Нейролингвистическое программирование утверждает, что первое впечатление формируется в первые две секунды, после чего меняется или з - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Основные мероприятия при оказании первой доврачебной помощи При травматическом... 1 27.78kb.
При первичном осмотре, до получения результатов объективного обследования... 1 248.56kb.
Возможности школьников при подготовке и сдаче экзаменов 1 21.61kb.
Профилактика «экзаменационных стрессов». Во время стресса происходит... 1 21.32kb.
Шуточные загадки 1 37.31kb.
- 14 3452.83kb.
«Воспитывает каждая минута жизни, каждый уголок земли, каждый человек» 1 147.07kb.
Действительно, возможность мыслить дала нам такое понятие, как мечта. 1 18.85kb.
Что такое клещевой вирусный энцефалит 1 53.91kb.
Современные проблемы развития нашего общества заставили по иному... 4 1001.7kb.
Иногда вам приходится ехать по оживленной автомагистрали, что требует... 1 133.94kb.
Что скрывает внутренний мир маленького телезрителя? 1 132.6kb.
Инструкция по работе с сервисом «sms-платеж» 1 218.94kb.

Нейролингвистическое программирование утверждает, что первое впечатление формируется - страница №1/1


Посещение храма в р.п. Крутая Горка

Выполнил:

учащийся 10 класса

БОУ «Гимназия №117»

Кудык Иван Дмитриевич

Наставник:

Садовникова Анастасия


Андреевна

Нейролингвистическое программирование утверждает, что первое впечатление формируется в первые две секунды, после чего меняется или закрепляется в течение полутора минут.

Отец Вячеслав (если нам правильно его представили) отлично использовал и свои две секунды, и свои полторы минуты; он сразу же показался человеком, который знает, кто и зачем к нему приходит. Выглядел довольным, добродушным.


Крайне нетипично, что он не обладал чудовищного размера животом, ведь это практически стало символом настоящего работника церкви. Едва мы отошли от автобуса, он начал говорить.

Говорил немного, но достаточно информативно: будучи эрудированным человеком, он мог рассказать и об истории храма, и о населенном пункте, в котором мы были, и о том, в чем заключается православное христианство.


Дорогого стоили его объяснения, какие части храма как правильно называются и в чем их функция, этого мне не рассказывали даже на экскурсии в храм Христа Спасителя профессиональные гиды именно этого храма. Вопросов было много задолго до экскурсии, еще больше появилось по ходу его рассказов. Признаться честно, некоторые были достаточно неоднозначными: они затрагивали глубинные противоречия религии и не имели изящного ответа. Тем не менее, отец Вячеслав держался очень достойно, объяснение через призму религии очень редко выходило за рамки логики, а рассказ был продуман и структурирован.

Сам храм порадовал хорошей акустикой, простотой отделки (никаких золотых подсвечников и виниловых обоев на мраморных стенах). Удивительно, но в храме было достаточно много старинных книг и добротных икон, несмотря на отдаленность от большого города.



Спустя некоторое время мы закончили экскурсию в храме, чтобы осмотреть местную колокольню. И тут меня удивили изяществом решения храмостроительства в ретроспективе: оказалось, что храм построен из нефтепровода; если бы я составлял список вещей, из которого точно не могли бы построить эту колокольню, нефтепровод попал бы в первую двадцатку.
Колокольня была не достроена: виднелись бетонные куски на втором ярусе, но в целом все выглядело пристойно. Колокольный звон меня почти не удивил: в колокольне прямо напротив моего дома частенько играют мелодии на схожий мотив теми же инструментами.

Следующим важным пунктом была православная трапеза. Конечно, трапеза была простой: картошка, грибы, салат. Тем не менее, было очень вкусно: картошка не обладала тем самым сырым запахом, присущим магазинной картошке, грибы были свежими и, похоже, собранными здесь же. Не хватало, конечно же, мяса, но на то трапеза и православная, что пища строго регламентировалась постом и реалиями вокруг - дороговато храму мясо закупать, а со скотиной возиться - молиться некогда. Суть даже не в еде - в застольной беседе. Мне повезло сидеть бок о бок с отцом, поэтому мы успели многое обсудить. Вспомнили и политику, и церкви Москвы, и позицию церкви в национальном вопросе. Удивительно, с какой легкостью человек может говорить о политике, видя ответы через систему своих убеждений и взглядов, казалось бы, очень отрешенных от суетной жизни. Даже в церкви отец Вячеслав успевал за СМИ, анализировал, делал выводы.

Христианство я, конечно, не принял, но вот настоящих христиан уважать стал гораздо больше: религиозным может быть и очень умный человек, а в монахи идут не только фанатики, как я полагал раньше.

Далее мы вышли из столовой, проследовали к выходу. Тут произошел небольшой конфуз: отец Вячеслав обмолвился, что он из соседнего населенного пункта в семи километрах, что для него означает полтора часа неспешного хода пешком.


Но во дворе его ждала его «Нива-Шевроле», машина, конечно, недорогая, но добирался он все-таки на ней.

Уже подходя к автобусу на обратном пути, мы с отцом все говорили о России в


мире, об обществе и его взаимодействии с церковью. Больше всего меня поразил тот факт, что интернета в населенном пункте в целом и у отца Вячеслава в частности не было. Получается, что отцу Вячеславу приходится очень сильно стараться, чтобы в том откровенном мусоре из «Давай поженимся» и третьесортной государственной пропаганды вылавливать крупицы настоящей информации, а ведь у него есть много работы: чего только стоит виноградник и сад возле храма, ежедневные службы и разговоры с прихожанами; воистину широкой души человек.




Подводя итог всей поездки, хочу выделить самый главный вывод: оказалось, что церковь в городе и церковь в небольшом населенном пункте – почти антонимичные понятия. Совсем иной уклад жизни, другая архитектура, другие проблемы. Здесь людям есть шанс подумать о вечном, даже отец здесь – не чиновник, а духовное лицо. Очень грустно, что там, где бьется сердце настоящего православия, почти нет людей: домики вокруг малоэтажные, многие, похоже, опустели вместе с уходом страны Советов.