православная Церковь активно участвует в социальной работе, связанной с этим направлением. За годы работы выявились определенные сложности. В том числе, выявились определенные противоречия между христианским и светским подходами к решению проблем ВИЧ и СПИДа. (К обсуждению этих противоречий мы обратимся во второй части доклада).

Теперь, собственно, обратимся к тому явлению, которое, на мой взгляд, можно отнести к мифам. Часть церковной общественности достаточно критично относится к служению Церкви в сфере нами обсуждаемой. Особенно критично отношение к деятельности тех церковных и церковно-общественных структуры, которые сотрудничают с международными, в основном, западными организациями.

Приведу один пример: в статье Владимира Потиха «Церковь и ВИЧ/СПИД» круглый стол «Участие Русской Православной Церкви в профилактике и борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа», который проходил, в рамках XIII Международных Рождественских чтений, назван «вражеским проникновением» (опять все та же риторика борьбы и боя). Я думаю, что Владимир и нашу конференцию мог бы назвать подобным наименованием.

Но вернемся к мифу. Итак, церковные и церковно-общественные структуры, сотрудничающие с международными организациями, проводят под прикрытием социального служения политику, которая направлена на разрушение традиционных, христианских ценностей, по сути, являясь агентами влияния международных организаций. Опять обратимся к статье Владимира Потиха: «…особенную тревогу вызывают финансируемые мировым СПИД-истэблишментом попытки внедрения своих анти-СПИД программ в пастырскую и диаконическую практику Русской православной церкви. Воплощение этих программ роняет высокий авторитет Церкви, вызывает справедливые протесты священства и мирян на местах, чреватые церковными нестроениями».

В своем докладе, может быть, я немного утрирую ситуацию, сгущаю краски. Но только для того, чтобы подчеркнуть нелепость подобных обвинений. Сама наша конференция, в том числе, и программы по профилактике ВИЧ, с которыми мы ознакомимся на конференции, являются опровержением вышеозначенного мифа.


СПИД - диссиденты

Теперь обратимся к еще одному мифу – «СПИД-диссиденты». И начнем рассматривание этого мифа с его опровержения.

Более 5000 ученых всего мира подписали Дурбанскую декларацию, в которой в очередной раз подтверждается, что ВИЧ является причиной СПИДа. Для обеспечения полной объективности и материальной незаинтересованности ученых и врачей, работающих на фармацевтические компании, попросили не подписывать Декларацию. В частности, в Дурбанской Декларации говорится:

«О том, что СПИД вызван вирусами ВИЧ-1 и ВИЧ-2, свидетельствуют четкие, исчерпывающие и недвусмысленные факты, соответствующие строгим научным стандартам. Эти факты отвечают тем же критериям, что и при других вирусных заболеваниях, таких, как полиомиелит, корь и ветрянка:



  • Пациенты с синдромом приобретенного иммунодефицита, независимо от места своего проживания, инфицированы ВИЧ.

  • В отсутствие лечения у большинства людей с ВИЧ-инфекцией через 5-10 лет появляются признаки СПИДа. ВИЧ-инфекцию обнаруживают в крови путем выявления антител или генных цепочек, либо посредством изоляции самого вируса.

  • Эти тесты настолько же надежны, насколько надежны любые тесты, предназначенные для выявления других вирусных инфекций.

  • У людей, которым перелили ВИЧ-инфицированную кровь или кровепродукты, развивается СПИД, в то время, как у людей, которым перелили незараженную или проверенную кровь, СПИД не развивается.

  • Большинство детей, у которых развивается СПИД, рождены от ВИЧ-инфицированных матерей. Чем выше вирусная нагрузка у матери, тем выше риск того, что ребенок будет инфицирован.

  • В лабораторных условиях ВИЧ заражает те же самые белые клетки крови (лимфоциты CD4) количество которых снижается у людей, больных СПИДом.

  • Лекарственные препараты, блокирующие репликацию (размножение) ВИЧ в пробирке, также снижают вирусную нагрузку у пациентов и замедляют переход заболевания в стадию СПИДа. Там, где лечение доступно, благодаря нему снизилась смертность от СПИДа более чем на 80%».



  • Несмотря на убедительные доказательства, есть люди, в том числе, некоторые ученые, которые отрицают вирусную природу СПИДа. Некоторые из них согласны, что ВИЧ существует, но не верят, что он вызывает СПИД. Другие допускают, что ВИЧ - одна из причин СПИДа, но не единственная и не главная. Третьи вообще не верят, что существует вирус иммунодефицита человека, - ВИЧ. Некоторые из этих людей искренне заблуждаются. Другие преследуют собственные (политические, конъюнктурные) цели. (По материалам сайта mailto:site@aids.ru).

  • Заметим, что в данной декларации даже не рассматривается отрицание существования ВИЧ. По- видимому, подобное отрицание выносится за рамки научного обсуждения.

  • В нашей российской действительности проявилась как раз крайняя степень СПИД-диссидентства – ВИЧ-диссидентство. ВИЧ-диссиденты – это те, кто отрицает существование ВИЧ. Типичный пример – это отрывок из статьи Германа Петелина: «ВИЧ - самая крупная медицинская афера XX века», подзаголовок: «В мире нет ни одного специалиста, который видел вирус, считает иркутский ученый».

  • «- Я вскрывал и исследовал умерших наркоманов, большинство из которых состояли на учете в Иркутском СПИД-центре как ВИЧ-инфицированные, - рассказывает иркутский врач-патологоанатом, кандидат медицинских наук Владимир Агеев. - И все они умерли не от какого-то СПИДа, а от вполне реальных болезней - сепсиса, гепатитов, туберкулеза. Следов ВИЧ я не нашел. Между тем, любой вирус оставляет в организме свой след. Впрочем, в мире вообще нет специалистов, которые видели вирус СПИДа. Просто потому, что... его не существует. Это чудовищная медицинская мистификация!
    Сегодня точку зрения Агеева поддерживают более 6000 ученых-медиков. Они тоже считают, что вируса СПИДа не существует. Синдром иммунодефицита человека вызывают десятки болезней, нищета, недоедание, радиация, СВЧ-излучение, употребление наркотиков, но только не вирус.
    - Синдром иммунодефицита человека был открыт задолго до мифического вируса СПИДа, - объясняет врач с 25-летним стажем Ирина Сазонова. - Еще 30 лет назад существовал список болезней, которые разрушают иммунную систему человека. Сейчас этот список расширился. Но все попытки представить ученой общественности вирус СПИДа оказались провальными. А если нет вируса, то, как его можно диагностировать? Даже сами первооткрыватели СПИДа, французский доктор Люк Монтанье и американец Роберт Галло, признались в том, что не могут подтвердить его существование».

  • Какова же, по мнению ВИЧ-диссидентов, цель этого «глобального обмана». Обогащение мировых фармакологических корпораций и пресловутого СПИД-истэблишмента. А так же продавление через СПИД-сервесные организации определенных программ и установок. В России эти установки направлены на разрушение традиционных духовно-нравственных ценностей, и в конечном итоге, на разрушение России.

  • В свете вышесказанного, АРВ-терапия становится – «убийственной терапией», которая, решительным образом разрушает здоровье человека.

  • Этот миф приводит к печальным последствиям. Часто адептами этого заблуждения становятся родственники ВИЧ-инфицированных или сами ВИЧ-инфицированные, и психологически это объяснимо. К сожалению, фиксируются случаи, когда под воздействием проповеди ВИЧ-диссидентов, ВИЧ-инфицированные отказываются от приема АРВ-терапии, с соответствующими результатами этого отказа.

Воцерковление как исцеление

Следующий миф заключается в том, что болящий обретя веру в Бога, чуть ли не автоматически получает и исцеление от ВИЧ. Приведу цитату из интервью одного известного и уважаемого священника: «Я занимаюсь проблемами наркомании и ВИЧ-инфекции давно. И я видел, как ВИЧ-инфекция переходит в СПИД. Видел, но только в нехристианской среде. В христианской среде я не знаю ни одного случая, чтобы ВИЧ переходил в СПИД. Он либо остается с человеком до конца жизни, либо исчезает, как это случилось у Кати. Вы сказали о трех случаях исцеления.… А я вам скажу, что не три, и даже не десять, а гораздо больше таких случаев». Я тоже занимаюсь проблемами наркомании и ВИЧ-инфекции давно. Практически с самого начала эпидемии ВИЧ в России оказываю помощь ВИЧ-инфицированным. Мы верующие люди верим в чудеса. И, конечно, возможно чудо исцеления от ВИЧ. Но к моему величайшему огорчению, я за все годы своей деятельности не встречал, ни одного достоверного случая исцеления от ВИЧ.

Это заблуждение мы можем услышать и из архиерейских уст. Приведу слова одного из епископов нашей Церкви: «ВИЧ-инфицированные люди, если возвращаются к православной жизни, если они восстанавливают гармонию между душой и телом, между правилами жизни по заповедям Божиим и своей личной жизнью - то у них регулируется состояние телесное и ВИЧ-инфекция исчезает». И еще: «…заболевание ВИЧ-инфекцией и СПИДом - это наказание Божие, это следствие безнравственной, беззаконной жизни. И стоит возвратиться к жизни нравственной, следовать закону Божиему - жить во Христе и с Христом, как эти болезни исчезают». При всем уважение к архиерейскому сану отмечу некомпетентность вышеозначенных слов. Неправильно связывать воцерковление с выздоровлением, из первого совершенно не следует второе. Ложная надежда может привести к глубокому духовному кризису. Так же отмечу, что в некоторых ситуациях вообще не полезно избавление от недуга.

ВИЧ-террористы

Существует достаточно распространенное мнение, что есть, чуть ли не группы ВИЧ-инфицированных, которые занимаются ВИЧ-терроризмом. То есть, эти болящие в публичных местах через зараженные иглы инфицируют других людей.

Теоретически, такая возможность существует, ибо и в среде ВИЧ-инфицированных, как и в среде обычных людей, мы можем встретить психически больных. Но в действительности она мало вероятна. В ходе своей пастырской деятельности, в том числе, и принимая исповеди ВИЧ-инфицированных, ни разу не встречал даже помыслов о подобном. Скорее, можно говорить о ситуациях, когда происходит инфицирование через плотские отношения. При этом ВИЧ-инфицированный не говорит о своем диагнозе, не из желания заразить, а из боязни потерять расположение ближних. Подобное порой происходит, но это нельзя назвать ВИЧ-терроризмом.

Участие ВИЧ-инфицированных в таинствах.

Последнее, на чем я хотел бы остановиться в первой части доклада, – это участие ВИЧ-инфицированных в приходской жизни, и более узко, - в таинствах Церкви. В начале эпидемии по этому вопросу в Церкви можно было встретить разногласие и смущение. Основываясь на отсутствии информации, возникали заблуждения. В том числе, были предложения проводить для ВИЧ-инфицированных отдельные богослужения. Создавать для болящих отдельные приходы. Споры вызывал и вопрос Причащения. С принятием Церковью Концепции участия Русской Православной Церкви в борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа и работе с людьми, живущими с ВИЧ/СПИДом, этот вопрос разрешен вполне определенно. Приведу цитаты: «Тем, кто уверовал во Христа и очищен Таинством Покаяния, не может быть возбранен вход в Царство; в том числе и ВИЧ-инфицированный не может быть отлучаем от участия в Таинстве Евхаристии». «С медицинской точки зрения (при условии отсутствия у больного открытых кровоточащих ран), нет препятствий для совершения Таинства Крещения над ВИЧ-инфицированным в приходском баптистерии. Также нет препятствий для совершения над такими больными Таинств Миропомазания и Елеосвящения. То же самое справедливо относительно причащения ВИЧ-инфицированных, а также целования ими икон и иных святынь». «С уважением относясь к медицинским рекомендациям, верующие помнят, что Крещение — это не «прием общей ванны», но церковное Таинство, и вода для его совершения освящается. То же касается и прикосновения верующих к святыням, и прежде всего, приобщения высочайшей Святыни — Тела и Крови Христовых. По глубочайшему убеждению многих поколений верующих, передача инфекции через лжицу, погружаемую в истинную Кровь Христову, невозможна».



Часть вторая.

В первой части мы рассмотрели некоторые мифы и заблуждения, относящиеся к проблематике ВИЧ/СПИДа. Теперь перейдем к действительно существущим проблемам. В рамках этого выступления мы не сможем охватить все. Остановимся на теоретических, вернее, идеологических аспектах деятельности, связанных с борьбой с распространением ВИЧ/СПИДа, и работе с ВИЧ-инфицированными. Первое, на чем мы остановимся - это чрезмерное внимание к теме ВИЧ/СПИДа. Внимание это носит как негативный характер: истерия в обществе, страх перед всем, что связано с ВИЧ и проч. Так, вроде бы, и позитивный: Всестороннее обсуждение этой темы, множество соц. проектов в этой области. Программы профилактики, программы вторичной профилактики. Проекты, работающие со всеми группами риска. ВИЧ и дети. Соц. соправождение болящих и многое, многое другое. И все эти программы нужны и необходимы, но присутствует несоразмерность. В современной жизни России есть и множество не менее важных проблем, которым оказывается гораздо меньше внимания. Еще раз подчеркну, что работа в проблематике ВИЧ/СПИДа необходима, и хорошо, что она ведется, но так, же явно видна несоразмерность. В том числе, и в церковной деятельности. Пример: есть концепция участия Русской Православной Церкви в борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа и работе с людьми, живущими с ВИЧ/СПИДом, но как много, может быть, и более острых вопросов, по которым нет подобного церковного документа. В часности, наркозависимость, алкогольная зависимость и др. Это замечательно, что у нас есть эта концепция. Я подчеркиваю несоразмерность. Невольно возникают вопросы: Почему присутствует данная несоразмерность? Чем обусловлено такое положение дел? Предлагаю ответы на эти вопросы найти в ходе нашей конференции. Я только обозначил тенденцию. Теперь перейдем к главной теме этой части доклада. Противоречия между христианским и светским подходами к решению проблем ВИЧ/СПИДа. Разбирая эту тему, я буду пользоваться, в основном, двумя источниками: работой социолога Петра Мейлахса «Социологические, политологические и идеологические аспекты аддиктологии» - (несмотря на то, что данная работа посвящена вопросам наркозависимости, она интересна и в наших рассуждениях, так как освещает общие тенденции в развитии принципов социального служения), и вторым источником - Декларацией о правах и достоинстве человека Х Всемирного Русского Народного Собора. В своей работе Мейлахс пишет: «Именно идеология и политика определяют основные пути решения проблемы наркотиков, а эмпирические данные, как правило, служат лишь инструментом их оправдания и придания легитимности». Верное наблюдение, но не совсем верно расставлены акценты. Эмпирические данные, а здесь под ними подразумеваются научные исследования, не отделимы от идеологии. Социальные проблемы: наркомания, ВИЧ и проч., их решение, их изучение невозможно отделить от всего остального бытия человечества. Они часть этого мира. В мире все взаимосвязано. Нет соц. проблем вне политики и идеологии. И решение соц. проблем обязательно базируется на той или иной идеологии. А религиозное сознание отмечает, что в мире все, так или иначе, соотносится с верой, и, в конечном счете, с Богом. Христос есть мера всего.

Итак, вернемся к противоречиям между христианским и светским подходами к решению проблем ВИЧ/СПИДа. К сожалению, далеко не все осознают неразрывность соц. проблем и идеологии, еще меньше специалистов работающих в СПИД-сервисных организациях (государственных и негосударственных) осознают необходимость духовного видения этих проблем. Особое внимание обратим на то, что вопросы, связанные с ВИЧ, затрагивают настолько обширные области общественной жизни, что не только не могут, но и не должны решаться только СПИД-сервисными организациями. Светский подход к проблемам ВИЧ/СПИДа неоднороден. По крайней мере, возможно разделение на два направления. Первое направление – государственные медицинские учреждения. Второе - негосударственные и некоммерческие организации. Государственная политика в этих вопросах значительно консервативнее. Это обусловлено отчасти косностью и неповоротливостью гос. структур,, отчасти вообще переходом государства к более консервативной идеологии.

В свою очередь, подавляющее большинство НГО и НКО, бездумно копируя западные схемы, в полноте восприняли либеральный подход к решению проблем ВИЧ/СПИДа. Механизм копирования достаточно прост. Финансируются рассматриваемые организации западной стороной. Соответственно финансируются определенные проекты. На западе либеральные ценности формировались в течение долгих лет, и во многом именно на них базируется жизнь западного общества. Ученый-социолог Э. Дюркгейм (2002) писал по этому поводу: «Если, например, в известный момент общество в целом теряет из виду священные права индивида, то нельзя ли его поставить на место, напомнив ему, насколько уважение этих прав тесно связано со структурой великих европейских обществ, с нашей ментальностью в целом, так что отрицать эти права под предлогом общественных интересов — значит отрицать наиболее существенные общественные интересы?» Наверное, следует напомнить, что основа либерализма – это свобода личности. Классическим сочинением, «манифестом либерализма» является трактат социального мыслителя Дж. С. Милля «О свободе», содержащий, в частности, следующие слова: «Единственным принципом, на основании которого человечество (индивидуально или коллективно) имеет право вмешиваться в свободу действий любого из своих членов, — это самосохранение. Единственной целью, во имя которой справедливо может быть применена власть над членом цивилизованного сообщества и против его воли, является предотвращение вреда другим. Его собственное благополучие, физическое или ментальное — недостаточное основание для применения власти» (Mill, 1859). В жизнь российского общества либеральные ценности вошли буквально за десятилетия. Что не могло не вызвать конфликты и противодействие. Для многих либеральные идеи становятся фактором дестабилизации и угрозы. И действительно, некоторые высказывания либералов пугают. Приведу еще одну цитату Дюркгейма (Мейлахс делает эту цитату эпиграфом): «Мы ... совсем не обязаны в области морали покорно подчиняться общественному мнению. В некоторых случаях мы можем считать себя даже как бы призванными восставать против него. В самом деле, может случиться так, что, основываясь на каком-то из мотивов, которые только что были указаны, мы сочтем своим долгом бороться против моральных идей, которые, с нашей точки зрения, устарели, являются уже не более чем пережитками».

После таких слов не удивляешься высказываниям Мейлахса подобным этому - «Любое сообщество характеризуется определенными моральными границами и не может существовать без них. Так, для либерального общества фашизм и расовая нетерпимость — такие же «загрязняющие» феномены, как наркотики или сексуальные меньшинства для тоталитарных обществ».

К сожалению, данный подход к решению проблем ВИЧ/СПИДа в полноте осуществляется НГО и НКО. Что бы не быть голословным снова обращусь к цитатам. В этот раз цитаты мною взяты из материалов русскоязычного портала о ВИЧ/СПИДе (AIDS.ru) в разделе «Права человека и ВИЧ».

«К примеру, государство должно предотвратить попытки консервативных религиозных групп лишить молодежь доступа к половому просвещению».

«Самые различные группы населения оказываются по тем или иным причинам лишены права на сохранение здоровья. Подростки и молодые люди оказываются лишенными доступа к адекватной информации о безопасном сексуальном поведении. Зависимость от мужчины, лишает женщину контроля за своей безопасностью с точки зрения ВИЧ. Криминализация мешает потребителям наркотиков защитить себя от ВИЧ. Предрассудки и преследования загоняют геев в подполье, не давая им возможности адекватно заботиться о своем здоровье».

Переведя с языка намеков на язык утверждений, мы увидим призыв к легализации греха. Разврата, наркомании и садомии. В этой части доклада я не сгущаю краски. Я просто описываю реальные факты. В 2006 году участвуя в одной из самых крупных конференций, проходивших в Росии по ВИЧ/СПИДу, где присутствовало более двух тысяч участников из более чем 50 стран, я был свидетелем призывов к легализации наркотиков, а так же наблюдал по сути пропаганду сексуальных извращений.

На чем основываются эти печальные проявления либерального подхода к решению проблем ВИЧ/СПИДа. На отсутствие духовного видения данной проблематике. Прекрасной альтернативой этому бездуховному подходу может стать Декларация о правах и достоинстве человека Х Всемирного Русского Народного Собора. В одном из интервью посвященном итогом Собора Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл подчеркнул: «…наш Собор никоим образом не отверг идею прав человека. Он признал ее ценность, но отметил: одних только прав и свобод будет недостаточно … Неотъемлемые права и свободы человека, как политические, так и социальные, культурные и иные, могут реально работать и стать действительно универсальными только в том случае, если эти ценности будут соединены с системой морали, если понятие нравственной ответственности личности будет включено в корпус прав и свобод человека».

Далее я приведу текст декларации он сравнительно небольшой, но имеет исключительное значение.



Декларация о правах и достоинстве человека Х Всемирного Русского Народного Собора.

Сознавая, что мир переживает переломный момент истории, стоит перед угрозой конфликта цивилизаций, по-разному понимающих человека и его предназначение, - Всемирный Русский Народный Собор от имени самобытной русской цивилизации принимает настоящую декларацию.



Человек как образ Божий имеет особую ценность, которая не может быть отнята. Она должна уважаться каждым из нас, обществом и государством. Совершая добро, личность приобретает достоинство. Таким образом, мы различаем ценность и достоинство личности. Ценность – это то, что дано, достоинство – это то, что приобретается.

Вечный нравственный закон имеет в душе человека твердую основу, не зависящую от культуры, национальности, жизненных обстоятельств. Эта основа заложена Творцом в человеческую природу и проявляется в совести. Однако голос совести может быть заглушен грехом. Именно поэтому различению добра и зла призвана содействовать религиозная традиция, имеющая своим Первоисточником Бога.



Мы различаем две свободы: внутреннюю свободу от зла и свободу нравственного выбора. Свобода от зла является самоценной. Свобода же выбора приобретает ценность, а личность - достоинство, когда человек выбирает добро. Наоборот, свобода выбора ведет к саморазрушению и наносит урон достоинству человека, когда тот избирает зло.

Права человека имеют основанием ценность личности и должны быть направлены на реализацию ее достоинства. Именно поэтому содержание прав человека не может не быть связано с нравственностью. Отрыв этих прав от нравственности означает их профанацию, ибо безнравственного достоинства не бывает.

Мы - за право на жизнь и против «права» на смерть, за право на созидание и против «права» на разрушение. Мы признаем права и свободы человека в той мере, в какой они помогают восхождению личности к добру, охраняют ее от внутреннего и внешнего зла, позволяют ей положительно реализоваться в обществе. В этом свете нами уважаются не только гражданские, политические права и свободы, но также социальные, экономические и культурные права.

Права и свободы неразрывно связаны с обязанностями и ответственностью человека. Личность, реализуя свои интересы, призвана соотносить их с интересами ближнего, семьи, местной общины, народа, всего человечества.

Существуют ценности, которые стоят не ниже прав человека. Это такие ценности как вера, нравственность, святыни, Отечество. Когда эти ценности и реализация прав человека вступают в противоречие, общество, государство и закон должны гармонично сочетать то и другое. Нельзя допускать ситуаций, при которых осуществление прав человека подавляло бы веру и нравственную традицию, приводило бы к оскорблению религиозных и национальных чувств, почитаемых святынь, угрожало бы существованию Отечества. Опасным видится и «изобретение» таких «прав», которые узаконивают поведение, осуждаемое традиционной моралью и всеми историческими религиями.

Мы отвергаем политику двойных стандартов в области прав человека, а также попытки использовать эти права для продвижения политических, идеологических, военных и экономических интересов, для навязывания определенного государственного и общественного строя.

Мы готовы к сотрудничеству с государством и со всеми благонамеренными силами в деле обеспечения прав человека. Особыми областями такого сотрудничества должны стать сохранение прав наций и этнических групп на их религию, язык и культуру, отстаивание свободы вероисповедания и права верующих на свой образ жизни, противостояние преступлениям на национальной и религиозной почве, защита личности от произвола властей и работодателей, попечение о правах военнослужащих, охрана прав ребенка, забота о людях, находящихся в местах заключения и социальных учреждениях, защита жертв деструктивных сект, недопущение тотального контроля над частной жизнью и убеждениями человека, противодействие вовлечению людей в преступность, коррупцию, работорговлю, проституцию, наркоманию, игроманию.

Мы стремимся к диалогу с людьми разных вер и взглядов по вопросам прав человека и их места в иерархии ценностей. Сегодня такой диалог, как ничто другое, поможет избежать конфликта цивилизаций, достичь мирного сочетания на планете различных мировоззрений, культур, правовых и политических систем. От того, насколько людям удастся решить эту задачу, зависит их будущее.

На этом разрешите закончить доклад. Спасибо за внимание и терпение.

 священник Максим Плетнев.

27 февраля 2008 год.