Кэрролл Ли, Тоубер Джен Дети Индиго Праздник цвета Индиго Перев с англ. К.: "София"; М.: Ид "София", 2003. 240 с - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Кэрролл Ли, Тоубер Джен Дети Индиго Праздник цвета Индиго Перев с англ. К.: "София"; - страница №9/10

Когда мне стукнуло двенадцать, отец принялся уговаривать меня стать одним из священников этой церкви, но я без колебаний отказался, И отец смирился с моим решением, хотя об этом его просили и многие другие прихожане. Кроме того, у меня были "проблемы" в воскресной школе: я, видите ли, задавал слишком много вопросов. Да как я посмел? Думаю, там повторилось то же самое, что и в обычной школе, где меня считали "источником неприятностей". Я частенько был невнимателен и отвлекал других детей, но когда меня вызывали, я всегда давал верный ответ, да еще и спрашивал о чем-то учителей - а им порой было очень нелегко давать ответы на мои вопросы. Вскоре меня выгнали из воскресной школы, а отец, занимавший в иерархии церкви довольно высокий сан, долго вел со мной воспитательные беседы. Я говорил, что не делал ничего дурного, просто задавал вопросы. Я же не виноват, что учитель не может на них ответить!

На фоне всего этого я продолжал читать книги по восточной философии. Помимо прочего, меня отчислили из особого класса при церкви, где подростки занимались глубоким изучением Библии и готовились к своей грядущей миссии - семинарии. Отец тогда преподавал в этом классе, и мы много говорили о Христе. Я то и дело влезал в обсуждения с комментариями насчет Будды - заявлял, например, что Будда родился на пятьсот лет раньше Христа или что их учения очень похожи. Отцу это ужасно не нравилось, и в конце концов он сказал, что мне не стоит больше ходить на эти занятия, Позднее я понял, что нам следует постигать все великие учения, выбирать из каждого все, что больше подходит к условиям нашей жизни, и, как предлагал Будда, искать "золотую середину". Все наши поступки должны бьпь основаны на доброте и любви. Я твердо знаю, что ни разу в своей жизни не помогал другим из рассчета получить что-то взамен, Какой бы значительной ни была моя помощь, мне всегда достаточно было просто услышать "спасибо", Я не знаю, что нужно сделать, чтобы это поняли все. Когда я говорю об этом другим людям, меня просто никто не слушает, потому что я еще слишком молод.

Я знаю, что я - целитель и учитель, но меня никто не станет слушать. Так зачем мне что-то говорить? Я-то знаю, что могу сказать кое-что важное, но не уверен, что люди готовы меня услышать. Когда у меня появляется возможность вступить в подобные дискуссии, окружающие словно не обращают внимания на мои слова. Скажем, когда я рассказал своему учителю тайцзи про книгу "Дети Индиго", он заявил, что это просто очередная нью-эйджевская мура - вот и все. Мне, правда, удалось заставить его признать, что духовная и психологическая эволюция вполне возможна, но он все равно не верил, что она происходит именно сейчас. Я сказал в ответ, что мы все равно должны надеяться, независимо от того, правда это или нет. Без надежды ничего не изменится. А если наш мир не изменится, я просто не вижу смысла в продолжении его существования. Надеюсь, он все-таки понял меня, Я женился, когда закончил школу. Мы с женой перебрались на Гавайи, какое-то время побыли там, затем переехали в Колорадо, где живем и сейчас. Моя жена благополучно наладила отношения с отцом, а теперь пытается улучшить отношения с матерью, Думаю, она тоже Индиго. Именно поэтому мне так хорошо рядом с ней. С самого первого дня нашего знакомства я знал, что ей можно довериться во всем. Мы женаты уже девять лет и с каждым днем наши отношения все крепче.

Я пишу вам это письмо, чтобы узнать, поддерживаете ли вы связь с другими Индиго, которые испытывают те же трудности, что и я. Мы знаем, кто мы. Мы знаем, зачем мы здесь, но, судя по всему, многие другие люди еще не готовы к общению с нами. Интересно, а нельзя ли устроить встречу для Индиго всех возрастов, особенно для взрослых Индиго? Как приятно было бы пообщаться с людьми, которые пережили то же, что и ты, и понимают, что ты чувствуешь, Лично мне кажется, будто я стою сейчас на вершине холма. Я добрался до самого верха и готов "катить камни" - но с чего начать? Как мне воплотить в жизнь свои таланты, как сделать их чем-то реальным? Мир должен понять, что мы не обязаны жить так, как было принято до сих пор. Все мы можем иметь го, чего желаем, - и никто не останется обделенным. Нужно только жить Светом и позволить Любви править этим миром.

Глава восьмая

Чему мы научились
"Все наши попытки создать "светлое будущее" привели к появлению самого суетного, состязательного, угнетенного, сверхорганизованного - и, вероятно, самого несчастного - поколения молодежи за всю историю.

Такое впечатление, что мы с дьявольским рвением лишаем детей детства".

Эда Ле Шань, американский педагог, автор книги "Заговор против детства"
С момента появления первых сообщений о Детях Индиго прошло два года. За это время немалая часть основных сведений, представленных в нашей первой книге, побывала на первых полосах газет. Мы, например, подчеркивали, что многие основные школьные тесты давно устарели и вызывают у детей отвращение. А когда мы писали эту, вторую книгу, на обложке журнала "Тайм" (12 марта 2001 года) был помещен образец теста способностей к обучению (SAT), а на страницах номера опубликовали ряд статей и интервью, в которых педагоги утверждали, что этот тест, разработанный еще в 1926 году, окончательно устарел и сейчас бесполезен.

Пресса и телевидение уже не раз привлекали внимание общественности к обманам при участии учителей, закрывающимся школам, государственной программе школьных ваучеров* , обучению на дому и впечатляющим объемам газетных новостей, связанных с СНВ и СНВГ. Как мы уже говорили, темой передовиц нередко становились скандалы с риталином. Высказываемые предположения о том, что многие дети сейчас принимают незаконно выписанный риталин просто как "излюбленный наркотик", по-видимому, подтверждают наши давние опасения: это лекарство - не решение, а "косметическая мера", причем очень скверная. Ведь мы действительно стоим на пороге вполне возможной "всеобщей наркотической зависимости"!

Есть, конечно, и приятные новости: статья в "Тайм" о шестилетних малышах, занимающихся йогой, свидетельствует, что дети овладевают подобными формами сосредоточения и самопознания намного лучше, чем можно предположить. Во многих других журналах тоже появлялись статьи о "новых детях" (хотя их далеко не всегда называли Детьми Индиго).

Упоминали мы и о летних лагерях для Индиго, которые открываются по всей стране. Хотите узнать об одном из них, в Айдахо? Войдите в Интернет на страницу www.campindigo.org. Вот цитата оттуда: "Лагерь помогает каждому ребенку открывать собственные истины, изучать свои таланты и возможности. Здесь учат уважать самих себя, других людей и весь окружающий мир".

И о трагическом: есть дети, которые убивают других детей... Вероятно, трудно даже представить себе нечто более отчаянное, чем такую попытку привлечь к себе внимание, бросить вызов в лицо всему обществу, Подобные трагедии - оглушительный сигнал тревоги, настойчиво призывающий к переменам в семейном и школьном воспитании. Эти факты долгие годы были и остаются одной из главных причин нашей работы над темой Индиго. Наши сердца разрываются от сочувствия к родителям и ученикам, которые оказались вовлеченными в столь ужасные события. Судя по всему, с теми драгоценными душами, которых мы зовем своими детьми, вновь и вновь происходят невообразимо чудовищные катастрофы.

Ярость достигла точки кипения - главным образом, вследствие полного отчаяния целого поколения родителей и педагогов, которые чувствуют, что сделали все возможное, но нечто очень важное все-таки "ускользнуло сквозь пальцы" и привело к тому существенному изъяну, что обнаружился в прежде едином течении школьного воспитания и обучения, -к порочной неправильности, повредившей умы детей, которые несут в школу пистолет, чтобы расправиться со своими сверстниками. Несколько крайне обеспокоенных и весьма образованных специалистов прислали нам письма, где отмечали, что с нашей стороны будет просто бессовестно делать вторую книгу об Индиго "белой и пушистой". По их мнению, в происходящем нет ничего милого и веселого. Эти люди настаивали на идее помощи и считали, что вторая книга должна быть похожей на первую, то есть содержать серьезные советы для родителей и педагогов. Мы во многом разделяем эти тревоги и хотим сказать, что сейчас сразу несколько авторов (и мы в том числе) готовят к изданию книги, где "подхватят брошенную перчатку" и пополнят свод научных сведений, касающихся Индиго.

Одна из таких книг была написана доктором философии Дорин Вэчью, которая в свое время внесла свой вклад в материалы наших "Детей Индиго". Позднее она написала книгу "Уход за Детьми Индиго и их режим питания" (вышла в свет в августе 2001 года). К печати готовятся еще несколько работ, а введенное нами в 1999 году понятие "Дети Индиго" уже прижилось в Интернете. Не так давно мы ввели это выражение в строку поиска одного из самых популярных поисковых средств (они просматривают Интернет и выдают списки сайтов с вхождениями выбранных слов) и узнали, что сочетание "Дети Индиго" встречается в сети около 68 тысяч раз.

Когда мы писали эту книгу, в нашем собственном районе, в окрестностях Сан-Диего, прошли памятные службы и похороны... Во всех местных газетах в те дни напечатали фотографии двоих старшеклассников, убитых неделей раньше во время трагических событий в школе Сантана (г. Санти). Трагедия вызвала всеобщее возмущение и всплеск эмоций. Родители школьников блокировали улицы и презрительно освистывали клаксонами машин тысячи репортерских фургонов, съехавшихся со всей Америки. Журналисты наводнили город, словно напичканные электроникой стервятники, и безжалостно совали свои микрофоны и камеры прямо в лицо скорбящих родителей, учителей и учеников: "Что вы тогда чувствовали? Что вы видели?" Но люди устали вновь и вновь переживать этот кошмар. Нам нужны реальные ответы, а не жестокие в своей откровенности телевизионные репортажи.

10 марта 2001 года Билл Мейхер, ведущий телепрограммы "Политическая некорректность", занял свое место перед камерой и сообщил всему американскому народу, что он в бешенстве. "Нам пора отвоевывать власть в семье", - заявил он и добавил, что относиться к детям как равноправным членам семьи было в корне неправильно. "Они захватили власть над нами, - сказал он, - и подчинили себе нашу жизнь". Затем он пустился в рассуждения; дети, мол, должны делать, что сказано, как было в старые добрые времена, и давать им волю не следует. Их нужно поставить на место. Взрослые, в отличие от детей, умудрены опытом, подчеркивал Билл Мейхер, и ребенку нельзя позволять "дергать нас за ниточки". И он вовсе не шутил! Мы сидели перед экраном и чувствовали себя так, будто нас предали: на свет Божий вновь всплыло невежество устаревшего мышления.

Среди тех, кто начинал палить в школе из пистолета, ни разу не встречалось детей, к которым в семье относились с уважением, для которых родители были лучшими друзьями и которые имели дома равное "право голоса". Это - самые основы воспитания Детей Индиго; именно эти принципы внушают детям правильную самооценку и учат их отличать доброе от дурного

впоследствии, когда они попадают в неизбежную для нашего общества атмосферу власти старших.

Исключений из правила практически не было: зачинщиками трагедий в школьных дворах были растерявшиеся в этой жизни дети, лишенные возможности обсуждать свои проблемы дома либо имеющие совершенно легкомысленных родителей. Бывало, отцы и матери даже не догадывались, что ребенок сооружает бомбу прямо у них в гараже! Статистика доказывает, что "дети-убийцы" в большинстве случаев были совершенно измучены, часто терпели издевательства в школе и просто не могли справиться с накапливающимся изо дня в день напряжением. И вместо того, чтобы прийти домой, в лоно семьи, к "задушевным друзьям", некоторые такие дети придумали "мстительную реальность" со своими собственными смертельными играми или пышущими ненавистью сайтами в Сети. Нынешние исследования свидетельствуют, что многие из этих детей принимали риталин -очередное подтверждение того, что это лекарство отнюдь не оправдывает всех надежд. Эти дети почти не общались с родителями -возможно, просто не чувствовали, что в семье есть хоть кто-то, с кем есть смысл поговорить.

При всем нашем уважении к господину Мейхеру и его тончайшему чувству юмора, нам кажется, что своими замечаниями он оказал медвежью услугу детям всей страны. Неужели мы вправе полагать, будто эти дети - одни из них уже мертвы, другие отбывают наказание за свои преступления - вели бы себя намного лучше, если бы их с самого детства шлепали по попке и твердили им: "будь хорошим"? Этим Индиго, живым олицетворениям человеческой мудрости в крошечном теле, силой навязали мышление, ставшее для некоторых из них просто гибельным. Да, они выплеснули наружу свою ярость, но винить в этом следует прежде всего невыносимые обстоятельства, в которых они поневоле оказались, - непреодолимую стену равнодушия, состоящую из взрослых людей, слишком занятых для того, чтобы остановиться на мгновение для откровенного разговора.

Мы по-прежнему уверены, что принципиальным ответом на открывшееся нам явление могут стать лишь коренные перемены в отношении к воспитанию детей. Они должны быть в семье равноправными партнерами. Мы никогда не предлагали превращать их в диктаторов и во всем им потакать. Но предоставлять им право выбора и уважать их - вовсе не то же самое, что давать им садиться нам на шею. Дисциплина необходима, и "рамки допустимого" все еще остаются важной стороной воспитания. Но если мы будем относиться к подрастающему ребенку с уважением, ему будет намного проще понимать и принимать дисциплинарные требования - в отличие от ребенка, которому лишь твердят: "Подрастешь - поймешь", "Ты в этом еще ничего не понимаешь" или "Делай, что тебе говорят!" Последовать совету господина Мейхера означало бы вернуться к тем методам воспитания, которые были распространены добрых полвека назад. Так, между прочим, считают многие из тех, кто до сих пор в отчаянии разводит руками. Им кажется, что раз уж их воспитали "как надо", то почему бы и теперь не вернуть "старые добрые деньки", когдадетей было видно, но не слышно, когда младшие относились к старшим с почтением и не прихватывали в школу пистолеты. Но если все это так, то чем объяснить недавний взрыв насилия среди японских детей? А ведь японская культура славится своими традициями отношений между детьми и родителями! Японцы, казалось бы, всегда оставались образцовой моделью внутрисемейных взаимоотношений. Дети там ведут себя благопристойно и чтут старших. Однако новости, приходящие из Японии в последние годы, указывают на то, что многие проблемы, с которыми мы столкнулись в США, проявляются и на Дальнем Востоке. Вот выдержка из статьи в журнале "Тайм" (8 января 2000 года):


Японские дикари

Тим Лаример


На протяжении "потерянного десятилетия" экономического застоя в этой стране [Японии] здешняя молодежь неу-

клонно катилась вниз по спирали безразличия, разочарованности и бунтарства. [...] Молодые японцы все чаще и чаще взрываются необъяснимыми вспышками ярости. Учащаются жестокие преступления среди молодежи (за одиннадцать месяцев 2000 года их число повысилось почти на 25% по сравнению с минувшим годом), все больше учеников исключают из школ, увеличивается количество правонарушений в школе. Недавние правительственные опросы показали: около четверти учеников старших классов признаются, что им доводилось "взрываться от злости или прибегать к насилию". В одном только прошлом году случился целый ряд громких преступлений: подростки угнали автобус и перерезали одному из пассажиров горло; юноша убил родную мать бейсбольной битой; хулиганы зарезали семью из трех человек. А буквально месяц назад семнадцатилетний парень соорудил бомбу из гвоздей, шурупов, пороха и кофейной чашки и взорвал ее в одном из токийских магазинов видеоаппаратуры. По сведениям местных газет, вооруженный дробовиком преступник заявил полиции: "Я хотел убивать". [...] Очевидно одно: с японской молодежью что-то не так. И если в этом виноваты не мультфильмы, видеоигры и кино, то что именно?

По нашим сведениям, дети изменились -и теперь не сработает ни одна из старых моделей, как бы хорошо она ни помогала в прошлом. Пятидесятые и шестидесятые годы давно позади, прежняя культура "невинности" миновала - а вместе с ней ушел и целый мир, где население было вдвое меньше по численности. Индиго -плод человеческой эволюции, надежда для всех нас. Несмотря ни что, человечество, похоже, преодолело все пророчества о переломе тысячелетий и избежало предрекавшегося Армагеддона. Однако мы оказались на перекрестке развития сознания, и теперь наши знающие, мудрые дети требуют принципиально новых приемов воспитания и школьного образования.

Перед ними открылся мир, где терпимость начинает проявляться совершенно по-новому; нынешние дети, по-видимому, просто стыдятся былых политических и религиозных парадигм. Главное внимание их "радара человечности" привлекает, судя по всему, целостность, и эти дети, даже самые маленькие, бурно реагируют на ее отсутствие. Если же детям не удается найти ее дома или в школе, они порой отстраняются, уходят в себя, словно пытаются понять, что еще может предложить им этот мир -или, еще точнее, что они в состоянии создать своими силами, пусть и посредством ярости или ненависти, которые, как они надеются, хоть чем-то помогут.

Некоторые молодые люди, пребывающие в не меньшем отчаянии, чем мы, пытаются высказать, что они сами думают на эту тему. В конце концов, они ведь видят происходящее изнут-ри\ Нам подчас кажется, будто дети живут в вакууме, и только мы, взрослые, умеем устраивать совещания, созывать комитеты, писать книги и решать, как жить детям. Но под влиянием собственного чувства ответственносги подростки и молодые люди все чаще и чаше сами обсуждают свои проблемы - и даже пишут книги. Одну из них мы настоятельно рекомендуем: это книга "Могут ли ученики покончить с насилием в школах? Мнение американской молодежи", написанная очень молодым человеком по имени Джейсон Райан Дорси. Вот что говорится о его работе на сайте Amazon.com: Каждая глава этой книги, которую выдающийся юный автор Джейсон Дорси (20 лет) составил на основе разнообразных источников, содержит огромное множество юношеских прозрений и практичных, действенных решений. Джейсон упорядочил мнения более чем полутора сотен тысяч молодых людей из самых разных слоев американского общества; автор рассказывает о переживаниях, трудностях и возможностях, с которыми молодежь сталкивается ежедневно. Чтобы помочь нашим детям, нужно узнать, что думают они сами. Пора "перевернуть школы вверх ногами": на первое место должны выйти ученики, ведь именно они являются как виновниками, так и жертвами насилия в школах.

Вы, должно быть, заметили, что в своих книгах мы никогда не очерчиваем проблему, не предлагая ее решений. И упоминать мы стараемся о тех книгах, где не только выявлены те или иные трудности, но и описаны конкретные способы их преодоления.

Вот и сейчас мы предлагаем вам практический материал. Успех в воспитании вашего Индиго (или почти Индиго) зависит от нескольких условий:

1. Возраст ребенка. Как давно вы заметили у него характерные черты Индиго?

2. Место жительства. Будем говорить откровенно: кое-кто из нас живет в таких районах, где первой заботой является само выживание. Не так уж легко размышлять о высоких материях, когда ежедневно ломаешь голову о том, как прокормить семью.

3. Семейные обстоятельства. Мать-одиночка или отец-одиноч- ка? Неподходящий школьный округ?

4. Смелость родителей. Нередко самой сложной проблемой становится решимость начать откровенный разговор с собственными детьми. Мы и сами это прекрасно знаем.
Поговорим о каждом пункте подробнее.

- Возраст: Если ваш ребенок еще в пеленках, вам очень повезло: есть отличная возможность начать воспитание в новой парадигме. Вам предстоит по-настоящему узнать своего малыша и с удовольствием принять его новые особенности -черты Индиго.

У многих, однако, дети уже довольно большие: девяти-, десяти-, одиннадцати- и двенадцатилетние, и некоторые из них уже решили, что их родители - олухи царя небесного. Когда вы обращаетесь к ним, они всякий раз закатывают глаза, переминаются с ноги на ногу и пялятся куда-то в пол вместо того, чтобы смотреть на вас, - иными словами, без слов, но всем телом откровенно заявляют: "Ага, конечно, так я и послушал!" А после, закончив демонстративную роль "ничего-не-слышу", они выскакивают за дверь и окунаются в свою личную жизнь - а вам остается лишь надеяться, что они не вытворяют ничего такого, что вы сочли бы предосудительным.

Пришло время общаться с ними по-настоящему - время откровенной встречи, когда вы отбросите защитные доспехи в надежде, что еще не слишком поздно. И у вас действительно есть большие шансы успеть! Скажите ребенку, что хотите с ним говорить, -и предложите ему самому выбрать для этого подходящее время. Предупредите, что вам понадобится, например, один час. Пусть ребенок сам назначит время, потребуйте лишь одного: чтобы ничто -ничто! -не стало этому помехой. Так вы сразу покажете своему ребенку, что предстоящая беседа намного важнее повседневных просьб и обычных семейных разговоров. Будьте готовы к тому, что он начнет упрямо отказываться (и это еще мягко сказано), но все равно стойте на своем.

Сядьте перед ним с блокнотом и попросите внимательно посмотреть на вас, прежде чем начнется разговор. Сразу скажите, что это будет не нравоучение и вы не станете обсуждать его поведение, читать нотации или бранить. Скажите, что больше всего на свете хотите быть ему другом. А потом попросите объяснить, почему, на его взгляд, у вас не ладятся отношения.

Настройтесь на откровенность. Чудес не ждите, но прежде всего постарайтесь принимать слова ребенка без каких-либо условий. Помните, что этот разговор о самом ребенке, а не о вас -иными словами, не стоит погружаться в рассказы о том, какими были в детстве вы сами. Не читайте лекций! Не выходите из себя! Не вздрагивайте, если услышите вдруг нечто такое, что считаете вопиющим безобразием, ошибкой или даже правонарушением. Помните: когда ребенок говорит откровенно, вы слышите саму жизнь, причем "из первых рук" - согласны вы со сказанным или нет. Пусть ребенок устроит вам разнос, пусть жалуется на весь мир, даже если слова его несправед ливы. Делайте записи - это подтвердит, что вы относитесь к словам ребенка с вниманием. И, главное, слушайте-., просто слушайте1.

Не делайте того, чего он привык от вас ждать, то есть не начинайте возражать в ответ на каждое его слово. Во всяком случае, не сейчас. Следует понять, что большая часть его мнений основана на том, что он чувствует. Собственно, в выяснении этого и заключается основная цель разговора. Придумывайте новые пути: попросите ребенка подробнее рассказать именно о том, что важно для него, - тут как раз и потребуется ваша помощь. Быть может, ему кажется, что вы слишком строги или слишком отстали от жизни и уже не в состоянии понять музыку, которая ему нравится, что вы не выказываете достаточного уважения к поведению его друзей, что вы, наконец, не такие любящие, заботливые или сообразительные, какими он мечтал бы вас видеть!

Первый разговор должен закончиться рядом вопросов. Разумеется, каждый ребенок уникален, но вот примеры вопросов, которые вы можете задать:

1. "Что я могу сделать, чтобы тебе жилось лучше ?" В ответ могут прозвучать заявления абсурдные и неуместные, но это не имеет значения. Вам нужно вызвать у ребенка катарсис в благоприятных для этого условиях, и - одновременно - дать ему возможность выговориться. Кроме того, тем самым вы начинаете создавать новую, прежде неведомую взаимную привязанность. Дышите глубже и слушайте, Помните: умение выслушать еще не означает необходимости исполнять все эти желания.

2. "Быть может, нам удастся найти какой-то компромисс? Как бы ты поступил на моем месте?" Такая постановка вопроса заставляет мыслить и в то же время показывает ребенку, что вы настроены очень серьезно. Быть может, у него действительно есть шанс сделать свою жизнь приятнее, и он охотно воспользуется такой возможностью Поскольку вы тоже живете не в вакууме (во всяком случае, мы на это надеемся), многие из обсуждаемых тем вас едва ли шокируют. Так или иначе, будьте готовы к уступкам и переходите к обсуждению важнейших проблем. Смиритесь с тем, что придется чем-то поступиться. Вспомните, какими были в детстве вы сами, и поставьте себя на место своего ребенка.

3. "Разве мы уже не можем стать друзьями? Обещаешь, что придешь ко мне, если тебе понадобится помощь ? Тебе хотелось бы, чтобы мы еще раз вот так поговорили?" Это очень серьезные вопросы, сосредоточенные вокруг основной причины первого разговора. Ребенок может отделаться пустыми отговорками и не дать правдивого ответа. Почему? Он вам просто не доверяет! Любому отцу или матери очень неприятно такое слышать, но это правда. Многие малыши и подростки часто доверяют ровеснику, которого знают совсем недавно, намного больше, чем родителям, подарившим ему жизнь.
Вам может потребоваться целый ряд таких встреч, и со временем ребенок привыкнет к тому, что:

* разговоры с вами не перерастают в размолвки (вы должны твердо себе пообещать, что не допустите этого; с другой стороны, это потребует от вас мудрости и большой выдержки. Если же хотя бы однажды разгорится ссора, она будет означать, что вы недооценили важность всего этого процесса, - а мы ведь с самого начала предупредили, что дело это нелегкое...);

* вы их не попрекаете;

* они действительно могут беседовать с вами, не боясь, что вы рассердитесь. Просто выслушайте, что они чувству ют. Во время разговора не стоит давать этим чувствам точные определения: сейчас не время для нотаций и уроков житейской мудрости. Сейчас время сидеть и слушать.


Как рассказывали нам многие родители, очень скоро вы сможете обсуждать с ребенком его школьные дела, его друзей и пристрастия в музыке и прочие важные для него вопросы, которые вам удастся нащупать и открыть для себя... да-да, и секс в том числе. И что тогда? Тогда у вашего ребенка появится новый друг -мама или папа. Некоторые родители идут к этой цели и кружными путями: отправляются вместе с детьми на концерт, ходят по магазинам в поисках модной одежды и так далее. Возможно, конечно, что лично вам это не очень-то по душе, но, поверьте, дети такого никогда не забудут - никогда. Стоит попробовать? Ну конечно! В конце концов, разве вам не хочется вернуть себе детей?

- Место жительства. Одни живут в приличном районе, рядом с другими состоятельными людьми, другие обитают в гетто. Ваш ребенок может ходить в престижную частную школу или в государственное учебное заведение, где ранцы учеников изо дня в день проверяют - а нет ли там оружия? В связи с этим нужно отметить, что большая часть прогремевших на всю страну школьных трагедий произошла как раз не в гетто, а в совершенно благополучных районах, где доходы жителей пре вышали средний уровень. Дети из гетто могли бы, конечно, рассказать, что у них в школах убийства тоже случались, просто по тамошним меркам такие события не столь драматичны и большой огласки в газетах не получают.

Иными словами, каждый живет в особой обстановке. Не исключено, что в семьях, где слишком хорошо известно, что такое борьба за выживание, к тесному общению с детьми стремятся намного больше. Таким детям обычно приходится очень рано взваливать на себя "взрослые" обязанности и проблемы, что предполагает большую необходимость откровенных бесед с родителями. Однако и в этих условиях описанная выше процедура в какой-то мере необходима. Каждый из нас должен задать определенные вопросы, чтобы дать ребенку почувствовать: где бы вы ни жили, вам прежде всего хочется его понимать.

- Семейные обстоятельства. Воспитываете детей в одиночку? Тогда забот у вас полон рот. С другой стороны, у вас есть много общего с другими родителями-одиночками, то есть ваше положение не уникально. В любом случае, описанный выше процесс вам поможет, только подход должен быть несколько иным. Помимо прочего, вам может потребоваться дополнительное содействие со стороны ребенка. Задавать следует такой, например, вопрос: "Ты знаешь, почему мы живем одни?" Не надо ни в чем винить мужа или жену, которые ушли от вас (хотя бы потому, что во многих таких случаях малыш время от времени встречается с ним или с ней). Постарайтесь откровенно и простыми словами обсудить, почему это случилось. Отсутствие настоящей любви, дурные пристрастия, неверность и многие другие причины развода, которые кажутся нам слишком "взрослыми" проблемами, вполне можно обсуждать с ребенком откровенно и без сложностей. Вы сами удивитесь тому, насколько хорошо он все понимает! Больше того, такая беседа создаст между вами еще одну особую связь. Не пытайтесь доказать, будто во всем виноват только оставивший вас спутник жизни. Рассказывайте своему ребенку, какие чувства это у вас вызывает, а не кто хороший и кто плохой.


<< предыдущая страница   следующая страница >>