Г. О. Самары «наука, творчество, интеллект» Секция Гуманитарная «семейная сказка - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Г. О. Самары «наука, творчество, интеллект» Секция Гуманитарная «семейная сказка - страница №1/1


ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЯ УЧАЩИХСЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ ПРОМЫШЛЕННОГО РАЙОНА Г. О. САМАРЫ

«НАУКА, ТВОРЧЕСТВО, ИНТЕЛЛЕКТ»



Секция

Гуманитарная



«СЕМЕЙНАЯ СКАЗКА «ИВАШЕНЬКА» КАК РАЗНОВИДНОСТЬ УСТНОГО НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА»

Автор:

Носачев Никита Игоревич,

учащийся 5 «А» класса

МБОУ СОШ № 175 г.о. Самары

Научный руководитель:

Черкашина Ирина Николаевна,

учитель русского языка и литературы

МБОУ СОШ № 175 г.о. Самары

г. Самара, 2013 г.

Содержание Стр.


  1. Введение. 2

  2. Основная часть. 3

2.1. Истоки семейного варианта сказки «Ивашенька». 3

2.2. Анализ сказки «Ивашенька». 4

2.2.1. Сравнительный анализ различных вариантов сказки

«Ивашенька» 4

2.2.2. Морфологический анализ сказки «Ивашенька». 7

2.2.3. Анализ героев сказки. 7

2.2.3.1. Образ старика и старухи, родителей мальчика. 7

2.2.3.2.Образ мальчика, похищаемого Бабой-ягой. 8

2.2.3.3. Образ Бабы-яги. 8

2.2.3.4. Образ дочери Бабы-яги. 8

2.2.3.5. Образ Гусей-лебедей. 8

3. Заключение. 10

4. Литература. 11

5. Приложение №1. Семейный вариант сказки «Ивашенька». 12


  1. Введение

Уверен, многие согласятся с тем, что сказка имеет большое значение не только в жизни каждого человека, но и в жизни общества, народа. В сказке, в сказочных образах народ хранит свою мудрость, показывая нравственные действия и поступки, учит отличать добро от зла. Кроме того в сказках передаются закодированные знания народов об устройстве мира и вселенной. Недаром Пушкин сказал: «Сказка — ложь, да в ней намек…»

С этой точки зрения нужно подходить и к русской народной сказке. Кроме того необходимо учитывать народные традиции того времени, когда эти сказки складывались, рассматривать их с точки зрения ритуалов, обрядов, представлений народа о жизни.

Таким образом, читая сказки, каждый ребенок мог с помощью простых, понятных образов, получить основные знания не только о том, что хорошо, а что плохо, но и о том как должен вести себя мужчина, а как должна вести себя женщина, а также о том, как устроен весь мир.

Многие специалисты утверждают, что сказки тренируют психику маленького человека. Ведь в сказках, подчас, много «страшных» вещей – смерть, убийство, съедение заживо, много «страшных» героев – Змей Горыныч, Баба-яга, Кощей Бессмертный и др. Известно, что дети, которые в детстве слушали разные сказки (в том числе и «страшные»), более закалены в жизни и менее тревожны, чем те, родители которых оберегали их от сказок с подобными сюжетами и персонажами.



Есть мудрое выражение: "Где одному не справиться, там род поддержит".




И действительно, человек — лишь звено в цепочке поколений. Ведь передать своим детям и внукам можно не только какие-либо материальные ценности, но и бесценный опыт. Мы считаем, что сказки, передаваемые в семьях от старших младшим, связывают поколения рода, помогают определить свое предназначение и место в жизни, понять собственную ответственность перед семьей и народом.




Почитать и уважать предков, хранить память о них - раньше это было едва ли не священной обязанностью каждого. Сейчас мало кто знает о своих дальних родственниках, хотя интерес к семейным корням начинает расти. Сохранить свое имя в истории рода, можно лишь отдавая дань уважения предкам, которым каждый обязан жизнью.

В этой работе мы бы хотели познакомить с нашей семейной сказкой «Ивашенька» и попробовать свои силы в поисках скрытого смысла, заложенного в ее тексте.

Семейная сказка «Ивашенька» и стала объектом нашего исследования.



Цель исследования: ознакомление с семейной сказкой «Ивашенька», сравнительный анализ ее разных вариантов, поиск скрытого смысла сказки.

Задачи:

  1. Выявить сходство и различие путём анализа 4 вариантов сказки «Ивашенька».

  2. Опредилить основных действующих героев.

  3. Проанализировать скрытый контекст (смысл), заложенный в сказке.

Гипотеза:

  1. Различные варианты сказки «Ивашенька» отличаются деталями, но основная сюжетная линия не меняется.

  2. Сказка в сюжете и сказочных образах содержит закодированную информацию о цикличности процессов во вселенной (например, смена времен года)

Методы исследования: изучение специальной литературы и Интернет-сайтов, анализ текста (морфологический, этимологический, мифологический), сравнение.

    1. Истоки семейного варианта сказки «Ивашенька».

Сказка «Ивашенька» (Приложение №1) передается в нашей семье устно из поколения в поколение от моей прапрапрабабушки Екатерины Мирошниченко, жительницы деревни Пушкари Новосибирской области (ранее Томская губерния). Сама деревня возникла в 1744 году и свое название получила от старообрядцев Пушкаревых, которые жили обособленно и «чужаков» к себе не пускали. Большое количество переселенцев в Сибирь осело в деревне уже ближе к концу 19 века, во время Столыпинских реформ. Здесь были переселенцы из Рязанской, Ивановской, Саратовской областей и Украины. [5] Семья моей прапрапрабабушки также принадлежала к числу переселенцев.

Рис. 1 Фотография семьи Мирошниченко из семейного архива:

Борис (сын Екатерины Мирошниченко) и Ненила Мирошниченко с детьми. 1919 г.

К сожалению, доподлинно не известно точно, откуда они переехали, но считается, что из Украины. Ведь корни фамилии Мирошниченко лежат Южных областях России и восточной Украине. "Мирошником" называли мельника южнорусских областях (Курск, Воронеж, Ростов-на-Дону) и на востоке Украины, т.е. в донском и слободском казачестве. Именно здесь и возникло фамильное прозвище Мирошниченко. В районах около Волгограда и Харькова имеются и географически закрепленные пункты с корнем "мирошник": селения Мирошники, Мирошниковка.[4]

Сказка «Ивашенька» передавалась по женской линии, и все дети в нашей семье ее часто слышали в детстве. Лишь недавно мы узнали, что существует очень много вариантов этой сказки.


    1. Анализ сказки «Ивашенька».

      1. Сравнительный анализ различных вариантов сказки «Ивашенька».

Многообразие вариантов сказки «Ивашенька» связано, по-видимому, с популярностью сюжета и распространенностью в разных регионах России, что меняло детали сказки, но сюжет оставался неизменным. Это мы попытаемся показать, проанализировав 4 варианта этой сказки. Для сравнения мы взяли следующие сказки: семейная сказка «Ивашенька», «Баба-яга и Лутонюшка» (№111, Народные русские сказки А. Н. Афанасьева в трех томах. Том 1. Записано в Саратовской губ. К. А. Гуськовым) [1], «Терешечка» (в обработке А. Толстого) [2], «Телесик» / «Тельпушок» (№109, русские сказки А. Н. Афанасьева в трех томах. Том 1. Записано в г. Погаре Черниговской губ. учителем Н. Матросовым на местном диалекте, переходном от русского языка к белорусскому) [1] (см. сравнительную таблицу, стр. 7-8).


В нашем семейном варианте сказки главного героя зовут Ивашенька, в других вариантах это Терешечка, Лутонюшка, Телесик или Тельпушок.

Главный герой – сын старика и старухи (в некоторых вариантах возник из лутошки- липового чурбачка, или деревяшки, подобно Буратино), когда подрос, отправляется рыбачить на лодочке, сделанной отцом. В нашем варианте – это лодочка-долбленка (лодочку выдалбливали из срубленного дерева). В другом варианте, про Терешечку, отец делает ему белый челнок с красными или золотыми веслами, а в варианте про Телесика – золотую лодочку, серебряное весельце.

Баба-яга (Ведьма, Змея) желает его съесть.

Подражая голосу Ивашенькиной матери, Баба-яга выманивает Ивашеньку на берег во время рыбной ловли и похищает его. Явившись домой, Баба-яга поручает своей дочери Еленке (в других вариантах Алёнке или трем дочерям без имени) изжарить Ивашеньку, но он хитростью заставляет Еленку сесть вместо него в печь. Баба-яга съедает свою дочь и катается на её костях (в других вариантах просто по земле), повторяя формулу: «покатаюся, поваляюся на Ивашкиных косточках» (в другом варианте "покатаюся, поваляюся, Терёшечкина мяса наевшися" или «Покатаюсь, поваляюсь на Лутонькиных косточках»). Увидев это, Ивашенька выдает себя, и Баба-яга начинает подгрызать дерево, на котором сидит Ивашенька (в варианте с Лутонюшкой пытается достать его с полдовки (чердака); тот взывает о помощи к птицам (гусям-лебедям), и они берут его на крылья (в других вариантах - стая сбрасывает мальчику "по перышку" и он мастерит из них себе крылья (т.е. обращается в птицу), либо последняя птица подхватывает его) и приносит домой к родителям.

Интересно, что сказка изобилует стихотворными формулами, которые в устной речи практически пропеваются.

Интересны многие детали. Например, мама, приходя на бережок, приносит Ивашеньке, в нашем варианте, «штанцы-бранцы, рубашечку, яичушко краснехонько». Почему штанцы «бранцы»? Видимо, от слова «брань» - битва, сражение («поле брани») [3], то есть защитные, крепкие, надежные штаны. Почему яичушко «краснехонько»? Красное в русском языке обозначает не только цвет, но и красоту, хорошее качество чего-либо, по Далю - «красивый, прекрасный; превосходный, лучший» («не красна изба углами, а красна пирогами», «красна девица» и др.) [3].







      1. Семейная сказка «Ивашенька»

        «Терёшечка» (в обработке А. Толстого)

        «Баба-яга и Лутонюшка» (№111, А. Афанасьев)

        «Телесик» / «Тельпушок» (№109, А. Афанасьев)

        Главный герой

        Ивашенька

        Терешечка

        Лутонюшка

        Телесик/Тельпушок

        Родители

        Старик со старухой

        Старик со старухой

        Старик со старухой

        Дед да баба

        Происхождение мальчика

        Сын старика и старухи

        Колодочка, завернутая в пеленочку, которую баюкали, ожила

        Старик срубил лутошку (липовый чурбачек), положил в подпечек. Лутошка ожил.

        Дед выстругал деревяшечку, положил в зыбочку, старуха качала и пела песни. Сделался сынок.

        Деятельность мальчика

        Рыбная ловля

        Рыбная ловля

        Рыбная ловля

        Рыбная ловля

        Описание одежды мальчика

        Рубашечка, штанцы-бранцы

        Рубашечка с пояском

        Нет описания

        Нет описания

        Описание лодочки

        Лодочка-долбленка

        Белый челнок с красными веслами

        Нет описания

        Золотая лодочка, серебряное весельце

        Песня мамы

        Сыночек мой, Ивашенька,

        Приплынь, приплынь ко бережку,

        Принесла тебе штанцы-бранцы,

        Рубашечку, яичушко-краснехонько.



        Терёшечка, мой сыночек,

        Приплынь, приплынь на бережочек,

        Я тебе есть-пить принесла.


        Лутонь, Лутонь, Лутонюшка!

        Пригрянь, пригрянь ко бережку,

        А я тебе дам пирожка с начинкою.


        Телесику, Телесику, Сварила я кулешику - Приплынь, пристань у бережка.

        Песня мальчика

        Ближе-ближе лодочка плыви,

        Моя мама пришла, мне покушать принесла.



        Челнок, челнок, плыви далече.

        То не матушка меня зовет.




        Нет песни

        Плыви, плыви, лодка, к бережку!

        То моя матушка поесть мне принесла.



        Похитительница

        Баба-яга

        Ведьма

        Ягая-баба

        Змея (синоним Бабы-яги или ведьмы)

        ------- изменяет голос

        Меняет голос с помощью кузница.

        Перековывает горло у кузница.

        Выточила свой язык на точиле.

        Меняет голос с помощью кузница.

        Дочь похитительницы

        Еленка

        Алёнка

        Три дочери без имен

        Алёнка

        Поручение дочери

        Изжарить в печке мальчика.

        Зажарить в печке мальчика.

        Ожарить в печке мальчика.

        Зажарить в печке мальчика.

        Противодействие мальчика

        Хитростью посадил Еленку в печку.

        Хитростью посадил Алёнку в печку.

        Хитростью посадил по очереди всех дочерей в печку.

        Хитростью посадил Алёнку в печку.

        Мальчик прячется

        На трех дубах поочереди.

        На дубу.

        На полдовке (чердак).

        На яворе (на укр. языке – клен)

        Похитительница, наевшись, забавляется

        Покатаемся, поваляемся на Ивашкиных косточках.

        Покатаюсь я, поваляюсь я, Терешечкина мясца наевшись.

        Покатаюсь, поваляюсь на Лутонькиных косточках.

        Покатаемся, поваляемся, Телесикова мясца поевши.

        Обнаружив Ивашеньку


        Грызет каждый дуб по очереди, бегая к кузнецу, когда ломаются зубы.

        Грызет дуб, бегая к кузнецу, когда ломаются зубы.

        Хотела достать с полдовки.

        Грызет явор, бегая к кузнецу, когда ломаются зубы.

        Волшебные помощники


        Гуси-лебеди

        Гуси-лебеди

        Гуси-лебеди

        Гуси

        Обращение к гусям-лебедям

        Гуси мои, гусеняточки,

        Возьмите меня не крыляточки,

        Отнесите меня к отцу, к матери,

        Я вас напою, я вас накормлю.



        Гуси мои, лебедята!

        Возьмите меня на крылья,

        Унесите к батюшке, к матушке!


        Ах вы, гуси, ах вы, лебеди! Прилетите ко мне, вырвите по перышку.

        Гуси-гуси, гусенята! Возьмите меня на крылята, Понесите меня к батюшке, А у батюшки и поесть, и попить, И хорошо походить!

        Спасает мальчика

        Последняя из трех стай – «заморыши».

        Последний защипанный гусенок.

        Гуси-лебеди вырвали у себя по перышку, сделали два крылышка и дали Лутонюшке.

        Последний гусь.

        Родители пекут


        Пирожки

        Блины

        Нет сведений

        Пирожки

        Концовка

        Стали жить-поживать, да добра наживать.

        Защипанного гусенка откормили, отпоили, на волю пустили, и стал он с тех пор широко крыльями махать, впереди стада летать да Терешечку вспоминать.

        Стал жить-поживать да рыбку из воды таскать

        Вот вам сказочка, а мне бубликов вязочка.

        Морфологический анализ сказки «Ивашенька»

Сказка «Ивашенька» имеет все атрибуты волшебной сказки. В завязке – беда, связанная с нарушением запрета (запрет: «Только на мой голос плыви» - говорит мама.) Форма беды – похищение. Беда отрывает главного героя от родительского дома. Ставит его перед угрозой смерти. Вход в потусторонний мир охраняется Бабой-ягой. Справиться с бедой помогают волшебные помощники – гуси-лебеди. Они переправляют героя из потустороннего царства в земное, привычное. Возвращение носит характер бегства.[8]

В русских сказках мы практически не находим описание героев. Их характеризуют поступки, по ним мы и узнаем, кто хороший, кто плохой. Например, старуха-мама нашего героя – постоянно приходит на бережок, переодеть и накормить Ивашеньку, предупреждая его об опасности похищения Бабой-ягой. Значит она «заботливая», «добрая». Баба-яга караулит Ивашеньку, «подделывает» голос под мамин, чтобы украсть и съесть героя – мы понимаем, что она «жестокая», «коварная».

Интересно, что в сказочном стиле часто наблюдается утроение. Анализируя нашу сказку мы видим, что Ивашенька лезет на три дуба поочереди, три стаи Гусей-лебедей пролетают мимо него, трижды мама делит пирожки. Ученые считают, что многие языки первобытных народов не знают чис­лительных больше трех. [8] Три стало священным числом, оно играет особую роль в религиях всего мира, в том числе и в христианской, где нет единого Бога, а есть триединое боже­ство, троица, состоящая из отца, сына и святого духа. Периоду счета по десяткам предшествовал очень дли­тельный период счета до трех. По-видимому, сюжет нашей сказки, как и многих других, создавался именно в этот период. Все это может объяснить наличие в сказке постоянных утроений.

Интересно, что в нашей сказке спасает Ивашеньку последняя стая Гусей-лебедей «заморышей», а в варианте «Терёшечка» - защипанный гусенок. Так в сказках неприглядная оболочка дается для контраста внутренней красоты героев (например, Золушка от слова «зола», если в сказке три брата – то герой всегда младший - он дурак, всеми презираемый, сидит на печи, в золе, в грязи).



      1. Анализ героев сказки.

В сказке действуют следующие персонажи:

а) Люди земного мира — старик и старуха, родители мальчика,


б) Мальчик, похищаемый Ягой,
в) Баба-яга,
г) Дочь Яги,
д) Гуси-лебеди.

И мальчик, и Баба-яга с дочерью, и Гуси-лебеди являются персонажами «не земного», иного мира. Его можно назвать волшебным, или, как называет В. Пропп, «потусторонним» [8].



        1. Образ родителей мальчика

Старик и старуха - персонажи сказки, но по-сути «не сказочные», земные, т.к. они не сталкиваются ни с какими чудесными явлениями. Например, о существовании Бабы-яги мать только догадывается и предостерегает Ивашеньку, но сама с ней не встречается. Они живут обычной, трудной, земной жизнью. И в тоже время в некоторых вариантах сказки они выступают в роли творцов, создателей – из лутошки (липового чурбачка) или деревяшки делают себе ребенка.

        1. Образ мальчика, похищаемого Ягой

В семейном варианте - Ивашенька.

В некоторых вариантах сказки Ивашенька описывается более подробно.

Мальчик плавает по озеру на челноке, движение которого подчинено солнечной периодичности: каждый вечер он подплывает к берегу, чтобы отдать старухе рыбу и переменить рубашечку и поясок или рубашку и штаны. Рубашка на нем белая, поясок красненький. Все это несомненные элементы солнечной символики, характерные для персонажей, связанных с плодородием.

По сути, Ивашенька – символ «Кормильца».





        1. Образ Бабы-яги

Баба-яга – персонаж неоднозначный. В сказке она явно является антагонистом главного героя.

В современном обиходном языке слово "Яга" звучит как ругательство. В. Даль дает определение: «ЯГА или яга-баба, баба-яга, ягая и ягавая или ягишна и ягинична, род ведьмы, злой дух, под личиною безобразной старухи. Баба-яга, костяная нога, в ступе едет, пестом упирает, помелом след заметает» [3].

В древности же было совсем не так. Баба Яга принадлежала к категории стражей подземного мира, связанных не только со смертью, но и с производительными силами природы. [6]

В русских волшебных сказках граница между “здешним” миром и “потусторонним” (домом и волшебным царством, жизнью и смертью) – охраняема. Страж границы (например, это может быть, и чаще всего бывает, Баба Яга) охраняет вход в потусторонний мир. [8]

Итак, Баба-яга – символ «границы между жизнью и смертью».


        1. Образ дочери Бабы-яги

Во многих сказках Баба-яга одинока и никаких детей не имеет. Но в некоторых сказках, в том числе и в нашей, у нее есть дочь Еленка (в других вариантах - Аленка или три дочери), которую она съедает вместо главного героя. Понятно, что кого-то она съесть была должна, чтобы утолить голод. В сказке ее как бы «обманывают», «подсовывая» не ту жертву. Это очень напоминает древний обычай с жертвоприношениями, когда какой-нибудь Дух, Силу или Божество задабривали жертвой, подменяя, например, домашними животными. Кстати, слово "Яга" выводится из славянского "яжна" (жертвенное животное, жертва богам). [3]

Будем считать, что дочь Бабы-яги – символ «жертвоприношения».



        1. Образ Гусей-лебедей

У некоторых народов Гусиной или Лебединой дорогой называется Млечный путь, эти же названия зафиксированы на Смоленщине и Волыни. Во время весеннего перелета расположение Млечного Пути приблизительно совпадает с направлением птичьих стай. Древние греки поместили на нем созвездие Лебедя. [6]

В русском народном орнаменте широко распространен мотив лебедя-ладьи, которая несет на себе деревце или человека (см. рис. 2). [7]

У многих народов гуси и лебеди были тотемными животными. Древнейшая известная нам форма религии — тотемизм. Тотемизмом мы называем такую религию, при которой чело­век обожествляет животное. Эта религия характерна для стадии охотничьего хозяйства и самых ранних форм родового строя. Каждый род имеет свое животное, от которого он ведет свое начало и которое считает священным. Такое животное называется тотемом, а соответствующая ре­лигия — тотемизмом. [9]

Рис 2. Вышивка - мотивы русских народных орнаментов (Маслова. 1978. с. 57) [7]

Гуси связываются с богатством и плодородием (запекание гуся – символизирует праздник, сытость, достаток; Эзоп упоминает о гусе, несущем золотые яйца), в то время, как лебеди чаще оказываются символами огня, солнца. Почитание лебедей имеет очень древние корни. Их образ у наших далёких предков часто связывался с солнцем. Например, идея его движения представлялась в дневное время в виде упряжки коней, везущих светило по небу, а в ночное возницами в подземном океане выступали лебеди (в компании с гусями и утками). В искусстве этрусков встречаются изображения солнечного колеса, влекомого лебедями. У славян они сопровождали Бога Солнца. А Аполлон ездил на колеснице, запряженной белоснежными лебедями. У основателей Киева братьев Кия, Щека и Хорива была сестрица, которую звали Лебядь или, по другим толкованиям, Лыбядь, Леблядь. Имя это означало, что она «светлая, блестящая».  [6]

На Руси также считалось, что гуси-лебеди и другие птицы – это души умерших. По этим представлениям, человек после смерти превращается чаще всего в птицу, так как она способна ле­тать за море. [6] В дальнейшем, с развитием представлений о душе, образ птицы символизирует душу. Не весь чело­век, а только душа его улетает на тот свет. Отсюда развивается пред­ставление о крылатых ангелах, уносящих душу на небо. До сих пор отголоски этих представлений об образе души-птицы мы находим и в современном творчестве. Вспомним песню послевоенных лет, на стихи Расула Гамзатова «Журавли»:

Мне кажется порою, что солдаты, с кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то, а превратились в белых журавлей.

Они до сей поры, с времен тех дальних, летят и подают нам голоса,

Не потому ль так часто и печально, мы замолкаем, глядя в небеса…

Гуси - символ земли (низа), лебеди - символ неба (верха). А гуси-лебеди – как бы связь верха с низом, земли с небом, продолжая аналогию противоположностей, жизни и смерти, лета и зимы.



  1. Заключение

Искусство народа, или фольклор, жизненно и прекрасно. Фольклор мы называем устным народным творчеством, потому что он создавался народом, передавался из уст в уста, от одного поколения к другому. Так и наша сказка «Ивашенька», благодаря семейным традициям, «живёт» уже несколько веков. И я надеюсь, будет жить ещё долго.

Выполнив морфологический, этимологический и мифологический анализ нашей семейной сказки, мы пришли к следующим выводам:



  • Мальчик, плавающий на лодочке-челноке, движения которой напоминают движение солнца на небосводе, - «кормилец» семьи. А главный «кормилец» для России, как для северной страны - то лето. Вот почему так много солнечной символики в образе главного героя - Ивашеньки.

  • Лето-кормилец «похищается» Бабой-ягой – «стражем между миром мертвых и живых»– это может символизировать осень.

  • «Кормилец» удерживается в избушке, то есть на границе царства мертвых, с попыткой «съесть» - присвоить. Это может символизировать зиму.

  • А чудесное возвращение на Гусях-лебедях, которые символизируют достаток, плодородие и солнце, а также взаимосвязь противоположного: верх-низ, земля-небо, жизнь-смерть и, возможно, ЛЕТО-ЗИМА. Все это напоминает приход весны. Тем интереснее, что в преддверии возвращения «кормильца», старуха печет пироги (в других вариантах – блины). Может быть это Масленица? Тем более понятна радость при встрече «кормильца», ведь с приходом весны все возвращается на круги своя. В. Пропп писал: «Читая сказки, мы должны помнить, что у древних славян жизнь представлялась бесконечной, в форме замкнутого круга, где не было ни начала, ни конца. Поэтому и смерти не было навсегда».

Нам понравилась версия, что скрытый смысл нашей сказки – это описание цикличности в природе, смена времен года. Возможно, кто-то найдет и другой, «свой» смысл в сказке «Ивашенька». Думаем, что любая народная сказка несет в себе много смыслов – и поверхностных, и глубинных. Тем они и привлекательны, тем и интересны в любом возрасте.

Таким образом, изучив несколько вариантов сказок подобных нашей семейной сказке «Ивашенька», мы подтвердили свою гипотезу о том, что структура и сюжет этой сказки едины во всех вариантах, а детали разнятся. Надеюсь, мы также наглядно продемонстрировали, как за привычным сюжетом и образами героев сказки может скрываться более глубинный смысл.

Очень хочется, чтобы семейная сказка как вариант устного народного творчества не умирала и связывала поколения, потому что, как сказал русский писатель Ф. Аб­рамов: «Народ умирает, когда становится населением. А населени­ем он становится тогда, когда забывает свою историю».



  1. Литература



  1. Афанасьев А. Н. Народные русские сказки. Том 1.

http ://fanread.ru/book/5310629/?page=78.

  1. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Вологодская областная универсальная научная библиотека (алфавитное упорядочивание).

http ://www.booksite.ru/fulltext/dal/dall/ .

  1. Коттерел А., Сторм Р. Мифология. Энциклопедия. М.: Росмен, 2003 – 512 с.

  2. Маслова Г.С. Орнамент русской вышивки. как историко-этнографический источник.- М. 1978.

  3. Пропп В. Я. Исторические корни русской волшебной сказки. Л.- 1946.

http: //www.gumer.info/bibliotek_Buks/Linguist/Propp_2/index.php.

  1. Ронкин Валерий. Гуси-лебеди.

http:/ /ronkinv.narod.ru/gaga.htm

  1. Сибирские фамилии. Откуда мы? 11.12.11.

http://www.monetonos.ru/index.php?topic=46745.0

  1. СКЦ Ордынского района. Село родное. 10.11.12.

http:// скц-ордынск.рф/index.php /verkh-chikskij/301-selskie-kluby/pushkarevskij/selo-rodnoe

  1. Терешечка : Русская народная сказка в обработке А. Толстого. – М.: Прогресс, 1980 – 25 с.

Приложение №1

Семейная сказка «Ивашенька»

Жили-были старик со старухой. И был у них сыночек Ивашенька. Старик ловил рыбу, старуха относила ее на рынок. На то и жили. Скоро старику тяжело стало ловить рыбу, он и говорит Ивашеньке: «Будешь вместо меня семью кормить». Пошел старик в лес, срубил самое толстое дерево, сделал из него лодочку-долбленку. Стал Ивашенька каждый день ходить на озеро, рыбу ловить. А мать предупреждает его: «Я буду каждый день приходить на бережок и петь такую песенку:

Сыночек мой, Ивашенька,

Приплынь, приплынь ко бережку,

Принесла тебе штанцы-бранцы,

Рубашечку, яичушко краснехонько…

Только на мой голос плыви».

Сядет Ивашенька на лодочку, уплывет на середину озера и рыбку ловит. А днем мама придет и зовет его:

«Сыночек мой, Ивашенька,

Приплынь, приплынь ко бережку,

Принесла тебе штанцы-бранцы,

Рубашечку, яичушко краснехонько…»

А Ивашенька отвечает:

«Ближе, ближе, лодочка плыви,

Моя мама пришла, мне покушать принесла…»

Лодочка и подплывает к берегу.

Выйдет на бережок Ивашенька, поест, попьет, переоденется в сухое и дальше ловит рыбку.

Прознала про это злая Баба-Яга и решила украсть Ивашеньку. Подслушала она как Ивашенькина мама поет, схоронилась в кустах на берегу и запела грубым голосом:

«Сыночек мой, Ивашенька,

Приплынь, приплынь ко бережку,

Принесла тебе штанцы-бранцы,

Рубашечку, яичушко краснехонько…»

Услышал Ивашенька, что не мамин это голос и говорит:

Дальше, дальше, лодочка, плыви,

Не моя мама пришла, не мне покушать принесла…»

Лодочка и отплыла подальше…

Разозлилась Баба-Яга, побежала к кузнецу: «Кузнец, кузнец, скуй мне голос как у Ивашкиной матери». Пришлось кузнецу сковать ей голос.

Прибежала Баба-Яга вновь на бережок и запела ласково голосом Ивашенькиной матери:

«Сыночек мой, Ивашенька,

Приплынь, приплынь ко бережку,

Принесла тебе штанцы-бранцы,

Рубашечку, яичушко краснехонько…»

Услышал Ивашенька голос матери и говорит:

«Ближе, ближе, лодочка, плыви,

Моя мама пришла, мне покушать принесла…».

Лодочка и подплыла ко бережку.

Вышел Ивашенька на бережок, а Баба-Яга схватила его, в мешок посадила, мешок за плечи закинула и пошла в темный лес. Долго шла она. Пришла с самую чащу, где у нее была избушка на курьих ножках. А жила она в избушке не одна – была у нее дочь Еленка. Говорит Баба-Яга Еленке: «Я пойду подружек своих на пир приглашу, а ты растопи печь так, чтобы передняя стена каленая была, и изжарь Ивашку в печке». Ушла Баба-Яга за подружками, а Еленка растопила печь докрасна, мешок развязала и решила посадить Ивашку в печь хитростью. Говорит: «Давай, Ивашенька, поиграем с тобой. Садись на лопатку, поедем к кухарке за сухарями…». Притворился Ивашенька глупым и говорит: «Давай, поиграем». Сел на лопатку – ноги расставил, руки разбросил – и так, и сяк его Еленка в печку пытается засунуть - никак в печку не лезет. Говорит Ивашенька Еленке: «Ты сама сядь на лопаточку, да покажи мне как надо сложиться…». Села Еленка на лопатку, ручки сложила, ножки согнула… А Ивашенька изловчился – раз! – и в печку ее засунул. Заслонку закрыл и бревнышком подпер, чтобы не выбралась.

Выскочил во двор – кругом темный лес, куда бежать – не знает. Смотрит, растут во дворе три больших дуба. Дай, думает, заберусь на дуб да посмотрю, в какую сторону мне идти. Забрался на первый дуб, слышит голоса. Это Баба-Яга с подружками – бабаёжками возвращается. Притаился Ивашенька, сидит, не шелохнется. А Баба-Яга с подружками зашла в избу, смотрит – нет Еленки, а из печки жареным мясом пахнет. Подумала она, что Еленка за своими подружками пошла. Стали они пировать. Наелись, напились, пошли во двор с косточками играть. Играют и приговаривают: «Покатаемся, поваляемся на ивашкиных косточках… Покатаемся, поваляемся на ивашкиных косточках». Обидно стало Ивашеньке, он тихонько с дуба и говорит: «Покатайтеся, поваляйтеся на еленкиных косточках». Услышали голос бабы-ежки, подняли головы вверх. Глядь, а Ивашка живой и здоровый на дубу сидит! Бросились они дуб тот грызть. Грызли, грызли… Совсем немного осталось, дуб уже качается, Ивашенька с белым светом прощается. Тут у них зубы поломались. Побежали бабы-ежки к кузнецу зубы точить. А Ивашенька тем временем на второй дуб перебрался и притаился в ветвях. Прибежали они, бросились первый дуб догрызать. Догрызли. Упал дуб. Глядь - нет на нем Ивашеньки! Подняли бабы-ежки головы, а Ивашенька на втором дубу сидит. Бросились они второй дуб грызть. Грызли, грызли… Уже немного осталось. Дуб качается, Ивашенька с белым светом прощается. Тут снова у них зубы поломались. Побежали они снова к кузнецу. А Ивашенька тем временем на третий, последний дуб перебрался. Прибежали бабы-ежки, бросились второй дуб догрызать. Догрызли. Упал дуб. Глядь – нет на нем Ивашеньки! Подняли они головы вверх – а Ивашенька на третьем, последнем дубу сидит. Бросились они последний дуб грызть. Грызли, грызли… Совсем немного осталось. Плачет Ивашенька, что делать – не знает…

Смотрит летит стая гусей-лебедей белых, красивых. Он и обращается к ним:

«Гуси мои, гусеняточки!

Возьмите меня на крыляточки,

Отнесите меня к отцу, к матери,

Я вас напою, я вас накормлю…»

Гуси гордые оказались: « За нами стая серых гусей летит, пускай они тебя берут». И пролетели мимо… А дуб все больше качается, вот-вот упадет!

Смотрит Ивашенька, летит стая серых гусей-лебедей. Он и к ним обращается:

«Гуси мои, гусеняточки!

Возьмите меня на крыляточки,

Отнесите меня к отцу, к матери,

Я вас напою, я вас накормлю…»

Эти гуси тоже гордые оказались, не взяли Ивашеньку: «За нами заморыши летят, пускай они тебя берут!». И пролетели мимо…

А дуб вот-вот упадет. Плачет Ивашенька. Смотрит, летит еще стая гусей-лебедей. Все худые, грязные. Он и их просит:

«Гуси мои, гусеняточки!

Возьмите меня на крыляточки,

Отнесите меня к отцу, к матери,

Я вас напою, я вас накормлю…»

Эти гуси добрыми оказались - подставили свои крылья Ивашеньке. И только перебрался он, так и упал дуб. Смотрят бабы-ежки, а Ивашеньку уже гуси-лебеди уносят, не достать…

Долго летели гуси-лебеди. Долетели до деревни, где Ивашенька живет. Сели на соломенную крышу его дома. Скатился Ивашенька по крыше, к двери подошел, да сразу заходить не стал – прислушался. А в доме отец с матерью за столом сидели. Мама напекла пирожков и делит:

«Это тебе пирожок, это – мне,

А вот был бы у нас сыночек Ивашенька,

Этот бы ему достался…»

А Ивашенька из-за двери тихонечко говорит: «А мне пирожок…»

Дед говорит: «Слышь, бабка, кажись, голос Ивашеньки!»

«Да что ты, старый,.. Показалось, давно уже Баба-Яга нашего Ивашеньку съела». И снова делит пирожки:

«Это тебе пирожок, это – мне,

А вот был бы у нас сыночек Ивашенька,

Этот бы ему достался…»

А Ивашенька снова из-за двери, уже погромче говорит: «А мне пирожок…».

Дед говорит: «Кажись, голос Ивашеньки!».

«Кажется тебе, старый, нет в живых нашего Ивашеньки», - отвечает бабка.

И снова делит пирожки:

«Это тебе пирожок, это – мне,

А вот был бы у нас сыночек Ивашенька,

Этот бы ему достался…»

А Ивашенька вновь из-за двери совсем громко говорит: «А мне пирожок…».



Тут и бабка уже услышала! Бросились они к двери, распахнули – а там Ивашенька живой и здоровый! Стали они его обнимать-целовать, ласковыми словами называть. А Ивашенька и говорит: «Надо моих спасителей гусей-лебедей поблагодарить». Бросился отец, насыпал им самого отборного зерна, налил в корыто воды ключевой. Гуси наелись, напились и улетели. А Ивашенька стал с отцом-с матерью жить-поживать да добра наживать.