Монолог фонтана или история одной любви - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Монолог фонтана или история одной любви - страница №1/1

Монолог фонтана или история одной любви

Карина Шадымова

Действующие лица:


Фонтан
Девушка
Юноша

В центре сцены стоит макет серый фонтана. В макете есть прорезь, в этой прорезе сидит человек – олицетворяющий фонтан. Одежда его серая в цвет фонтана, лицо загримировано тоже как фонтан. Вокруг фонтана не большое «каменное» ограждение, высотой не менее 30см. 

Фонтан:
    Я старый фонтан «Надежды», мне уже более 50 лет. Да, много я повидал за 50 лет. Это встречи и расставания, любовь и ревность, я видел добро и зло… Полвека я служу людям верой и правдой, люди любят отдыхать в жаркий день, сидя на моих ограждениях, мои прохладные струи летят во все стороны, даря живительную прохладу…
    Я наблюдал за изменениями моды. Вон пошла-пошла, юбка еле прикрывает округлости, а бывало несколько десятков лет тому назад юбка или платье выше колена считались дурным тоном, позором и непристойным внешним видом. А сейчас это норма… Я даже боюсь представить, что будет дальше, неужели нормой станет широкий пояс вместо юбки…
    Ну да ладно, речь сейчас не об этом… Я хочу рассказать вам историю любви. Любви… Боже. Да я даже не знаю, что это за любовь такая… 
    Вот она, героиня моей истории (в левом углу сцены появляется девушка, волосы её заплетены в простую косу, одета она в простую юбку до колена и блузу), а вот и герой (в правом углу сцены появляется мужчина, одет он в джинсы и рубашку) (они идут на встречу друг другу одновременно, медленно) 

Фонтан:
    Вот сейчас они встретятся взглядами, и крылатый Амур пронзит их сердца своими стрелами (мужчина и девушка встречаются взглядом, замирают глядя друг другу в глаза. Подходят к середине сцены и садятся вдвоём на ограждение вокруг фонтана. Мужчина раскрепощён, девушка смущена, они о чём-то говорят, мужчина уверенно обнимает девушку за талию, кладёт руку ей на колено) 



Фонтан:    
    Да, пожалуй, я поторопился, сказав «их сердца». Это её сердце было пробито насквозь. Боже бедное создание… 
(герои уходят в одну сторону, взявшись за руки)
    С тех самых пор, как я её увидел, моё каменное, но всё же сердце потеряло покой. Я ждал её начиная с самого утра, и я знал, знал что она обязательно придёт. Сядет на моё огражденье и будет ждать его.
    Вот и показался её силуэт (на сцену выходит девушка в лёгком сарафанчике. Она садиться на огражденье и начинает ждать, смотря по сторонам). Я знал, что она придёт! Я ждал её появления с огромным трепетом. Со временем я заметил что она садиться постоянно на одно и то же место. И я стал подставлять его солнцу, я старался не брызгать на него водой, и поэтому оно было сухим и тёплым. Я приходил в негодование, когда кто-то наступал своими ногами на «её» место. Я любил наблюдать за тем как она ведёт себя ожидая его. Я молился, что бы он не приходил как можно дольше, но он приходил, он всегда приходил, она ждала его часами, а он приходил на несколько минут. Как тогда менялось её лицо. Она вся сияла от восторга! Её любовь так и светилась, светилась изнутри, озаряя всё вокруг! Эх, как я ненавидел его появления… видя его она тут же вспархивала пташкой в высь и летела ему на  встречу, я видел как от меня ускользает её силуэт, я тянул к ней свои водяные струи…но всё безрезультатно…
    Я видел, что в нём нет ни грамма любви, что это она отдаёт себя ему всю, без остатка, а он, он брал то что хотел, опустошая её всю, не оставляя ни грамма… Поражаюсь, где только она брала сил, что бы на следующий день приходить вновь заполненной до краёв этим светом любви… 
    Так шёл день за днём, она ждала его даже тогда когда на улице лил дождь, она терпеливо ожидала его появления. Продрогшая до кости, вымокшая до нитки, она ждала… ждала как умеют ждать лишь матери не вернувшихся с боя сынов, ждала как ждут только любящие девушки, ждала… как ждёт ребёнок чуда… и это «чудо» приходило к ней… 
    Он был надменен и высокомерен – неужели она этого не видит?! Однажды шёл дождь, не смотря на лето, дождь был холодным. Его тяжёлые капли падали и разлетались от удара о землю. Она в лёгкой куртке, юбке и туфельках как  всегда на своём посту… Тяжёлые капли дождя бьют её по щекам, но она не уходит, промокшая, прождавшая почти три часа она вновь озаряется светом любви и спешит к нему… Он по привычке обнимает её за талию и говорит «Прости, Солнце, я еду к супруге, домой».
    Он уходит, а она плетётся к остановке, по лицу её сползают капли дождя… хотя, я то знаю, что это не дождь, это слёзы…
    Как мне хотелось кричать в этот миг…
    И вновь их встречи потянулись унылой чередой, вновь она ждала его часами, он приходил и они уходили…
    Но вот однажды летним днём, светило прекрасное солнце! Оно играло моими брызгами, озаряя их и раскрашивая всеми цветами радуги. Она пришла, как всегда! Она долго сидела замерев в ожидании… И вот он пришёл, она вспорхнула к нему. Он молча взял её за руку… она поняла всё, хотя он не произнёс ни слова. И я тоже понял, что это их последняя встреча. Не знаю от чего больше мне стало печально, от того, что я её больше не увижу или от того, что ей сейчас очень больно. Я ощутил её боль почти физически, солнце уже казалось мне серым и мрачным… Он так же молча ушел, как и появился. 
   Она стояла растерянно глядя ему в след, опустив плечи, из глаз её лились слёзы!
    Как же мне хотелось в этот миг сделать для неё что – то хорошее, мне хотелось обнять её своими струйками, но я не мог… и поэтому я начал бить во всю свою силу и мощь! Я бил струями вверх, что бы она увидела, что я рядом. Я с ней… но она не замечала ни чего… она молча ушла… 
    Она по прежнему приходит ко мне, грустит, в её глубоких глазах блестят застывшие слёзы, будто бы капли моей воды... А я, я по прежнему стараюсь утешить, отражая её особенную красоту в себе... Порой она замечает это, и смотрит на своё отражение, и в такие моменты слёзы высыхают, а в глазах появляются искорки холодного пламени... О чём она думает в эти минуты, о ком?
    С тех пор прошли месяцы и иногда она приходит ко мне… смотрит на меня так, что моё каменное сердце разрывается на части. Она долго смотрит на меня, а затем молча кладёт на моё ограждение красную гвоздику… ведь это был их цветок…
    Я скучаю, когда долго не вижу её, взметая капли и с силой бросая их о каменную чашу, но стоит ей прийти... И пусть, пусть нам никогда не быть вместе, и никогда моим струям не омывать её тела, не слышать слов признания, пусть! Лишь бы изредка отражать её, приносить с порывом ветра свои капли на её лицо, волосы, одежду,  любить её! Я желаю ей, от всего своего каменного сердца, что бы её полюбили так, как люблю её я - старый фонтан «Надежды», искренне, сильно и бескорыстно просто за то что ОНА есть... И в один из дней я обвенчаю их своими серебренными струями  Её и Его, и на моём парапете, уже никогда не появится красная гвоздика...