Президент банка - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Настоящее письмо Банка России подлежит опубликованию в "Вестнике... 1 45.08kb.
Полученная Вами пластиковая Карточка является собственностью Банка... 1 84.61kb.
В настоящее время идет процесс пополнения и корректировки банка Сводных... 99 4193.34kb.
В настоящее время идет процесс пополнения и корректировки банка Сводных... 12 3488.79kb.
Самый короткий анекдот: янукович президент 2 684.64kb.
Методическая разработка урока-презентации на тему «Мы все разные» 1 108.43kb.
А. Л. Костин президент-Председатель Правления втб 1 50.81kb.
Основные условия 1 41.11kb.
Персональный отчет: Союз потребителей финансовых услуг "ФинПотребСоюз" 13 573.55kb.
«Ипотечный «караван» топчется на месте, имитируя движение» 1 133.34kb.
Українська Зернова Асоціація 5 842.41kb.
Урок «Обучение грамоте» в 1 классе Тема: «Гласные и согласные звуки»... 1 38.99kb.
Инструкция по работе с сервисом «sms-платеж» 1 218.94kb.

Президент банка - страница №1/1


18.

А.А. НЕЧАЕВ

Президент БАНКА

«РОССИЙСКАЯ ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ»

Это действительно ответственная задача – выступать после Председателя Центрального банка и перед Министром финансов. Поэтому в целях экономии времени я скажу, что Ассоциация у нас очень хорошая, а Центральный банк просто хороший. А для того, чтобы он стал очень хорошим, нужно еще кое-что сделать. Вот об этом я и хочу поговорить.

Главная проблема, о которой сегодня часто заходила речь, и которая, судя по антикризисной программе Правительства, его также сильно волнует, это, безусловно, тот факт, что деньги не дошли до реального сектора. Мне кажется, что единственный путь к обеспечению этого - кардинальное изменение системы рефинансирования коммерческих банков со стороны Центрального банка, в частности, резкое расширение рефинансирования под залог кредитных договоров и других банковских активов. Все нормативные документы для этого у Центрального банка есть. Нас ими мучили годами, поэтому теперь вопрос только в их применении. И, кстати, в упомянутой антикризисной программе об этом тоже говорится, хотя в части практических мер все почему-то свелось только к уточнению инструкций о порядке предоставления Банком России кредитным организациям кредитов, обеспеченных активами. В нашем экспертном сообществе, в нашем банковском сообществе, уже полгода говорят о необходимости расширения именно такого рефинансирования коммерческих банков. И у меня возникает резонный вопрос: когда, наконец?

Второй момент. Представители реального сектора с полным основанием говорят о высоких процентных ставках, которые для многих отраслей экономики действительно неподъемны. И эту оценку мы, банкиры, полностью разделяем. Но надо четко понимать, что сейчас, даже по официальным данным Центрального банка, задолженность коммерческих банков перед органами финансового регулирования, перед государством вдвое превышает ликвидные средства банков. А это наглядно демонстрирует, на каких именно условиях банкам даются кредиты со стороны Центрального банка или, скажем шире, «от государства». Из-за этих условий вот такие процентные ставки и будет иметь реальный сектор!

В антикризисной программе предусмотрено субсидирование процентных ставок. Оно обещано и агропромышленному комплексу, и рыбникам, и транспортному машиностроению. Я не знаю, кому только оно в программе не обещано. Однако надо четко понимать, что если сейчас банки при нынешнем состоянии заемщиков будут предоставлять кредиты исключительно за счет собственных ресурсов, то они не смогут предоставлять их вовсе, а если смогут, то в многократно меньших объемах, чем раньше. В этом смысле до субсидирования ставок дело просто не дойдет. Потому что, если вам кредит вообще не дают, вам все равно, будут кредитные ставки субсидированные или нет.

Еще один момент. Все-таки по-прежнему сохраняется практика предоставления подавляющей части средств госбанкам. Вот Михаил Михайлович Задорнов, мой добрый товарищ, призывал нас всех, и я вполне разделяю его пафос, поддаться очищающему воздействию рынка. Имея в виду, что это очищающее воздействие выразится в том, что мелкие банки исчезнут. Однако если бы госбанкам не предоставлялись субординированные кредиты, а это наиболее «сладкая» форма государственной помощи, то, например, ВТБ имел бы нулевой или даже отрицательный капитал и уже ушел бы с рынка в силу его очищающего воздействия.

Добавим пару слов к тому, что сказал Сергей Михайлович в своем докладе, мотивируя проведение плавной девальвации, а не разовой, которую предлагали многие эксперты. По его словам, в случае разовой девальвации многие банки разорились бы. Явно подразумевались банки, которые имели валютную задолженность. Малые и средние банки ее не имели, они бы не разорились. А разорились бы крупные банки. Так к очищающему воздействию на какие банки должен привести на рыночных условиях финансовый кризис?

Далее то, о чем мы все говорили и что признается самим Центральным банком. Это факт безусловного снижения капитала банков в результате невозвратов, в результате повышения доли просроченной задолженности. В этих условиях решение об обязательном повышении капитала мелких банков к 1 января следующего года до 90 миллионов, решение, которое было принято Государственной Думой, и, к сожалению, никем не заблокировано, - это в лучшем случае глупость, а в худшем - вредительство.

Все знают, что я убежденный либерал-рыночник. Пусть рынок и уберет мелкие банки с рынка. У нас минимальные требования к капиталу банка были повышены 10 лет назад. И 10 лет эти банки прекрасно выдерживают конкуренцию, кризис 1998 года пережили. Почему мы искусственно их сейчас убираем такого рода мерами?

И последнее. Гарегин Ашотович, я хочу Вас развеселить, развеселить и Сергея Михайловича, чтобы он отдохнул. Помните, Сергей Михайлович, Вы встречались некоторое время назад с группой банкиров, и я Вас спрашивал – почему все-таки ЦБ неохотно идет на расширение кредитования банков под активы. Вы сказали: система не справится. Я тогда Вас уговаривал, что система у Вас хорошая, люди там профессиональные и их много. Система, безусловно, не справится в том случае, если она будет заниматься тем, чем она занимается сейчас. Я имею в виду классический банковский надзор, о котором стали немножко забывать. Чтобы Вы немножко отдохнули, я зачитаю коротко несколько писем, полученных мною из Центрального банка. Я их получаю по несколько штук в неделю.

Вот: письмо от 25.11.08 - самый разгар кризиса, трагический момент. Чем озабочено отделение ЦБ, которое нас курирует: «Показатель, характеризующий отношение корпоративного клиентского оборота к остаткам, составил 16. Учитывая изложенное, просим предоставить информацию, проводимую банком по вышеуказанным вопросам». Я письмо зачитал дословно.

Следующее письмо – от 30.11.2009 – упомянутый показатель, он называется иногда КОДС, составил 19.

Следующее письмо: по состоянию на 01.12.08 – этот же показатель составил 18. Каждое письмо заканчивается предложением сообщить о мерах, проведенных банком по данному направлению. У нас хороший начальник отделения, говорю это искренне. Жалко, если ее выгонят. Она профессиональный специалист и сама подобное не инициировала бы. Видимо какие-то импульсы идут сверху. Исполнитель писем – уважаемая дама Мельникова. Либо эта Мельникова ничем другим не может заниматься, тогда ее надо выгнать. Но если она умеет заниматься чем-то другим, а я уверен, что она может, тогда ее надо посадить на анализ банковских активов, а не заставлять писать идиотские письма о том, что соотношение оборота к остаткам у вас было 17, потом 19, а теперь 18, и, пожалуйста, объясните, почему это так. Есть ощущение, что эти письма пишутся «под копирку». А я под копирку пишу ответ – ответьте мне, поскольку этот показатель не является обязательным нормативом, то какой его уровень – 0, 1, 100 – рекомендует иметь Центральный банк. И, вообще, когда он уменьшается или увеличивается, это хорошо или плохо?

Я могу привести аргументы как в пользу первого, так и в пользу второго вывода. А самый главный вопрос, который я задаю: а какими методами, находясь в рамках законодательства, нормативных документов ЦБ и вообще правового поля, я могу влиять на оборот по счетам своих клиентов?

В письме Центробанк мне сообщает, что в декабре оборот увеличился. Как говорят, и ежу понятно, что в декабре закрывают договора, идут финальные расчеты по году и оборот увеличивается. А в январе, как сообщает мне Центральный банк, он понизился. Если в январе полмесяца мы не работаем, как должен измениться оборот?

А система ЦБ большая, хорошая, но только заниматься она должна не этим. Вряд ли это можно назвать банковским надзором.

И в заключение. Конечно, бороться с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма необходимо, но это не должно превращаться в кампанейщину и в возложение на банки дополнительного финансового бремени. Потому что в рамках этой борьбы я, по мнению Центрального банка (я письма не захватил, а то бы прочитал с огромным удовольствием) должен проверять у клиента товарно-транспортные накладные, складские расписки, акты выполненных работ, договора, счета фактуры. Почему я должен это проверять? Я должен обслужить своего клиента, а для такой проверки есть УБЭП, Налоговая инспекция, налоговая полиция (сейчас, правда, ликвидированная), огромное количество других госорганов. Почему я за свой счет, оплачивая программное обеспечение, держа специальных людей на этом направлении, неся другие расходы, почему я должен выполнять их работу и разбираться, например, в марках бетона. Потому, мол, что в договоре, возможно, марка была одна, а клиент поставил другую. Я не могу и не хочу в этом разбираться. Когда Центробанк требует от меня отчета об этой работе я поступаю очень просто. Получаю документы от клиентов, собираю их в пачку и посылаю в наше отделение Центрального банка. Видимо, там специалисты в состоянии изучить эти товарные накладные и иные документы, раз они требуют их запрашивать. У меня же таких специалистов нет.

Это, безусловно, отвлекает сотрудников Центробанка от работы, которая нужна для того, чтобы банки рефинансировались под реальные активы. Мое предложение: переключиться в большей степени на эту настоящую работу. Она принесет огромную пользу стране.



Спасибо за внимание.