Материалы V меж­дународной (заочной) научно-практической конференции, посвященной 15-летию ри (филиала) Алтгу (7 июня 2011 г.). Вып. - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ученые записки. Выпуск Сборник научных трудов Западно-Сибирского... 38 5849.09kb.
Профессиональная ассоциация детских аналитических психологов 8 1423.96kb.
Научно-издательский центр «Открытие» otkritieinfo ru Современная... 5 2030.26kb.
Основные статистические данные за период работы с 01. 01. 2011 по 30. 1 52.27kb.
Информация к пресс-конференции 15 августа 2011 года в издании «Комсомольская... 1 182.7kb.
2 апреля 2013 г. Тверь, 2013 «Компетентностный подход: традиции и... 25 5864.89kb.
Сборник исследовательских работ, подготовленных к общешкольной научно-практической... 5 948.17kb.
Сборник тезисов по научно-практической конференции «Информационные... 3 977.21kb.
«Актуальные проблемы развития и истории технических, естественных... 13 1271.6kb.
Поставщик услуги: sia „Lattelecom 1 170.98kb.
Отчет по результатам егэ-2011 Москва, юао, 2010 2011 учебный год... 11 3451.93kb.
Всем ли дано заниматься бизнесом? 1 38.28kb.
Инструкция по работе с сервисом «sms-платеж» 1 218.94kb.

Материалы V меж­дународной (заочной) научно-практической конференции, посвященной - страница №1/31




Министерство образования и науки РФ

Алтайский государственный университет

Рубцовский институт (филиал)

Кафедра общественных дисциплин



Актуальные проблемы филологии
Материалы V международной

(заочной) научно-практической конференции,

посвященной 15-летию РИ АлтГУ

(7 июня 2011 г.)

ВЫПУСК 5



ББК 80

А 43

Ответственный за выпуск:

канд. филол. наук Э.П. Леонтьев

канд. тех. наук А.В. Антропов
А 43 Актуальные проблемы филологии : материалы V меж­дународной (заочной) научно-практической конференции, посвященной 15-летию РИ (филиала) АлтГУ (7 июня 2011 г.). – Вып. 5. – Барнаул ; Рубцовск : Изд-во Алт. ун-та, 2011. – 274 с.

ISBN 978-5-7904-1179-3


Настоящий сборник включает материалы научной конференции «Актуальные проблемы филологии», состоявшейся в июне 2011 г. в Рубцовском институте (филиале) АлтГУ. Структура материала подчиняется традиционным для сборника разделам: «Лингвистика», «Литературоведение», «Преподавание языков и литературы». Авторы статей – ученые, аспиранты, студенты России, Азербайджана, Казахстана, Приднестровской Молдавской Республики, Украины, Хорватии. Публикуемые материалы дают представление о современном состоянии филологической науки, ее методологическом потенциале, демонстрируя разнообразие методик исследования лингвистики и литературоведения.

Сборник адресован филологам, преподавателям, аспирантам, магистрантам, студентам, а также учителям школ и гимназий.



ББК 80
А 43 Actual problems of philology : materials of an International correspondence scientific conference (June, 2011). – Issui 5. – Barnaul ; Rubtsovsk : Publishing house of Altai State University, 2011. – 274 p.

ISBN 978-5-7904-1179-3


The present collection includes materials of scientific conference «Actual problems of philology» held in June, 2011 in Rubtsovsk Institute of Altai State University. The collection structure consists of traditional rubrics: «Linguistics», «Literature study», «Teaching of languages and the literature». Authors of articles are the scientists of Russia, Azerbaijan, Kazakhstan, Ukraine, Croatia, Pridnestrovian Moldavian Republic.

Publishid materials give an idea of a current state of philological science and its methodological potential, showing a variety of research techniquis of linguistics and literature study.



LBS 80
ISBN 978-5-7904-1179-3 © Алтайский государственный университет,

Рубцовский институт (филиал), 2011

© Оформление. Издательство Алтайского

государственного университета, 2011



ЛИНГВИСТИКА

Имена существительные и глаголы
как производящие основы прилагательных
в разносистемных языках

З.М. Алийева



The peculiarity of the word formation basis is the main participant in the active derivative word formation, especially in suffix basis. It is necessary to add in the sources of meaning of derivative adjectives in Turkish languages. That we need certain lexical categories for the formation of their semantics, which is different according to what word forming affix and with what meaning can be applied for the formation of derivative word. The meaning of derivative word is created from one meaning. The meaning of derivative word is created from one meaning of basis. If the basis is monosemantical, as a rule, the derivative word will be monosemantic. When the basis is polysemantic, it depends on what meaning you want to achieve by the derivative word.
Особенностью словообразующих основ является преимущественное участие в активном словообразовании производных, в частности суффиксальных основ. Фердинанд де Соссюр в «Общем курсе лингвистки» отмечал, что можно классифицировать все слова в зависимости от их способности производить новые слова, что связано с их большей или меньшей разложимостью. Простые слова по основному своему свойству непродуктивны [1, c. 155–156]. Анализ семантического развития прилагательных до сих пор обычно строился на двух подходах. Общепринятым было стремление семантическое развитие производных прилагательных строить с учетом соотносительности с семантикой и метафорическим ореолом их производящих. Данная точка зрения предельно четко была в свое время сформулирована академиком В.В. Виноградовым: «Развитие качественных значений у имен прилагательных находит себе опору в качественных оттенках имен существительных. Но то, что в производном прилагательном кристаллизируется как отдельное значение, в соответствующем существительном еще брезжит как своеобразный метафорический ореол слова, как намечающееся переносное значение» [2, c. 155–157]. Это весьма тонко и правильно подмеченная черта семантического развития производных прилагательных. В современный словообразовательный процесс по разным причинам не вовлекаются в качестве производящих основ довольно многочисленные группы имен существительных. Однако нельзя думать, что есть какие-то определенные разряды существительных, которые навсегда лишены возможности образования новых производных слов. Движение в сторону вовлечения в активное словообразование новых типов основ можно проследить на сравнительно небольшом отрезке истории русского языка XIX–XX вв.

Во второй половине XIX в. в литературный язык входят образования от существительных на -ение с суффиксом -ск. Прилагательных от основ существительных на


-ение постепенно становится все больше: освобожденский, примиренческий, учрежденский, мироззренческий, приключенский и т.д. [3, c. 52–54].

Прилагательные на -лый в современных славянских языках имеют значительное количество признаков, роднящих их с причастиями. В современном русском языке в качестве производящих основ для данной категории выступают прежде всего разнообразные глагольные основы. По мнению А.А. Потебни и целого ряда других исследователей в области истории русского языка, именно причастия на -лъ являются в языке первичными, что же касается прилагательных на -лый, то это категория более поздняя в языке, произведенная от вышеуказанных причастий [4, т. 1–2, с. 232–233].

В качестве производящих основ прилагательных выступают: приставочные глаголы на -ать (запоздалый, исхудалый, обветшалый); бесприставочные и приставочные глаголы на -нуть: жухлый, дряхлый, рыхлый, тухлый и т.д. Иногда в качестве производящих основ выступают бесприставочные и приставочные непереходные глаголы типа «бывать», «линять» (бывалый, линялый). Довольно важным моментом в характеристике прилагательных представляется их общее стремление к приобретению всех признаков так называемых качественных прилагательных. Это проявляется прежде всего в предельной отдаленности от производящей основы, той или иной степени деэтимологизации, утрате связей с мотивирующим словом. Прилагательные начинают выражать признак или качество как таковое, безотносительно к какой бы то ни было производящей основе. Во всех современных славянских языках можно обнаружить значительное количество деэтимологизированных образований на -лый, производящий формант -л в которых выделяется уже лишь с помощью этимологического анализа. Например: русск. веселый, дошлый, наглый, пошлый, смуглый; польск, wesely, zuchwaly, smukly.

Первой ступенью в этом общем процессе развития большей качественности являются различные переносные оттенки в значении, приобретаемые исследуемыми прилагательными. Например: в русском затхлый (запах, быт.); вялый (цветы, настроение) в польском skruszaly (ставший рыхлым, сокрушенный). Прилагательные подобного типа приобретают и морфологические признаки качественных образований: производят наречия на -о, -е; служат основой для производства существительных абстрактного значения с суффиксом -ость; мотивируют глаголы, обозначающие действие по признаку, выраженному прилагательным на -лый. Например: русск. вяло, зрело, нагло, умело; польск. ospale, zuchwale; русск. вялость, наглость; польск. ospalosc, zuchwalosc; русск. наглеть, пошлеть; польск. czulisci.

Мягкий вариант при прилагательных на -ly, видимо, результат древнейшего взаимодействия форм на -lu, -li. Отголоски этого процесса можно обнаружить и в древнерусском языке (параллели типа милый – милии). Материалы русского языка раннего периода тоже свидетельствуют и об изменениях в семантике подобных прилагательных, поскольку семантические связи с мотивирующимся глаголом начинают ослабевать уже довольно рано. Например: у И.И. Срезневского: дрясьлый, дряхлый-печальный, тяжелый, усталый.

Все примеры свидетельствуют об именных признаках суффикса -л. Одно из самых интересных явлений в пределах древних форм на -лый заключается в их возможности осложнять основы непроизводных прилагательных, не придавая в этом случае каких-то дополнительных оттенков производящей основе. И.И. Срезневский отмечает: крепыл – крепли – крепкыи; нагыл – наглыи; грубый – грубныи – грублыи и т.д. По мнению А. Мейе, тип образований на -ли был очень продуктивным и в общеславянском языке. Основное назначение этих образований – помимо agentis [5, c. 282–284]. Большинство исследователей полагают данное значение первичным у подобных производных прилагательных [6, c. 119–120; 7, c. 78–79].

Аналогичный процесс в эволюции производных основ прилагательных наблюдается и в тюркских языках. Внимание к семантике производящих основ идет еще от грамматики якутского языка О. Бётлинга. Описание производящих основ в связи с учением о частях речи, начатое М.А. Казем-беком, прочно входит в практику научно-исследовательской работы [8, c. 12–16]. Значение производных прилагательных складывается из взаимодействия двух источников: значение словообразовательного суффикса и реально-вещественного значения производящей основы. В этом отношении производные прилагательные отличаются от производных глаголов, для семантики которых имеет значение их переходность или непереходность.

С помощью грамматического форманта -лы в тюркских языках образуются прилагательные со значением «обладающий таким-то предметом, свойством, качеством» и существительные со значением «уроженец», житель такой-то местности, города, села. Чтобы получить указанные значения производных прилагательных и существительных, необходимо во всех случаях подбирать названия предметов и явлений, которые могут быть объектом обладания, могут выражать свойства, качества, обозначать географические местности.

Поэтому сказанное выше об источниках значений производных прилагательных в тюркских языках необходимо дополнить указанием на то, что для формирования их семантики нужны определенные лексические разряды, которые будут разными в зависимости от того, какой словообразовательный аффикс и с каким значением применяется для создания производного слова. Значение производного слова создается от одного значения основы. Если основа однозначна, то, как правило, однозначно и производное слово. Когда же исходная основа многозначна, то формирование значения производного слова зависит от того, какое значение необходимо получать в производном слове.

Аффиксы -лыг и -лы были известны с древнейших времен и отличались высокой производительностью во все периоды жизни тюркских языков. Простое сравнение современного объема и состава их значений с древнейшим состоянием показывает, что семантическая эволюция этих аффиксов выразилась прежде всего в расширении их объема, обобщении и дифференциации их центральных значений на ряд оттенков.

Производящими основами словообразования на -лыг служат существительные и прилагательные разного морфологического состава, принадлежащие различным историческим слоям тюркской лексики. Среди производящих основ много арабских и персидских заимствований. Аффикс -лыг сообщает производным прилагательным значения свойства, качества. Большинство производящих основ имеют продуктивный характер.

В тюркских языках от производящих основ существительных c помощью суффикса -лык образуются относительные прилагательные: арпалыг – относящийся к ячменю, от арпа – ячмень; гышлыг – то, что припасено, заготовлено на зиму, от гыш – зима (азербайджанский язык); балаклы – брючный, от балак – брюки; сувлук – водянистый, от сув – вода (туркменский язык ); cennetlik – достойный рая, от cennet – рай (турецкий язык ); kündük – дневной, от kün – дeнь (киргизский язык) и т.д. В древних памятниках тюркских языков можно найти примеры, свидетельствующие о развитии в аффиксе -лык значения совокупности или объединения предметов. В.В. Радлов отстаивал мысль о том, что аффикс -лыг служил для образования и существительных, и прилагательных [9, т. 1, c. 23–26]. П.М. Мелиоранский, в отличие В.В. Радлова, считал, что аффиксы -лыг и -лы исконно различны [10, c. 95–97].

Грамматически почти все бразования на -лы с указанным значением относятся к прилагательным. Они создаются из существительных, означающих предметы и явления. Семантика прилагательных на -лы, как и в других аффиксальных моделях словообразования, есть результат сочетания значений аффикса и вещественного значения производящей основы. Определенную роль играет также характер производящей основы. Прилагательные, образовавшиеся от существительных со значением предмета, означают «обладающий каким-то предметом, обладающий таким-то качеством». Прилагательные, образовавшиеся от существительных со значением процесса, могут обозначать «обладающий результатом такого-то действия» [11, c. 41–44; 12, c. 73–75].

Производные в форме -лы широко распространены еще с древнейших памятников, в которых встречаются все основные значения производящей основы. Значения «обладающий таким-то предметом» представлены в словаре М. Кашгарского, где дано описание значений аффикса


-лыг [13, c. 500–501].

В тюркских языках от глагольных производящих основ с помощью суффиксов -аг, -ак образуются прилагательные с разной семантикой: батыг – вдавленный, от глагола бат – погружаться; dəyişik – обмененный по ошибке, от dəyiş – менять, меняться (азербайджанский язык); kaçak – беглый, от kaç – бежать (турецкий язык) и т.д.

Система отглагольных имен в тюркских языках принципиально ничем не отличается от такой же системы в индоевропейских языках, где наблюдается лишь лексическая дифференциация. Большинство непродуктивных отглагольных имен грамматически синкретичны, так как совмещают в себе признаки слово- и формообразования. Их словообразовательные признаки заключаются в том, что они имеют постоянное лексическое содержание, принимая во внимание грамматический синкретизм производящих основ в древнем словообразовании, когда с помощью именного аффикса создавались имена прилагательные от глагольных и именных основ.

Словообразование прилагательных всегда происходит на базе реально-вещественных значений предмета или признака. В древнем словообразовании оба эти значения почти всегда сосуществуют в имени, которое способно передавать как значение существительного, так и прилагательного. В современном продуктивном словообразовании значения предмета и признака в большинстве случаев разделены. Однако в существительном сохранилось от более ранних состояний потенциальная возможность отвлечения от его значения семантики признака, и потому в ряде случаев при помощи аффиксов создаются новые слова путем отвлечения значения признака от предметного значения существительного. Именно в этом смысле принадлежность производящей основы определенной части речи в словообразовании не играет решающей роли.

Значение производных прилагательных создается от одного значения производящей основы. Следовательно, если основа однозначна, то однозначно и производное прилагательное. Если производящая основа многозначна, то формирование значения производного прилагательного зависит от того, какое значение необходимо получать в производном прилагательном. Чем древнее производное прилагательное, тем больше вероятности того, что в нем отложились наиболее древние основные значения основы.

История словообразования в разносистемных языках показывает, что смена форм и эволюция словообразовательных значений подчиняются некоторым общим тенденциям развития: обобщению и унификации однородных значений различных форм, всемерному обогащению семантического объема и состава центральных значений; отмиранию значений, ограниченных по условиям своего образования. Таким образом, рассмотрев некоторые словообразовательные характеристики образований с элементом -л, которые представлены в разносистемных языках как прилагательные, можно прийти к выводу о значительных именных признаках данного аффикса.

Те же производящие основы, которые сохранили первоначальное значение данного форманта, позволяют усомниться в традиционном подходе к морфеме -лы, -ло как перфектно-причастной форме.

Библиографический список


1. Соссюр де Ф. Курс общей лингвистики. – М., 1933.

2. Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). – М., 1972.

3. Земская Е.А. Об основных процессах словообразования прилагательных в русском литературном языке. ХIX в. // Вопросы языкознания. – 1962. – №2.

4. Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. – М., 1958. – Т. 1–2.

5. Мейе А. Общеславянский язык. – М., 1951.

6. Лескин А. Грамматика древнеболгарского языка. – Казань, 1915.

7. Белявский Е. Этимология древнецерковнославянского языка и русского языка. – М., 1900.

8. Мирза Александр Казем-бек. Общая грамматика турецко-татарского языка. – Изд. 2-е. – Казань, 1846.

9. Радлов В.В. Опыт словаря тюркских наречий. Т. I–IV. – СПб., 1893–1911.

10. Мелиоранский П.М. Памятник в честь Кюль-Тегина // Записки Вост. отд. Рус. археологич. об-ва. Вып. ХII. – СПб., 1899.

11. Ильминский Н.И. Материалы для джагатайского спряжения из Бабер-намэ. – Казань, 1865.

12. Исхаков Ф.Г., Пальмбах А.А. Грамматика тувинского языка. Фонетика и морфология. – М., 1964.

13. Divanü-lügat-it-Türk. – Ankara, 1943. – Т. I.


следующая страница >>