Опыт воспитания духовности на примере педагогических трудов Н. И. Пирогова, К. Д. Ушинского и С. А. Рачинского - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Принципы и методы физического воспитания 1 231.61kb.
Н. Е. Веракса; доктор педагогических наук, профессор, заслуженный... 10 6040.72kb.
Рабочая программа по географии к умк: «География России: природа... 1 223.61kb.
Пояснительная записка Самооценка компонентов профессиональной деятельности... 1 119.25kb.
И. В. Карасев Арахау. Опыт скороговорения Учебник 7 3004.42kb.
Сборник научных трудов Саратов 2012 15 4329.32kb.
Об архитектуре и структуре сайта Основные функции сайта образовательного... 1 142.89kb.
С давних времен проблемы полового воспитания относились к числу,... 1 122.1kb.
Решение текстовых задач в школьном курсе математики 1 62.47kb.
5. программа духовно-нравственного развития, воспитания обучающихся 2 709.04kb.
Васина наталия Александровна методика формирования компетентности... 2 406.25kb.
Организация объединенных наций 1 398.82kb.
Инструкция по работе с сервисом «sms-платеж» 1 218.94kb.

Опыт воспитания духовности на примере педагогических трудов Н. И. Пирогова, К. Д. - страница №1/1


Лежнина Алевтина Николаевна,

филолог, редактор журнала «Трезвое слово»
Опыт воспитания духовности на примере педагогических трудов

Н.И. Пирогова, К.Д. Ушинского и С.А. Рачинского
В образовательной системе современной России труды русских православных педагогов Н.И. Пирогова, К.Д. Ушинского и С.А. Рачинского не востребованы в полной мере. А в дореволюционной России только «Родное слово» Ушинского выдержало беспримерное по тем временам число изданий – около 150. Уже один этот факт должен вызвать доверие и уважение к наследию знаменитого ученого, посвятившего свою жизнь делу воспитания и обучения детей. Незадолго до перестройки в отечественной педагогике начало распространяться новаторство. Продолжается оно и по сей день под названием «авторская педагогика». Но подлинное обновление возможно лишь при условии, если оно опирается на традицию. К сожалению, иногда идеей обновления, новаторства прикрываются те, кто преследуют цель девальвировать многовековой духовно-нравственный опыт народа.
«Главное – не зарыть, не засыпать тот источник света, который есть в душе» (Н.И. Пирогов).

Самая значительная педагогическая работа Н.И. Пирогова (1810-1881) – «Вопросы жизни». «Н.И. Пирогов первый у нас взглянул на дело воспитания с философской точки зрения и увидел в нем не вопрос школьной дисциплины, дидактики, но глубочайший вопрос человеческого духа», – писал К.Д. Ушинский в своей статье «Педагогические сочинения Н.И. Пирогова». Небольшая журнальная статья «Вопросы жизни», напечатанная в 1856 году, не утратила глубокого животрепещущего значения и для современного читателя.

Эпиграфом к первой редакции статьи «Вопросы жизни» является следующий диалог:

«- К чему готовите Вы Вашего сына? – спросил меня кто-то.

- Быть человеком, – ответил я.

- Разве Вы не знаете, – сказал спросивший, – что людей, собственно, нет на свете: это одно отвлечение, вовсе не нужное для общества? Нам нужны солдаты, механики, моряки, врачи, юристы, а не люди».

Действительно, в деле воспитания мы стоим перед альтернативой:


  1. Или воспитание заботится только о внешнем, прикладном, забывая того внутреннего человека, который, как личность, проявляет себя во всех видах деятельности, и недоразвитие которого сделает во многом бесплодной, даже вредной его общественную и профессиональную деятельность.

  2. Или воспитание должно исходить из развития внутреннего человека, и тогда его деятельность даст обильные, зрелые плоды.

Наша современная школа и в большинстве случаев семья идут по первому пути. Пирогов напоминает нам о необходимости иного, единственно правильного пути. Он говорит: «Дайте созреть и окрепнуть внутреннему человеку». Но и этого еще мало. Следом идет второй, не менее важный, совет: «Дайте ему время и средства подчинить себе наружного (иными словами, научите его работать над собой и бороться с собой), и у вас будут инженеры, и моряки, и солдаты, и юристы, а главное, у вас будут люди и граждане». Рисуя путь нравственного самоусовершенствования, он ставил в конце его, как повелительный идеал, любовь к людям, как бы говоря своим читателям и слушателям: «Имейте сердце и глядите в сердце».

Каждому человеку при вступлении в жизнь свойственно задумываться над основными вопросами: В чем состоит цель нашей жизни? Какое наше назначение? К чему мы призваны? Чего мы должны искать?

Наличие этих вопросов является одной из основных черт, отличающих человека. Если он перестает о них думать и проверять себя, он перестает быть человеком. Н.И. Пирогов хорошо понимал, что все внешние дела человеческие не имеют в себе корня, если в основе их не лежит «внутреннее делание», если человек не учится изо дня в день в течение всей своей жизни познавать себя и трудиться над возделыванием поля своей души.

Привычка к самоанализу предохраняет от вредных увлечений, к одному и тому же предмету можно подойти с различных сторон. Так, например, во время забав и развлечений одно «Я» веселится, а другое тоскует, разбивая причины веселья первого.

Для того чтобы работать над собой, необходимы духовные упражнения: внимание и молитва. Неправильно думать, что эта внутренняя работа связана только с юношеским возрастом, она должна продолжаться до конца жизни, в противном случае человек будет жить уже только внешним, как бы механически, но подлинной жизненной силы он будет лишен.

Человек как личность всегда борется с самим собой и с соблазнами современного ему общества. Он должен выдержать этот бой. К этому должно подготовить его воспитание. Быть человеком – значит ясно поставить перед собой цель жизни и осуществить ее, т.е. перевести в дело.

Необходимо установить правильную связь между мыслью, словом и делом. Для того чтобы сделать это, необходимо иметь твердые убеждения. Убеждения переходят в дело жизни. Но они не даются в готовом виде, без труда. Н.И. Пирогов предостерегает молодых людей от этой роковой ошибки. Он требует искренности и самопроверки, напоминая слова Евангелия: «Свет, который в тебе, не есть ли тьма?» (Лк. 11, 35). «Вы думали, что вы убеждены, но убеждения – это дар неба, требующий разработки».

Что нужно для того, чтобы иметь убеждения? Приучиться с ранних лет проницательно смотреть в себя, быть откровенным, искренне любить правду. Необходимо учиться мыслить. Это значит, например, отсекать дурные помыслы. Человек, проверяя свои ощущения, начинает бороться с притаившимися на дне души низменными вожделениями и нечистыми мыслями.

«Я хочу исследовать свои наклонности, привычки, потребности, – пишет Пирогов в своем дневнике, – и если некоторые из них господствуют надо мной, свергнуть их иго. Я хочу быть свободным, потому что я призван к бессмертию и принадлежу не праху, но Богу».

Внушить такое стремление, подготовить к внутренней борьбе – значит воспитать человека. Из воспитания необходимо исключить все, что может развивать ложь, лицемерие, все неискреннее, показное, поддельное.

Прощаясь со своими учениками, Н.И.Пирогов говорил им: «Берегите жизнь и здоровье и вооружайтесь всей силой воли и нравственным чувством против чувственности, не дайте ей овладеть вашим внутренним бытием». «Меня не смущает, – говорил он, – мысль, что человек произошел от обезьяны, но меня страшит возможность обратного перехода от образа Богочеловеческого к зверочеловеческому». Самое главное – бороться за жизнь души, за свободу, которая отличает человека от животного. Главное – не зарыть, не засыпать тот источник света, который есть в душе.

Пирогов ясно показывает, что внутренне перед человеком лежат два пути: путь самосознания и путь самозабвения. Первый путь единственно правильный, достойный человека. Это путь последовательного движения вперед. Второй – касается людей, которые живут только внешней, хотя бы и очень интересной, лихорадочной жизнью, но живут в полном «самозабвении», не только не ведя внутреннюю борьбу с собой, но и стараясь вовсе забыть о ее существовании. «Белка в колесе!» – восклицает Пирогов. – Вы забавны, думая, что бежите вперед!».

Н.И. Пирогов относится к людям, которые не боятся времени; и когда, столетие спустя, возвращаемся к его трудам, мы понимаем, что многое, о чем он пишет, имеет непосредственное отношение к нашему времени. Нравственное воспитание в наши дни не зиждется на необходимости заглянуть в себя, прислушаться к голосу совести. Ни в школе, ни в семье, ни в литературе дети не получают пищи для развития сердца и совести, т.е. самого главного, без чего человек не может быть человеком. И детям и взрослым внушают мысль о том, что реальность духовного мира и самой души человеческой является чем-то необъективным, «вторичным», т.е. несуществующим.

Призыв Н.И. Пирогова «ищи быть и будь человеком» своевременен и для нашей эпохи. Пирогов призывает человека к мужеству и вдохновению на протяжении всей жизни: «Светло и торжественно вдохновение. Оно, как праздничная одежда облекает дух, устремляя его на небо».

И разве не к нашему времени относятся слова, которые являются как бы ответом тем, кто старается убедить молодежь в том, что вера в бессмертие отвлекает от земного дела и мешает осуществлению счастья человека на земле: «О, если бы хоть слабый проблеск бессмертия одушевлял людей, тогда земное бытие человечества исполнилось бы делами, перед которыми потомство преклонилось бы с благоговением!».
«Можно ли педагогику без Христа вообще считать педагогикой?»

– на этот вопрос блестяще отвечает К.Д. Ушинский (1824-1870): «Для нас нехристианская педагогика есть вещь немыслимая — безголовый урод и деятельность без цели, предприятие без побуждения позади и без результатов впереди».

Из этих слов явствует, сколь велики роль и цена православного воспитания и православной педагогики вообще. У нее нет альтернативы. Для К.Д. Ушинского – либо православная педагогика, стоящая на фундаменте церковного учения, либо безответственное и злонамеренное экспериментирование с детьми, основанное на духе отрицания и пустоте, т.е. нигилизме. Третьего не дано.

К.Д. Ушинский говорил о том, что главная цель воспитания – духовное развитие человека, а достигнуть его невозможно без опоры на культурно-исторические традиции народа, на особенности его национального характера. Эта проблема раскрывается в его работах «Родное слово», «О необходимости сделать русские школы русскими», «О народности в общественном воспитании».

«Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом Божиим» (Лк. 4, 4). Огромное значение придавал великий педагог преподаванию родного языка, он составил свой «Детский мир» – книгу, сыгравшую исключительную роль в развитии нашей школы. Через книгу «Родное слово» он много содействовал созданию разумной русской школы, разумного первоначального обучения, развивающего, облагораживающего ум и чувства ребенка, воспитывающего в нем любовь к знанию, к родному народу.

«При изучении родного языка, – считал К.Д. Ушинский, – достигаются правильное умственное развитие, полнота духовной жизни, развитие мысли, чувства, поэзии в душе, национальность человека, годность его приносить пользу Отечеству, нравственность и даже религия». Это особенно актуально для нашего времени, когда происходит засилье иностранных слов с неясным значением. Как хочется взамен заморских «Milky Way» упомянуть родные «молочные реки» и «кисельные берега». От всех этих иноязычных модных словечек Парк Хаус в бедных детских головках царит действительно хаос.

Хочется обратить внимание педагогов на книгу Ирины Анатольевны Горячевой «Путь к родному слову: Обучение детей чтению по книгам К.Д. Ушинского» (М.: Изд-во Православного Братства святителя Филарета Московского, 2002). Эта работа содержит методические рекомендации для проведения уроков чтения по «Первой после «Азбуки» книге для чтения», входящей в «Родное слово» К.Д. Ушинского. Использование данного практического руководства позволит научить детей правильному вдумчивому чтению, развить в них способность размышлять, познавать, зародить любовь к родному слову и своему Отечеству и заложить основы христианской нравственности.
«Наша школа должна быть прежде всего школой христианского учения и добрых нравов» (С.А. Рачинский).

Имя великого народного учителя С.А. Рачинского (1833–1902) известно педагогической общественности России, прежде всего, как воссоздателя Русской школы, какой она была до Петра I. Русская школа, возникнув в Церкви сразу после Крещения Руси, в течение семи веков оставалась церковной школой, в которой сущность и цель воспитания состояли в приобретении истин православного христианства. Так понимал задачу школы и С.А. Рачинский: «Наша школа должна быть не только школой арифметики и элементарной грамматики, но, прежде всего, – школой христианского учения и добрых нравов, школой христианской жизни под руководством пастырей Церкви (Рачинский С.А. Сельская школа. СПб, 1910. С. 247).

С.А. Рачинский утверждал, что истинно народное воспитание и обучение возможно лишь на религиозно-нравственной и национальной основе. Ему удалось создать такую школу в селе Татево Смоленской губернии, в деятельности которой были реализованы сформулированные им цели и задачи. Сергеем Александровичем было построено прекрасное школьное здание, и сам он переселился в него, сделавшись сельским учителем, хотя до этого он заведовал кафедрой в Московском университете. Рачинский писал: «Наша школа – школа христианская не только потому, что в таком направлении построен весь ее педагогический план, но также и потому, что учащиеся ищут в ней Христа, что учащиеся только Христа ради могут поднять те труды, при коих возможен какой-нибудь успех». С.А. Рачинский утверждал, что «ребенок, приобретающий в несколько дней способность писать «Господи, помилуй» и «Боже, милостив буди мне, грешному», заинтересовывается делом несравненно живее, чем, если вы заставите его писать «оса», «усы».

Как педагог по призванию, Рачинский досконально изучил все особенности жизни своих учеников. К тому времени в селах распространялось пьянство. По современным меркам и беспокоиться-то вроде бы не было нужды. Сейчас в нашей стране пьют гораздо больше, чем в конце ХIХ века, но мало кого из педагогов по-настоящему волнует эта трагедия. А в чем же увидел опасность Рачинский? В том, что пагубная страсть к спиртному могла погубить близких для него людей – его учеников. И, прежде всего, в духовном отношении пьянство неизбежно привело бы к гибели душ его питомцев, потому что, по Слову Евангелия, «ни пьяницы, ни злоречивые […] – Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6, 10). Тогда о каком самобытном развитии духовных, нравственных, умственных и художественных даров детей могла бы идти речь? Таким образом, возрождение русской школы педагогики соединилось с воссозданием трезвеннической работы, которая так же издавна велась на Руси под руководством Церкви. «Для ограждения учеников от окружающего их зла нужны средства более сильные, чем простые увещевания и поучительные речи, – считал С.А. Рачинский. – Единственное средство, которое я мог придумать, было устройство в тесном кругу моих учеников общества трезвости при абсолютном воздержании от спиртных напитков». 5 июля 1882 года, в день именин С.А. Рачинского, после молебна преподобному Сергию Радонежскому, был произнесён в Церкви торжественный обет трезвости. Имена членов общества трезвости после того, как они принимали обет воздержания от употребления спиртных напитков, заносились в «Книгу трезвости», хранящуюся в Церкви. Здесь эти имена упоминались за Богослужением. Принятие обета трезвости перед крестом и Евангелием было действенной формой утверждения трезвости. Нарушить обещание, данное самому Богу, было невозможно. Этот опыт чрезвычайно актуален, в настоящее время нужны срочные и действенные меры для того, чтобы оградить современных детей от моды на употребление пива, табакокурение, от игромании и безопасного секса.


Опыт наших предшественников во всех областях и формах человеческого бытия, в том числе и в воспитании, всегда необходим, поучителен, актуален. Невозможно двигаться далее, не освоив дороги предыдущей. Поэтому в нашем профессиональном интересе и образовании – педагогике – опыт выдающихся ее деятелей Н.И. Пирогова, К.Д. Ушинского и С.А. Рачинского очень важен.