Федеральная служба судебных приставов - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Методические указания му 6 3015 -12 Москва 2012 Федеральная служба... 1 372.08kb.
1. Федеральная целевая программа «Развитие гражданской авиационной... 10 4369.41kb.
Служба Active Directory сердце Microsoft Windows Server 2003. 1 329.54kb.
"Российская газета" Федеральный выпуск №6196 (220) Печать откровения 1 33.73kb.
Программа «Служба психолого-педагогического сопровождения» 1 190.84kb.
Нужна альтернатива военной службе 1 60.17kb.
Изучайте Английский Язык бесплатно 1 18.3kb.
Служба раннего развития ребенка 1 34.33kb.
Идеальная телефонная справочная служба в налоговых органах Республики... 1 73.94kb.
Правила оказания информационных услуг Контакт-центром общества с... 1 83.5kb.
Порода Доберман-пинчер Кто служит в армии сапером? 1 206.08kb.
Внеклассное мероприятие по теме «Искусство поэтического перевода» 1 111.12kb.
Инструкция по работе с сервисом «sms-платеж» 1 218.94kb.

Федеральная служба судебных приставов - страница №1/4




«Российская академия правосудия»

федерального государственного бюджетного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

Западно-Сибирский филиал
ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

УПРАВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

ПО ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ (УФССП России по Томской области)

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА

Материалы круглого стола

11 октября 2013 г.

ББК 67.410.117

УДК А 43
Актуальные проблемы теории и практики исполнительного производства / Материалы круглого стола 11 октября 2013 г. Изд-во: ЦНТИ, Томск, 2013 – 71 с.

Утверждено к печати учебно-методическим советом Западно-Сибирского филиала Российской академии правосудия (протокол № 3 от 31 октября 2013 г.)



Рецензент:

Скорик Владислав Николаевич

Руководитель УФССП России по Томской области -

главный судебный пристав Томской области

Государственный советник юстиции РФ 1 класса


Редакционная коллегия

Сусенков Е.И.

директор Западно-Сибирского филиала

Российской академии правосудия, к.и.н., доцент

Зинченко Е.В.

заместитель директора по научной работе

Западно-Сибирского филиала

Российской академии правосудия, к.ф.н., доцент



Карелин Д.В.

к.ю.н., доцент кафедры уголовного права

Западно-Сибирского филиала

Российской академии правосудия



Мазур Е.С.

заведующая кафедрой уголовного права

Западно-Сибирского филиала

Российской академии правосудия, д.м.н., доцент



Носкова Е.В.

старший преподаватель кафедры уголовного права

Западно-Сибирского филиала

Российской академии правосудия, к.ю.н.

© Западно-Сибирский филиал РАП, 2013

© Коллектив авторов, 2013



СОДЕРЖАНИЕ


Антонов Т.Г.

Злостное уклонение от уплаты штрафа, назначенного в качестве

уголовного наказания: проблемы толкования норм уголовного и

головно-исполнительного законодательства………………………….........


4


Будатаров С.М.

Предупреждение коррупционных преступлений и повышение

эффективности работы службы судебных приставов………………………


9


Будатаров С.М.

Причины и условия, способствующие коррупционным

преступлениям в службе судебных приставов……………………………..


17


Бурдакин М.А.

Проблема взыскания текущих платежей………………………………….


25


Карелин Д.В.

О понятии «злостность» в ст.157 УК РФ…………………………………….


32


Крименская Е.Н.

Уголовный штраф за преступление: Наказать или простить?.....................


42


Лаптев Д.Б.

Специфика закрепления административной

преюдиции в ст.178 УК РФ…………………………………………………..


45


Новожилова М.А.

Проблема обращения взыскания на заложенное имущество………………


48


Пропостин А.А.

Исполнение конфискации: проблемы и перспективы……………………..


51


Романова А.А.

Несовершенства законодательства, влияющие на полное

обеспечение прав несовершеннолетних……………………………………..


55


Салата В.Н., Салата Д.В.

Особенности исполнительного производства по текущим

платежам в деле о банкротстве ………………………………………………


59


Шушкова Ю.С.

Злостность как признак объективной стороны преступления,

предусмотренного ч.1 ст.157 уголовного кодекса Российской

федерации……………………………………………………………………..


67



ЗЛОСТНОЕ УКЛОНЕНИЕ ОТ УПЛАТЫ ШТРАФА,

НАЗНАЧЕННОГО В КАЧЕСТВЕ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ:

ПРОБЛЕМЫ ТОЛКОВАНИЯ НОРМ УГОЛОВНОГО И

УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Антонов Тимофей Геннадьевич,

к.ю.н., доцент кафедры уголовного права

Западно-Сибирского филиала РАП (г. Томск)
В ч. 5 ст. 46 УК РФ законодателем используется понятие злостного уклонения, содержание которого раскрывается в ч. 1 ст. 32 УИК РФ: злостным уклоняющимся от уплаты штрафа считается осужденный, не уплативший штраф либо его часть в установленный законом срок (30 дней). При буквальном толковании данных норм можно сказать, что никакие обстоятельства (такие, например, как ухудшившееся материальное состояние осужденного на момент исполнения штрафа и объективная невозможность уплатить штраф) не должны учитываться судом при решении вопроса о замене наказания. Однако при рассмотрении субъективной стороны состава такого поведения осужденных можно прийти к выводу, что мотив и цель такого поведения должны иметь определяющее значение. Следовательно, материальное положение осужденного и его семьи на момент исполнения приговора, а также возможность получения им заработной платы или иного дохода, которые учитываются судом при назначении штрафа в качестве наказания, должны вновь рассматриваться судом при решении вопроса о замене штрафа более строгим наказанием. То есть даже при наличии объективной возможности уплатить штраф, когда у осужденного имеются необходимые денежные средства, неуплату штрафа нельзя считать злостным уклонением, поскольку лишение последних денег осужденным может означать лишения средств к существованию для него и его семьи. Однако потеря дохода осужденным, вызванная его же действиями (например, увольнение по собственному желанию), не может считаться уважительной причиной неуплаты штрафа.

Э.З. Имамов, разбирая вопросы уголовного права Китая, указывал, что, если в силу непреодолимых обстоятельств имеются трудности для внесения штрафа, наказание может быть снижено или же может произойти полное освобождение от наказания, при этом со ссылкой на юридическую литературу китайцев он уточнил, что под «обстоятельствами» следует понимать, например, пожар, наводнение, смерть нетрудоспособных членов семьи, сокращение доходов и т.д. [1.C.210]. Последнее из указанных обстоятельств может произойти и по вине осужденного, однако с учетом термина «непреодолимые обстоятельства» и характера описанных в одном ряду явлений, видимо, имеется в виду именно сокращение доходов, не зависящее от воли лица. Кроме того, может сложиться ситуация, при которой у осужденного будет отсутствовать физическая возможность уплатить штраф. Например, нахождение в больнице на стационарном лечении.

Здесь необходимо более детально рассмотреть вопрос о категории «злостности» применительно к уклонению от уплаты штрафа. Данное понятие предполагает объективный и субъективный критерии. О наличии первого будет свидетельствовать, действительно, невнесение суммы штрафа осужденным в установленное время. Второй же критерий законодатель в ч.1 ст.32 УИК РФ полностью проигнорировал, хотя в юридической литературе иногда желаемое выдается за действительное. Так, Е.А. Антонян пишет, что «злостно уклоняющимся от уплаты штрафа признается осужденный, не желающий уплатить его в установленный срок…», и далее: «при рассмотрении представления о замене штрафа суд должен учитывать не только данные, характеризующие личность осужденного, но и наличие у него иждивенцев, а также материальное положение его семьи» [2. C.45].

Мотив и цель поведения осужденного, которые и являются определяющими показателями субъективного условия признания поведения злостным уклонением, представляется возможным выявлять из объективных обстоятельств каждой конкретной ситуации. Эти обстоятельства могут быть причинами неуплаты штрафа осужденным, которые не зависят от его воли. Безусловно, в законе все частные случаи предусмотреть нельзя, тем не менее, указание в ч. 5 ст. 32 УИК РФ на отсутствие у осужденного уважительных причин неуплаты штрафа, на наш взгляд, является необходимым[3]. Только 28,3% опрошенных судебных приставов-исполнителей посчитали, что существующая формулировка ч. 1 ст. 32 УИК РФ является приемлемой. 52,2% указали, что ее необходимо дополнить словами «без уважительных причин», 17,4% высказались за дополнение ее словами «при объективной возможности уплатить штраф». Кроме того, такое однократное нарушение еще нельзя признать уголовно-противоправным, то есть злостным поведением. Само по себе оно, конечно, будет правонарушением в области уголовно-исполнительного права, но для того, чтобы признать его нарушающим нормы уголовного права о неотвратимости уголовной ответственности и наказания необходим комплекс таких правонарушений, свидетельствующий об устойчивом желании осужденного избежать наказания.

Если подразделять поведение, связанное с неуплатой штрафа, на виды можно выделить длящееся и продолжаемое уклонение от уплаты штрафа. Длящимся оно будет, когда по истечении указанного в законе срока осужденный не производит уплату штрафа без уважительной причины, при этом скрывается от судебного пристава-исполнителя, не является по его вызовам. Продолжаемым уклонением можно признать случаи неоднократной неуплаты части штрафа при предоставлении осужденному рассрочки. Таким образом, злостным уклонение от уплаты штрафа целесообразно было бы признавать в том случае, если осужденный повторно, после вынесенного судебным приставом-исполнителем предупреждения, не уплатил штраф при наличии возможности его уплатить либо, когда осужденный скрылся с постоянного места жительства, указанного им в суде, без уведомления судебного пристава-исполнителя.

Поскольку в законе не могут быть предусмотрены все уважительные причины неуплаты штрафа в срок, более конкретно данный вопрос может быть решен в каком-либо из Постановлений Пленума Верховного Суда РФ, в котором следует дать указания, чтобы при рассмотрении материалов о замене штрафа другим наказанием в случае злостного уклонения от его уплаты суд, как и при назначении наказания, учитывал материальное положение осужденного и его семьи, а также принимал во внимание все обстоятельства, результатом которых явилась неуплата штрафа осужденным.

Если обратиться к практике рассмотрения материалов, разрешаемых при штрафе судом в порядке исполнения приговора, то можно увидеть, что даже при существующей редакции ч. 5 ст. 32 УИК РФ суды довольно часто отказывают в удовлетворении представления судебного пристава-исполнителя и оставляют наказание в виде штрафа в случае, когда осужденный не уплатил его в установленный срок. Например, в мотивировочной части постановления суда могут содержаться такие аргументы: «… в рассмотренном деле злостного уклонения не установлено…», хотя с момента окончания срока уплаты штрафа, предоставленного осужденному для уплаты штрафа законом, прошло более года, осужденный по указанному приставам адресу не проживал[4]. При разрешении еще одного дела судья указал, что «по смыслу закона злостное уклонение выражается в действиях должника, которые свидетельствуют о его нежелании исполнить приговор», несмотря на то, что по вызову судебного пристава-исполнителя осужденный не явился, и его местонахождение было неизвестно[5]. Необходимо сказать, что это не единственные случаи подобного рода, которые встретились при изучении материалов методом случайной выборки. В то же время, наличие на иждивении малолетнего ребенка и отсутствие работы у осужденного не остановило суд от замены наказания при наличии отрицательной характеристики осужденного, поскольку «доводы осужденного суд признал несостоятельными»[6]. Еще достаточно давно И. Смолькова обращала внимание на то, что «имущественное положение осужденного в определенной степени зависит от наличия на иждивении несовершеннолетних детей или других нетрудоспособных лиц». Но затем с сожалением констатировала, что по результатам изучения ею практики делается вывод о том, что суды учли при назначении наказания в виде штрафа наличие иждивенцев только по 20% дел [7.C.7-8]. Как можно убедиться, такие ситуации встречаются и в настоящее время.

Получается, что судом, отказывающим в удовлетворении представления судебного пристава-исполнителя о замене штрафа другим наказанием в случае, когда штраф не уплачен в течение 30 дней со дня вступления приговора в законную силу, нарушается принцип законности, поскольку ч. 5 ст. 46 УК РФ не предполагает усмотрения суда при решении вопроса о замене штрафа в случае злостного уклонения от его уплаты (в норме точно сказано, что «штраф заменяется», а не «может быть заменен»), а существующая редакция ч. 1 ст. 32 УИК также не позволяет двоякого толкования.

С. Мыльников и А. Наумов, выделяя буквальное, расширительное и ограничительное толкования, в то же время, писали: «судебное толкование должно быть только буквальным. Суд любой инстанции не вправе произвольно расширять или сужать действие закона. Противоречие между буквой закона и его духом правоприменительный орган разрешить не вправе. Это компетенция законодателя или уполномоченного на то органа…». Далее делается оговорка, что недочеты и упущения в правовой норме всегда будут присутствовать. Основная причина здесь – развитие жизни, общественных отношений, научно-технический прогресс (справедливости ради необходимо отметить, что недостаток ныне действующей нормы ч. 1 ст. 32 УИК не вызван этими причинами). Однако вывод все же таков, что «долг правоприменительных органов, и в первую очередь судебных, состоит в том, чтобы, выявив новый вид общественно опасных деяний [В данном примере речь идет о нормах, предусматривающих конкретные преступления, однако то же самое можно сказать в целом о нормах уголовного и уголовно-исполнительного права], поставить вопрос об их запрещении в законодательном порядке» [8. C.20-21]. Однако целесообразность применения данной нормы именно таким образом, к которому склонна судебная практика сегодня, очевидна, и следует признать действия судей абсолютно верными, и, напротив, положения уголовно-исполнительного законодательства неудачными и требующими соответствующей корректировки.

Необходимо сказать, что мы не являемся противниками судейского усмотрения при решении вопроса о замене штрафа более строгим наказанием, но, вместе с тем, такое усмотрение не должно выходить за рамки закона. Для этого норму ч. 5 ст. 46 УК РФ необходимо скорректировать и установить, что «…штраф может быть заменен…».

Таким образом можно сделать ряд выводов. Во-первых, формулировка ч. 1 ст. 32 УИК РФ нуждается в дополнении словами «без уважительных причин». Во-вторых, в ч. 5 ст. 46 УК РФ следует изменить формулировку «штраф заменяется» на формулировку «штраф может быть заменен». В-третьих, на уровне судебной практики Верховного Суда РФ следует предусмотреть примерный перечень причин, которые суд может признать уважительными при решении вопроса о замене штрафа иным наказанием.
Библиография:


  1. Имамов Э.З. Уголовное право Китайской Народной Республики. Теоретические вопросы Общей части. – М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990.

  2. Антонян Е.А. Наказания, не связанные с лишением свободы: правовая природа, назначение и исполнение: Учеб. пособие. – Рязань: Академия права и управления Минюста России, 2005.

  3. Уткин С.С. Уголовное наказание в виде штрафа. – Томск, 2004.

  4. Материал №4-209/06 архива Октябрьского районного суда г. Томска.

  5. Материал №4-270/06 архива Октябрьского районного суда г. Томска.

  6. Материал №3-341/08 архива Ленинского районного суда г. Томска.

  7. Смолькова И. Судебная практика применения штрафа как уголовного наказания // СЮ, 1977, №10 – с.7-8.

  8. Мыльников С., Наумов А. Пределы судебного толкования уголовного закона // Советская юстиция, 1977, №11 – с.20-21.



ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

И ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАБОТЫ СЛУЖБЫ

СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ
Будатаров Содном Михайлович,

к.ю.н., декан юридического факультета

Западно-Сибирского филиала РАП (г. Томск)

Коррупция и эффективность работы службы судебных приставов являются двумя сторонами одной медали. Коррупция служит причиной, прямо препятствующей эффективной работе службы судебных приставов. И, наоборот, высокая эффективность работы службы судебных приставов показывает, что уровень коррупции в этом ведомстве находится на очень низком уровне или вообще отсутствует.

Данное обстоятельство, на наш взгляд, должно приниматься во внимание при разработке программ по противодействию коррупции и (или) повышению эффективности работы органов власти, в том числе и службы судебных приставов.

Несколько слов о ключевых определениях. Коррупция понимается нами как подмена представителями власти интересов общества интересами частного характера. Следовательно, коррупционные преступления – это совокупность общественно опасных деяний, предусмотренных уголовным законом, совершаемых представителями власти. Эти определения отличаются от официальных трактовок коррупции и коррупционных правонарушений, предусмотренных федеральным законом о противодействии коррупции 2008 года. Но они, на наш взгляд, дают более четкое представление о том, где истоки этого негативного социального явления и на чем необходимо сделать акцент при разработке мер повышения эффективности работы ведомства.

В законодательстве о противодействии коррупции к мерам борьбы с коррупционными преступлениями отнесены следующие мероприятия: 1) формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению; 2) антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов; 3) предъявление в установленном законом порядке квалификационных требований к гражданам, претендующим на замещение государственных или муниципальных должностей и должностей государственной или муниципальной службы, а также проверка в установленном порядке сведений, представляемых указанными гражданами; 4) установление в качестве основания для увольнения лица, замещающего должность государственной или муниципальной службы, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, с замещаемой должности государственной или муниципальной службы или для применения в отношении его иных мер юридической ответственности непредставления им сведений либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также представления заведомо ложных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей; 5) внедрение в практику кадровой работы федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления правила, в соответствии с которым длительное, безупречное и эффективное исполнение государственным или муниципальным служащим своих должностных обязанностей должно в обязательном порядке учитываться при назначении его на вышестоящую должность, присвоении ему воинского или специального звания, классного чина, дипломатического ранга или при его поощрении; 6) развитие институтов общественного и парламентского контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции (ст. 6 ФЗ «О противодействии коррупции» 2008 года).

Казалось бы, эти положения законодательства о противодействии коррупции должны получить отражение в программах повышения эффективности работы службы судебных приставов. Поскольку, как уже отмечалось выше, коррупция является причиной неэффективности работы органов власти. Но проект «Долгосрочной программы повышения эффективности исполнения судебных решений (2011-2020 годы)» от 16 февраля 2011 года (далее – Проект Программы 2011 года)[1.] мало связан с указанными ранее анктиоррупционными профилактическими мероприятиями. Хотя, конечно, при желании можно найти взаимосвязанные положения.

Проблема заключается в том, что законодательство о противодействии коррупции в качестве основных мер профилактики называет то, что смело можно отнести к борьбе с последствиями коррупции (антикоррупционная экспертиза и т.д.). Исключение, причем с большой натяжкой, представляет учет длительной, безупречной и эффективной работы служащего при назначении на вышестоящую должность. Исторический опыт показывает, что назначение на вышестоящие должности должен обусловливаться наличием управленческого таланта служащего, а не выслугой и службой по принципу «чего изволите». Можно смело предположить, что это положение является результатом лоббирования своих интересов аппаратно-канцелярских работников, поскольку те, кто работает на «земле» всегда сталкивались и будут сталкиваться с недовольством граждан, с несовершенством законодательства и другими причинами, которые неумолимо порождают жалобы, влекут нарушение сроков, игнорирование инструкций и, как следствие, проводят к мерам дисциплинарного характера.

Еще большее недоумение вызывает то положение, что коррупцией болеет не сама власть, а все общество. Следовательно, необходимо формировать в обществе нетерпимое отношение к коррупционному поведению и тогда от коррупции излечится власть. Это все равно, что сказку о волке и трех поросятах изложить так, что не волк охотился на поросят, а поросята преследовали волка. Очевидно, что власть определяет правила игры, а население уже подстраивается под эти правила. Яркий пример, техосмотр автомобилей. Изменили процедуру техосмотра и отпала необходимость стоять в многочасовых очередях в ГИБДД. Именно длительность процедуры склоняло, судя по опросам, около 60% автолюбителей к получению техосмотра неформальным путем («по блату», за взятки).

В отличие от законодательства о противодействии коррупции Проект Программы 2011 года вскрывает действительные причины и условия, способствующие коррупционному поведению, и предусматривает ряд действенных антикоррупционных мер.

Итак, как предупредить коррупционные преступления и повысить эффективность работы службы судебных приставов?

Традиционно в юридической литературе выделяют общесоциальные меры и меры специального характера. Тезисно можно предложить следующие меры.

Меры общесоциального характера: 1) Отказ от капиталистической модели развития государства. Государство должно обеспечивать интересы общества, а не частного капитала. 2) Подчинение работы службы судебных приставов интересам общества. В интересах общества, чтобы служба судебных приставов быть правоохранительным («силовым») органом, обеспечивающим правосудие (часть судебной ветви власти), а не еще одним фискальным учреждением, подчиненным исполнительной власти.

Основной акцент должен быть сделан на устранение причин и условий, способствующих коррупционным преступлениям. Главная причина коррупционной преступности и низкой эффективности работы органов государственной власти – качественный состав руководителей (государственных менеджеров, управленцев). Они должны быть честными, образованными, компетентными, справедливыми, разумными, добросовестными, беспристрастными, радеющими об общественном благе, обладающими управленческим талантом.

Поскольку государственные менеджеры не появляются ниоткуда, то для их формирования необходимо отладить работу всей системы органов власти и, прежде всего, создать нормальные условия для работы рядовых служащих, т.е. тех, кто работает «на земле».

Таким образом, основа противодействия коррупции находится не где-то вовне, а внутри самих органов власти, т.е. в служащих. Поэтому все меры противодействия коррупции должны быть направлены на повышение социального и правового статуса государственных служащих.

Для действенной борьбы с коррупцией и повышения производительности труда государственных служащих следует реализовать шестнадцать мер, которые важно применять одномоментно. В противном случае реформа службы судебных приставов постигнет участь реформы милиции. Отметим, что здесь указаны меры тезисно, поскольку для более глубокого изучения проблемы необходимо проводить прикладные исследования:



  1. Повысить заработную плату (денежное довольствие), позволяющую обеспечивать семью из трех человек. Если брать цены 2013 года, то зарплата должна составлять не менее 70 тысяч рублей. При рождении второго и последующего ребенка – должна полагаться ежемесячная надбавка в размере не менее 10 тысяч рублей на каждого ребенка. В целом зарплата должна быть в три-четыре раза больше средней по стране. Главный аргумент – государственный служащий ничего материального не производит (товары), подрабатывать ему запрещено. Его основная задача – организовывать жизнь общества, в частности, взыскивать задолженность с должников. Существующая модель оплаты труда была взята из опыта промышленных предприятий. Общие подходы налицо. В промышленных предприятиях зарплату оценивают по количеству произведенных «болванок» (на государственной службе аналогом является выслуга лет), тарифным разрядом (на государственной службе аналогом является звание, классный чин) и премией за перепроизводство (на государственной службе – выплата за сложность и напряженность, квартальное премирование и премирование по итогам года). Эта модель не может применяться для определения оплаты труда государственных служащих. Его труд по параметрам, принятым в промышленных предприятиях оценить невозможно, так как нет результатов труда в виде материальных объектов («болванок», машин, утюгов и т.д.). Задача представителя власти думать и радеть об интересах общества, а не о том, как прокормить семью.

  2. Обеспечение социальными привилегиями. К ним следует отнести служебное жилье, компенсацию расходов при проезде в общественном транспорте, оплату мобильных телефонов, путевки в санаторий.

  3. Создать позитивный образ (имидж) представителя власти. Средства массовой информации должны формировать позитивный образ служащего – судебного пристава. Показывать важность опасного, тяжелого в моральном и психологическом смысле труда служащих для общества. Примеры есть. Один из немногих – рассказ о Михаиле Малинникове и Александре Шаройко, приставах УФССП по Курганской области. Своими решительными действиями они преградили путь преступнику, пытавшемуся пронести гранаты в суд и убить судью. Михаил Малинников представлен к званию Героя России (посмертно), его напарник Александр Шаройко - к ордену Мужества [2].

  4. Создать условия для честного и открытого приема и отбора кадров. Подбор кадров должен проводиться в форме тренингов. Переаттестации должны носить не формальный характер, а открытый и в форме тренингов.

  5. Определение ясных и понятных ограничений и запретов по службе. В целом в законодательстве о службе судебных приставов эти запреты определены.

  6. Формирование здорового морально-психологического климата в коллективе. Практика проведения тренингов по командообразованию показывает, что они значительно повышают производительность труда. Важно уважительное, справедливое и беспристрастное отношение руководства к подчиненным.

  7. Правильное распределение обязанностей между служащими (должностными лицами). Необходимо устранить пересечение полномочий, дублирование, возложение обязанностей без дальнейшей компенсации труда. Здесь можно поставить вопрос шире. В Проекте Программы 2011 года справедливо отмечается, что полномочия ФСПП России дублируются с функциями других органов власти (раздел III). Проблема также в том, что необходимо расширять полномочия службы судебных приставов (розыск имущества и т.д.).

  8. Разработать показатели эффективности работы службы судебных приставов, которые отвечали бы интересам общества. Существующие показатели работы приставов-исполнителей в совокупности с рейтингом работы УФСПП приводят к служебным подлогам, к искажению статистики и отчетности. Для общества важно найти должника, и, при наличии средств, взыскать все в полном объеме.

  9. Справедливость взысканий и поощрений. Эту проблему можно решить только при наличии достойных, справедливых и разумных руководителей.

  10. Мощное материально-техническое обеспечение работы служащих. Каждый пристав-исполнитель (или хотя бы два служащих, работающих в паре) должен иметь автомобиль, средства связи. Бумага, канцелярские товары, конверты должны быть с запасом и выдаваться без задержек. Важно наладить систему электронных запросов, смс-уведомлений, что позволило бы уменьшить количество конвертов. Только в 2009 году ФСПП России на конверты было потрачено 1 млрд. 119 млн. рублей, в 2010 – 1 млрд. 256 млн. рублей.

  11. Снижение документооборота без ущерба для общества не менее чем на 50%. а по некоторым направлениям на 80%. Это позволит высвободить значительные средства, которые могли быть направлены на зарплату и техническое оснащение.

  12. Стратегия развития службы судебных приставов. Проект Программы 2011 года фактически является стратегией развития службы. Положительно то, что основная цель стратегии – повысить эффективность исполнения судебных решений. Однако ее можно было бы уточнить, указав, что главное в работе службы приставов-исполнителей – это взыскание с должника денежных средств в пользу заявителя. Роль службы судебных приставов-исполнителей заключается в том, чтобы создать для должников такие условия, чтобы они только и думали о том, как исполнить решение суда. К должникам, умышленно уклоняющимся от погашения задолженности по исполнительным листам, следует применять самые жесткие меры всячески ограничивающие их права и свободы (запрещение выезда за пределы страны, принудительное снятие денежных средств со счетов мобильных телефонов, счетов интернет-провайдеров и т.п.), в том числе и меры уголовно-правового характера. Это, конечно, потребует пересмотра организационных, правовых, материально-технических условий труда сотрудников ФСПП России.

  13. Справедливое продвижение по служебной лестнице и ротация кадров.

  14. Постоянная качественная подготовка, переподготовка и повышение квалификации служащих.

  15. Постоянный внутриведомственный контроль. Этот контроль должен быть направлен не на выявление нарушений и наказаний виновных, а на поиск проблем и разработки мер по устранению этих проблем.

  16. Достойное пенсионное обеспечение служащих. Но в тоже время пенсия должна зависеть от средней зарплаты по стране. Это необходимо для того, чтобы каждый служащий понимал взаимозависимость его труда с интересами общества. Например, формула «3 к 1», т.е. пенсия должна составлять три средних зарплаты по стране. Сегодня пенсия служащего зависит от «начальника» (государства) - должности, звания, выслуги и т.п. При этом не важно, какой вклад он сделал для общества, какой будет страна через 10, 30, 50, 100 лет – богатой или бедной, мировой державой или сырьевой колонией.


следующая страница >>