Проблемы и перспективы развития финансово-кредитной системы России - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Административное судопроизводство: проблемы и перспективы противоречия... 1 159.61kb.
Otkritieinfo ru Перспективы развития современной филологии материалы... 10 1808.48kb.
2. Структура и объем дисциплины 1 664.78kb.
Перспективы устойчивого развития Бразилии Кафедра 5 705.96kb.
Ix всероссийская конференция «Информатизация образования: опыт, проблемы... 1 36.11kb.
Женское и мужское языковое поведение: проблемы и перспективы лингвистического... 1 62.46kb.
И. И. Котляр права человека и высшая школа концептуальные основы... 14 3019.58kb.
Уроках биологии. Урок-лекция: «Генетика человека: проблемы, поиски... 1 110.47kb.
"Эволюция мировой банковской системы в условиях развития информационных... 5 588.45kb.
1. Основные проявления кризиса Финансово-экономический кризис на... 1 131.75kb.
«Актуальные проблемы развития и истории технических, естественных... 13 1271.6kb.
В. И. Александрова основная образовательная программа начального... 12 2688.78kb.
Инструкция по работе с сервисом «sms-платеж» 1 218.94kb.

Проблемы и перспективы развития финансово-кредитной системы России - страница №1/1



Г.А.Тосунян


Президент Ассоциации российских банков, доктор юридических наук, профессор

"Проблемы и перспективы развития финансово-кредитной системы России"
Мы рассмотрим перспективы развития финансово-кредитной системы, в том числе под углом зрения того, как внешние события могут повлиять на российский рынок. Хочу сразу оговориться, что я противник термина "кризис", особенно в отношении финансового рынка. Но когда это не касается России, а внешних условий, можно называть все своими именами. Однако в самом термине содержится некая провокация кризисных явлений, и поэтому лучше использовать его очень аккуратно.

В то же время кризисные явления могут не только носить в себе негативные последствия для отдельных сегментов мирового рынка, но и содержать в себе позитив. Даже когда на протяжении почти полугода на финансовых рынках наблюдается очень серьезная турбулентность (если заменить слово «кризис»).

Мы заявляем о том, что эту ситуацию можно и нужно использовать не только, чтобы укрепить финансовое положение самой России, но и вывести наше государство на принципиально иной уровень – сделать его финансово развитой страной, привлечь не только больше инвестиций, но и развить инфраструктурные элементы финансового рынка.

Год назад АРБ выдвинула тезис о том, что Россия может и должна стать финансово развитой державой, а Москва – одним из мировых финансовых центров. И, получив поддержку Правительства Москвы, АРБ развернула работу по организации специальной международной конференции, которая пройдет 26 мая с приглашением руководителей ведущих финансовых центров (Лондон, Цюрих, Франкфурт-на- Майне, Нью-Йорк, Сингапур и др.).

Это – наша аргументированная позиция, потому что на постсоветском пространстве наблюдается острая потребность иметь, как минимум, один, а в перспективе, может быть, несколько финансовых центров. Москва, конечно, должна максимально претендовать на эту роль с учетом того, что сегодня Россия - самая ведущая в финансовом отношении из всех постсоветских стран.

В столице сконцентрировано более 80% банковского капитала, есть развитая финансовая инфраструктура. При этом мы исходим из тезиса, что становление Москвы, как мирового финансового центра, повлечет за собой развитие в финансовом отношении и других регионов страны.

Надо учесть все преимущества, которые есть, в том числе и языковые, и географические, и то, что Россия – единственная страна, которая простирается на одиннадцать часовых поясов, а для финансового мира это имеет принципиальное значение. Мы можем работать практически в непрерывном режиме на международных рынках.

Когда мы говорим о состоянии российской финансовой системы, в первую очередь, конечно, банковской, то делаем акцент на том, что, добиваясь должного роста финансовой составляющей России и развития ее инфраструктуры, мы фактически ставим целью подъем экономического уровня России и, соответственно, качества жизни россиян. Тогда и не будет вопросов об "утечке" капитала, а наоборот появится стремление диверсифицировать это развитие по всем регионам.

Поэтому Программа банкизации России (это краткое наименование программы "Национальная банковская система 2010-2020", которую два года назад на съезде приняла Ассоциация российских банков) уже не вызывает такого непонимания, как год или два назад.

Фактически эта программа легла в основу обсуждения роли банковской системы в реализации национальных проектов и социально-экономическом развитии регионов на заседании президиума Госсовета Российской Федерации, которое прошло в конце 2006 года. Ее основные моменты были изложены в поручениях Президента России Правительству, Центральному банку и АРБ. Некоторый сдвиг в понимании того, что финансовый рынок, а не, как часто говорят, реальный сектор, является важнейшей составляющей экономики, уже достигнут.

На протяжении последних 6-7 лет мы наблюдаем устойчивый рост как в экономике, так и в банковской системе. Причем, иногда заявляют, что темпы роста банковских показателей чрезмерно высоки. Считаю, что банковская система и должна расти опережающими темпами.

Чтобы достичь 8% прироста ВВП, нужно обеспечить не менее 25-30% роста активов и капитала и других параметров банковской системы. А учитывая состояние основных фондов, необходимость инвестиций в новые отрасли, финансовые ресурсы следует, на наш взгляд, увеличивать вдвое больше. Поэтому нет ничего удивительного в том, что при 8,1% роста ВВП в 2007 году мы имеем рост активов банков почти на 50%, а их капитализации – на 58%. В предыдущие годы эти показатели увеличивались на 40%, 35%, даже 43% было, но такого прибавления, как в 2007 году, мы не достигали. Это, конечно, рекорд. По крайней мере, пока.

В то же время, когда говорим о приросте ВВП, не надо забывать, что по абсолютным показателям мы довольно сильно отстаем от многих экономически развитых стран. Причем не только по абсолютным, но и по относительным показателям. Например, от Швейцарии, Германии, Великобритании отстаем в 5-6 раз по ВВП на душу населения, от Норвегии - в 9 раз.

Китай на протяжении 20 лет развивается при 10% роста ВВП, и то он пока только-только входит в число стран, с которыми уже начинают считаться. Мы, наоборот, отстаем по ВВП в 10-20 раз от США, от каждой из европейских стран в 5-6 раз.

Вообще говоря, при соответствующем наличии природных ресурсов и при масштабах нашей страны, мы могли бы претендовать на другой уровень жизни и на другой уровень ВВП. Тем более, что когда говорим о ВВП на душу населения, то это "усредненная температура по больнице", а учитывая высокое социально-экономическое расслоение граждан по стране, понятно, что эта цифра на самом деле еще выше. Потому что в той же Норвегии, где приходится 79 тыс. долларов на душу населения, расслоение граждан ничтожно мало. Тогда как в России оно превышает все допустимые пределы.

В то же время динамика роста банковских показателей внушает достаточно большой оптимизм, потому что главный смысл развития финансово-кредитной сферы в том, что она предоставляет доступ широкому кругу граждан, предпринимателей и участников рыночных отношений к финансовым ресурсам и дает им шанс самим изменить свое материальное состояние.

Основная идея, которая заложена в Программу банкизации России, как раз и заключается в том, чтобы сделать максимально доступными кредиты как по географии, по отраслям экономики, так и по цене, чтобы люди могли начать и развивать собственное дело, чтобы предприятия могли обновлять основные фонды и чтобы, наконец, граждане могли решать свои бытовые проблемы.

Поэтому сегодня, когда говорят о развитии ипотеки и потребительского кредитования в нашей стране, обращают внимание на очень хорошие темпы роста: за последние 6-7 лет объемы потребительского и ипотечного кредитования практически ежегодно удваивались. В то же время не следует переоценивать эти достижения, потому что уровень по ипотеке, которого мы достигли, на сегодняшний день составляет менее 2% от ВВП.

Мы умудряемся отставать не только от ведущих государств по ипотечному кредитованию, но и от стран постсоциалистического пространства, которые тоже начинали с низкого старта, как и Россия. К примеру, в Польше объем ипотеки составляет 5,5% к ВВП, в Литве – 5,7%, в Латвии – 11%, в Эстонии – 16% к ВВП. Если посмотрим на другие страны, то в Португалии и Швеции – 52%, в США – 64% к ВВП, а в Нидерландах – 111% к ВВП.

Эти параметры четко коррелируются с тем, что мы видим, когда приезжаем в страну, где соответствующим образом стимулируется тот или иной вид кредитования. Например, в Канаде, которая в середине пятидесятых годов специально приняла программу обеспечения малоимущих жильем, за два с половиной десятка лет эта проблема была решена. Специальное государственное агентство страховало кредиты, причем с процентами, и за счет этого добилось минимизации ставок по кредитованию. Банки активно кредитовали малоимущих, зная, что за этим стоит гарантия государства.

Еще более наглядны абсолютные показатели по России: у нас на душу населения приходится 116 евро ипотечных кредитов. При этом наблюдается очень сильный разброс по России: Москва, естественно, является лидером – 180 евро на душу населения, а в Пскове приходится всего 31 евро на душу населения. В то же время в США достигли 212 тысяч евро на душу населения, то есть превышение составляет 2000 раз; в Швейцарии – 54 тыс. евро на душу населения, в Нидерландах – 23 тыс. евро и т.д.

Масштабы настолько не соизмеримы, что когда у нас законодательные или некоторые исполнительные ведомства говорят, что нужно ввести как можно больше ограничений, чтобы ипотечное кредитование не привело к кризисным явлениям и потом не было негативных последствий, особенно когда речь заходит об инфляции, невольно хочется задать вопрос: понимают ли они на каком уровне развития мы находимся и сколько нужно еще расти, чтобы достичь уровня тех стран, которые я упоминал.

Так что нельзя тормозить кредитование под благовидными предлогами, вроде борьбы с инфляцией. Когда речь заходит о потребительском кредитовании, порой раздувают истерию и ажиотаж по поводу того, что наблюдаются огромные суммы невозврата. Говорят, что нужно усложнить процедуру отчетности под предлогом борьбы с отмыванием и криминалом. Защищая дольщиков, усложняют процедуру получения и выдачи ипотечных кредитов. Соответственно, коммерческое кредитование тоже находится под большим надзорным давлением. И все это в целом ограничивает темпы роста кредитования.

Уверен, что нет прямого воздействия заимствований кредитных средств на инфляцию, а, если говорить о долгосрочных кредитных вложениях, они как раз приводят к созданию условий для роста ВВП и условий для связывания денежной массы. А когда мы фактически развиваем только краткосрочный спекулятивный рынок и увеличиваем объем средств, выдаваемых через соответствующие фонды, это приводят к очень быстрому всплеску и инфляции, и коррупции, и неэффективному производству.

И еще один важный тезис, заложенный в Программу банкизации, о котором хотелось бы сказать. Мы должны (и, в первую очередь, для себя) определить, идем ли по пути развития экономики, основанной на принципах кредитования, на развитой финансовой инфраструктуре, которая дает соответствующую подпитку всем регионам и отраслям и каждому отдельному гражданину, или остаемся на пути советской системы экономики, когда все распределяется из фондов?

За последние 3 года у нас в 6 раз выросли объемы средств, находящихся в распоряжении Правительства и его фондов. А объемы банковских активов увеличились только в 2,8 раза, причем: год назад я, соответственно, приводил такие цифры – за 3 года рост составлял в 5 и в 2.4 раза. То есть, мы явно идем по пути сужения объемов кредитования и расширения государственного распределения.

Интересно, что на инфляционные процессы большее воздействие оказывают именно те средства, которые распределяются из государственных источников, потому что они очень быстро попадают на потребительский рынок. И направляясь в инвестиционные проекты, имеют весьма сомнительную эффективность и по срокам, и по возврату, и по соответствующим нормативам.

Последние события, связанные с кредитованием, показывают, что если мы и имели в последние годы довольно хороший рост экономики, то достигли его вопреки тому, что на внутреннем рынке кредитные ресурсы были в значительной степени изъяты из финансовых ресурсов. Особенно это относится к долгосрочным ресурсам: пенсионным, социальным, страховым и другим фондам.

Благодаря тому, что в стране был большой объем внешних заимствований, мы добились роста экономики. И если сейчас имеем определенные проблемы с ними, то это очень серьезным образом может сказаться на нашем рынке, если не используем внутренние резервы.

Здесь мы очень надеемся на то (по формуле "не было бы счастья, да несчастье помогло", когда с августа прошлого года резко сократились внешние источники, и. соответственно, негосударственные банки стали сильно сокращать объемы кредитования), что это, тем не менее, может "пробить брешь" в сознании лиц, принимающих решения. Нужно вернуть в кредитный оборот пенсионные, социальные и страховые фонды, а также те спецфонды, которые были созданы именно с целью их использования через механизм кредитования, а не государственного инвестирования. Потому что это более эффективный способ управления средствами.

Мы обращаем также внимание на проблему, которая с каждым годом становится еще более актуальной. Сегодня в добывающих отраслях наблюдается 53% износа основных фондов, причем 22% - абсолютный износ, на этом оборудовании просто нельзя работать. Соответственно, в обрабатывающей промышленности 48% износа основных фондов, в энергетике и газовой отрасли – 53%. Хотя газовая и нефтяная отрасли в отдельных случаях очень здорово обновляются и есть сдвиги вперед. Но в целом цифры таковы.

В то же время, когда рассматриваем структуру источников финансирования и капиталовложений предприятий, видим, что в основном предприятия финансируются за счет собственных средств. Они на 45% инвестируют свои деньги и всего лишь 7% средств поступает за счет внутренних кредитов на российском рынке. Еще примерно 1% составляют кредиты, привлеченные из-за рубежа для наиболее крупных предприятий, поскольку валютная демократизация позволила кредитоваться напрямую за границей. То есть, в принципе кредитные механизмы работают слабо, а за счет собственных средств динамика роста, естественно, не может быть на должном уровне.

Сегодня у нас есть и такие параметры, которые внушают определенные оптимизм и устойчивость. Мы на третьем месте по золотовалютным резервам Центробанка. Это, с одной стороны, хорошо, с другой – эти средства также изъяты из кредитного оборота. Так что здесь есть предмет для обсуждения.

Стало притчей во языцех то, как используются соответствующие фонды. Российские предприятия выталкиваются искусственно на рынки внешнего кредитования под 6% или 8%, а иногда и 10% годовых, в то же время, как наши средства размещаются под 3.5-4% годовых на этих же рынках.

7 февраля в Правительстве под председательством В.А.Зубкова состоялось заседание, инициированное Ассоциацией российских банков. Из 15 человек со стороны банковского сообщества треть были докладчиками, это руководители Росбанка, ВТБ, Газпромбанка, банка "Траст", потом в процессе обсуждения к ним присоединился руководитель Сбербанка.

Доклад был коллективный, и получилось, что два бывших министра (финансов и экономики) объясняли нынешнему Правительству, что без кредитования мы не сможем удержать соответствующие темпы роста. Правительство эту позицию поддержало.

Мы доказывали, что на самом деле увеличение объемов кредитования за счет вовлечения долгосрочных кредитных ресурсов если как-то и повлияет на инфляцию, то в пределах 0,3% в течение года и только неизвестно, в плюс или в минус.

Зато, если не сможем расширить кредитование, то, во-первых, заведомо поставим под угрозу экономический рост. Во-вторых, лишаем себя возможности использовать эту благоприятную ситуацию, чтобы на фоне внешних проблем развитых стран показать высокую динамику роста экономики России и, тем самым, привлечь ресурсы не только тех, кто приходит к нам со спекулятивными целями, но и тех, кто все-таки выберет Россию как одну из финансово развитых стран, а также привлечь на свою сторону соответствующие институты международного уровня, чтобы развить финансовую инфраструктуру.

Объем госзаимствований в последнее время резко сократился, но зато за последние годы довольно серьезно вырос объем корпоративных долгов перед внешними кредиторами. И в 2008 году мы должны выплатить 80 миллиардов долларов. В марте-апреле предстоят большие выплаты предприятий по НДС. Поэтому некоторое сокращение объемов ресурсов в банковской сфере может возникнуть.

Здесь уместно вспомнить, как в октябре прошлого года, когда в экстремальном режиме, хотя и очень позитивно, среагировал Центральный банк. 2 октября в АРБ было совещание, на котором банки высказали опасения по состоянию ликвидности, тут же был мой звонок Председателю Центрального банка. На следующий день руководство ЦБ приняло решение о принятии мер по повышению ликвидности. Потом еще и Правительство заслушало наши предложения и буквально в течение одной-двух недель проблема была стабилизирована, и страна не получила никаких неприятных последствий на рынке.

Кстати, это очень здорово подняло рейтинг России, и в принципе к концу года те, кто уходил с нашего рынка довольно быстрыми темпами, стали возвращаться. Поэтому хочу обратить внимание, что сегодня нам предоставлена уникальная возможность воспользоваться негативной энергией внешнего рынка, чтобы использовать ее в своих интересах для развития внутренней финансовой инфраструктуры.

Кредитные подходы для управления экономикой являются наиболее эффективными, когда осуществляются под контролем государства, тем более, когда имеется высокая степень надзора, когда есть совокупность надзорных органов, в том числе и дублирующих друг друга. И поэтому мы должны добиваться от финансовых властей достижения этого понимания. Тогда фонды будут накоплены, но их нужно максимально и эффективно использовать.

Надеюсь, что подобными обсуждениями и статьями, привлечением заинтересованных лиц и союзников к этой идее, мы сумеем продвинуть Россию на уровень финансово и экономически развитой страны. А не отдавать это на откуп другим, тем более на постсоветском пространстве охотников на эту роль много

Россия занимает уникальное положение в центре постсоветского пространства, самое масштабное и объединяющее русским языком. Однако еще пройдет лет 10-20, и мы потеряем единство языка, а восстановить эту позицию уже не сумеем. Так что сейчас в некотором смысле момент истины.



Мы должны воспользоваться благоприятной ситуацией и обеспечить выход нашей страны в число ведущих финансово развитых мировых держав.