Дворянцева Виктория Венедиктовна лингвопрагматические особенности бытового диалогического дискурса - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Виктория Владимир Ди-джей 2 479.86kb.
1. Том I. Положение о территориальном планировании в «Схеме территориального... 18 2423.03kb.
Особенности проявления толерантности в структуре деятельности учителя. 1 49.9kb.
Гостиная в квартире Сирены. Бьют кремлёвские куранты, отчего можно... 1 474.53kb.
Извещатель "авант-211" является охранным микрофонным извещателем... 1 105.95kb.
Основой вермута Martini Bianco является оригинальный купаж белых... 1 238.04kb.
Рабочая программа дисциплины «Особенности технологии и организации... 1 264.58kb.
Особенности использования программы «Автоматизированный центр контроля» 1 45.18kb.
«Особенности технического и технологического оснащения современного... 1 188.67kb.
Особенности осуществления образовательного процесса национально-культурные... 14 2910.67kb.
Выпускная квалификационная работа 7 830.06kb.
Отзывы путешественника. Арамболь Гоа февраль 2012 1 241.24kb.
Инструкция по работе с сервисом «sms-платеж» 1 218.94kb.

Дворянцева Виктория Венедиктовна лингвопрагматические особенности бытового диалогического - страница №1/1




На правах рукописи

Дворянцева Виктория Венедиктовна
ЛИНГВОПРАГМАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

БЫТОВОГО ДИАЛОГИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

(на материале русского и английского языков)
10.02.19 – теория языка
Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук
Майкоп

2013
Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кубанский государственный университет».




Научный

руководитель:



доктор филологических наук,

профессор

Лучинская Елена Николаевна


Официальные

оппоненты:



Болотов Владимир Иванович,

доктор филологических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет культуры и искусства» / кафедра иностранных языков, профессор
Островская Татьяна Александровна, кандидат филологических наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» / кафедра английской филологии, доцент




Ведущая

организация



Северо-Кавказский федеральный университет

Защита состоится «16» мая 2013 г. в 1000 часов на заседании диссертационного совета Д 212.001.09 по филологическим наукам при ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Пионерская, 260.
Автореферат разослан «____» _________________ 2013 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук, доцент




А.Ю. Баранова

Общая характеристика работы

Актуальность представленного исследования определяется взаимодействием двух тесно связанных познавательных тенденций, характерных для современной теории языка. Во-первых, избранную проблематику определяет тенденция интегрировать аспекты системы языка, текста и диалога в русле лингвопрагматики. На этом заостряется внимание в трудах В.П. Беломорец, Е.В. Денисюк, Р. Дитлс, Е.Л. Доценко, Т.С. Кабаченко, С.Г. Кара-Мурзы, Л.А. Киселевой, Л.И. Коноваленко, Г.А. Копниной, Б.Ф.Поршнева, Х.В. Франке, В.П. Шейнова, A.J. Ауеr, W.H. Riker, P.W. Robinson и ряда других исследователей.

Во-вторых, интегративная установка – это и важная тенденция теории дискурса. Дискурсология актуализирует традиционную лингвистическую проблематику в определенных направлениях, как свидетельствуют труды отечественных и зарубежных исследователей по истории и теории дискурса: А.А. Кибрика, П.Б. Паршина, Т.М. Николаевой, Н.Д. Арутюновой, Н.В. Васильевой, В.Е. Чернявской, В.Г. Борботько, В.И. Карасика, А.П. Чудинова, И.А. Стернина, З.Д. Поповой, В.З. Демьянкова, Г.Н. Манаенко, C.R. Miller, W. Orlikowski, J. Yates, J. Swales, T. Yoshioka, G. Herman, R. Caballero и других ученых. В современной науке проблема изучения диалогического общения является одним из интереснейших направлений в исследовании дискурса. В теории дискурсивного анализа закрепляется мысль о том, что статусу текста соответствует диалогическая форма речи (Халлидей 1991; Шиффрин 1994; Водак 1997; Макаров 1998, 2003; Карасик 1999, 2000; Арутюнова 2000; Чан Ким Бао 2000; Шейгал 2000; Dijk 2001; Белозерова 2002; Серио 2002; Филлипс, Йоргенсен 2004; Йокояма 2005; Иссерс 2006; Прохоров 2006; Чудинов 2006, Назаретян 2009, Лучинская 2011, Мюрберг 2011 и др.).

Исследованию диалогической речи посвящено немало трудов в науке, однако вопрос об описании дискурсивных факторов, определяющих бытовой диалог, недостаточно освещен с точки зрения коммуникативной прагматики и когнитивистики. Лингвопрагматика, как современное научное направление, ориентирована на междисциплинарное изучение дискурсивных факторов, определяющих диалогическое взаимодействие, т.е. лингвистику речи. Анализ категорий бытового диалогического дискурса, функционирующего в пространстве художественного текста, проводится в лингвопрагматическом аспекте, предполагающем выделение прагматического потенциала языковых единиц и описание условий их употребления в коммуникативном пространстве. В этом, на наш взгляд, состоит актуальность представленного диссертационного исследования.

В этой связи перспективным является применение лингвопрагматического подхода, позволяющего рассмотреть речевые акты, которые репрезентируют действительную диалогическую коммуникацию, и обобщить результаты исследования определенных аспектов диалогического общения с точки зрения дискурсивного анализа.



Объект – языковые средства репрезентации бытового диалогического дискурса в художественном тексте в русском и английском языках.

Предмет – лингвопрагматические особенности актуализации бытового диалогического дискурса в художественном тексте в русском и английском языках.

Гипотеза работы сформулирована следующим образом: лингвопрагматический подход позволяет выявить прагматический потенциал языковых средств, формирующих бытовой диалогический дискурс, репрезентированный в художественных текстах в русском и английском языках.

Цель диссертационного исследования заключается в осуществлении комплексного анализа специфики актуализации диалогического бытового дискурса в русском и английском языках.

Для достижения указанной цели и проверки сформулированной гипотезы в диссертации необходимо решить следующие задачи:

- с учетом корреляции понятий дискурса, диалога и прагматики, показать, что бытовой диалогический дискурс обладает собственной позицией в пространстве бытового общения и характеризуется определенными структурными элементами (локальными и глобальными), репрезентирующими речевое общение;

- описать бытовой диалогический дискурс как единство стратегий и тактик говорящих и слушающих, участвующих в создании и интерпретации бытового общения;

- выявить дискурсивные факторы, определяющие выбор лексических и стилистических составляющих бытового диалогического дискурса;

- доказать, что использование дискурсивных актуализаторов делает возможным эксплицитное выражение смыслов, составляющих содержание общения.



Материалы исследования. Материалом исследования явились примеры диалогических ситуаций из художественных произведений современных российских, английских и американских писателей. Диалогическая речь в текстах художественной литературы отражает особенности реальной диалогической коммуникации, поэтому основное внимание было уделено исследованию бытового диалога. Для анализа отбирались произведения О. Степновой, Н. Васиной, Е. Вильмонт, К. Армстронг, Л. Гамильтон, Д. Лессинг, Д. Фарнол, Т. Пратчет, Д. Браун, Г. Джейкобсон, С. Рушди, Ф. Рот, А. Блэр, Ф. Пулман, Ч. Стросс, Э. Гилберт, С. Харрис, Х. Филдинг. При подборе источников языкового материала предпочтение отдавалось произведениям в жанре городского романа, которые представляют собой художественные тексты, адекватно транслирующие реальное бытовое общение.

Методологической базой работы является лингвопрагматический подход к анализу языковых явлений, основывающийся на неразрывной связи языка и культуры. Для изучения роли языковых единиц, формирующих бытовой диалогический дискурс, послужили труды Т. ван Дейка и его система стратегий, которые соответствуют определённым элементам бытового диалогического дискурса.

Научной основой послужили труды Е.В.Падучевой, ТТ. Гивон, Э. Шеглофф, А.Н. Баранова и Г.Е. Крейдлина о дискурсивном анализе текста вообще и диалогического в частности, труды Дж. Серля и Дж. Остина о теории речевых актов, исследования М.А.К. Халлидея, Э.Гоффмана, Дж. Лайонза, И. Швиталла и других.



Методы исследования. Специфика материала, цель и задачи работы обусловили использование следующих методов и приемов: описательный метод (для характеристики и оценки языковых фактов), прием лингвистического наблюдения (для выделения из художественного текста диалогических единств), прием лингвистического сравнения (для выявления общего и частного в сопоставляемых явлениях). В процессе исследования бытового диалогического дискурса применялся метод комплексного дискурс-анализа, учитывающий системность, антропоцентризм и детерминизм.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Принципы лингвопрагматического анализа бытового диалогического дискурса определяются взаимосвязью дискурса, диалога и прагматики. Бытовой диалогический дискурс обладает собственной позицией в дискурсивном пространстве художественного текста и характеризуется определенными структурными элементами (локальными и глобальными), репрезентирующими речевое общение.

2. Лингвопрагматическая специфика бытового диалогического дискурса определяется единством стратегий и тактик говорящих и слушающих, участвующих в создании и интерпретации определенного диалогического дискурса.

3. Дискурсивные факторы определяют выбор лексических и стилистических языковых средств в бытовом диалогическом дискурсе, для которого характерны субъективный тип актуализации и эмоционально-экспрессивный компонент коммуникации. Этой актуализации служит дискурсивное взаимодействие единиц и элементов различных уровней языка (синтаксические структуры, значения слов, графические выразительные средства) в выражении комплексного содержания текста.

4. Лингвопрагматические особенности бытового диалогического дискурса проявляются в художественном тексте посредством использования дискурсивных актуализаторов, которые способствуют эксплицитному выражению смыслов сообщения, в то время как содержание сообщений передается основным текстом. Прагматические факторы определяют выбор говорящим языковых средств для выражения отношения к собеседнику, передачи эмоционального настроя, что показательно для прагматики бытового диалога.

Научная новизна работы состоит в разноаспектном исследовании языковых явлений (бытового диалогического дискурса), позволившем по-новому представить наиболее значимые фрагменты языковой картины мира, в частности, в работе:

- выявлена система взаимосвязей между диалогическими, дискурсивными и прагматическими феноменами, которая определена как основа речевого взаимодействия в бытовом диалогическом дискурсе;

- интегрированы различные аспекты анализа системы языка, текста, бытового диалогического дискурса в русле лингвопрагматики, с позиций коммуникативной прагматики и когнитивных оснований;

- предпринята попытка дискурсивного анализа бытового диалогического дискурса на материале художественного текста;

- совмещены лингвистический и прагматический подходы при обобщении результатов исследования отдельных аспектов бытового диалогического общения.

Теоретическая значимость. Проведенное исследование вносит вклад в теорию диалога, коммуникации, дискурс-анализа, типологию элементов дискурсивной структуры. Оно расширяет представление о специфике речевого взаимодействия собеседников в бытовом диалогическом дискурсе, особенностях его языковой организации. Теоретические обобщения относительно инвентаря лексико-прагматических моделей в их системных связях и отношениях могут послужить дальнейшему развитию коммуникативной прагматики, а также внести определенный вклад в теорию конверсационного анализа, а именно анализа бытового диалога.

Практическая значимость исследования заключается в целесообразности применения ее результатов в вузовской практике в курсах по теории языка, культуре речи, стилистике, практического преподавания русского и английского языков в рамках бакалавриата, специалитета и магистратуры.

Апробация работы. Основное содержание диссертации отражено в опубликованных работах по теме исследования и выступлениях на научно-практических конференциях различного ранга в 2002-2013 гг. По теме диссертации опубликовано 16 статей и тезисов общим объемом 5,6 п.л. Результаты проведенного исследования были апробированы на расширенном заседании кафедры общего и славяно-русского языкознания Кубанского государственного университета.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечиваются выбором адекватной методологии исследования, опорой на фундаментальные достижения философии и лингвистики, использованием комплекса методов, соответствующих предмету и задачам исследования.

Структура и объем работы обусловлены целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.
Основное содержание работы
В первой главе «Принципы лингвопрагматического анализа дискурса» предпринято исследование прагматической аспектизации дискурса в современных лингвистических теориях, рассматриваются понятие дискурса, в котором протекает диалог, понятие диалога, определяются факторы и функции диалога, описываются методики изучения диалогического дискурса в науке.

В современных исследованиях прагматическая аспектизация дискурса ведется в пяти основных направлениях [см. обзоры: Matveeva 2011; Дворянцева 2011].



Во-первых, прагматические признаки в дискурсивном пространстве определяются как присущие языковой личности [Болотов 2011; Ермакова, Ворожбитова 2011; Калашникова 2011; Beckon 2011]. Это первое направление можно условно назвать «персонологическая детерминация».

Второе направление, способствующее прагматической аспектизации дискурса, – характеристика номинаций с учетом дискурсивно-прагматических связей [Катермина 2011; Рябко 2011].

Третье соответствующее направление – разработка понятия дискурсивного пространства, в котором прагматические компоненты играют конституирующую роль [см. коллективную монографию: Дискурсивное пространство… 2011, а также: Терентьева 2011].

Четвертое направление прагматической аспектизации дискурса – ее уточнение с учетом недавно выявленных свойств фундаментальных объектов лингвистики, включая континуальность-дискретность, категорию, поле [Исаева 2011; Малинович 2011; Чесноков 2011]. Дискурс-анализ в этом плане обладает значительными объяснительными возможностями [Тхорик и др. 2011; Brinker 2011].

И, в-пятых, прагматическая аспектизация дискурса осуществляется в культурологическом ракурсе, в связи с прагматикой агрессии, аффектов и др. [Лукс 2011; Ципина 2011]. Специальное внимание обращается на роль диалогизма в комплексной, интегративной природе дискурса [Лучинская, 2002; Покровская и др. 2011].

С учетом научных достижений в области исследования дискурса, бытовой диалогический дискурс, являющийся объектом нашего исследования, является отражением лингвистических, психологических и социальных явлений, вследствие чего соблюдает правила организации, интерпретации и связности речи в ситуации бытового общения.

Т.А. ван Дейк отмечает сложность определения дискурса: «Понятие дискурса так же расплывчато, как понятия языка, общества, идеологии. Мы знаем, что зачастую наиболее расплывчатые и с трудом поддающиеся определению понятия становятся наиболее популярными. Дискурс – одно из них» [Дейк, 1999]. Дискурс, в широком смысле, является комплексным коммуникативным событием.

Лингвистический анализ бытового диалогического дискурса опирается на текст и затрагивает аспекты философии, психологии, прагматики, риторики и социологии. Анализ текста проводится с учетом стратегий и тактик коммуникантов, участвующих в его создании и интерпретации. В примерах диалогического общения исследуются проявления тех черт, которые отражают их организацию, тематическую согласованность, риторическую направленность, связность и т.д.

Для нашего исследования важным моментом в характеристике бытового диалогического дискурса являются учет социального взаимодействия людей в ситуации общения, когнитивные процессы, отражающие процесс понимания и прочие прагматические факторы.

Термин «дискурс», как он понимается в современной лингвистике, подчеркивает динамический, разворачивающийся во времени характер языкового общения, поэтому ключевым в анализе является понятие диалога. Например:

- Плавать умеешь? - поинтересовалась она.

- Нет.

- Одобряю, - кивнула блондинка. - А то некоторые, знаешь, прыгают топиться, имея первый разряд по плаванию.

(Н. Васина. Правило Крысолова).
Вслед за Т. ван Дейком мы выделяем разные уровни структуры бытового диалогического дискурса – макроструктуру, или глобальную структуру, и микроструктуру, или локальную структуру (Дейк, 1989). В макроструктуру дискурса входят следующие элементы: эпизоды, абзацы, группы реплик в устном диалоге и т.д. Микроструктура дискурса представляет разбиение на минимальные составляющие, а именно предикации, или клаузы (Там же). В проведенном нами исследовании бытового диалогического дискурса, функционирующего в пространстве художественного текста, эта идея подтверждается близостью большинства интонационных единиц к клаузам. Следовательно, можно сделать вывод о том, что бытовой диалогический дискурс представляет собой цепочку клауз.

В целях нашего исследования мы обращаемся к анализу бытового диалога. На материале русского и английского языков мы описали следующие особенности разговорной речи:

1. Повторы:

- Во сколько?

- Часиков в девять. Федор уже уедет?

- Конечно! Маш, ты дома не завтракай, мы с тобой кайфанем часочек, ладно?

- Часочек? Ладно, кайфанем! - согласилась я.



(Степнова О. Брачный контракт с мадонной).

2. Антономасия:



- Мария Никитична, очень рад, меня зовут Борис Евгеньевич Вырвизуб.

- Как? - не поверила я своим ушам.

- Вырвизуб, - с легким смешком повторил он. - Ничего не поделаешь, такая вот у меня стоматологическая фамилия.

(Е. Вильмонт. Полоса везения или все мужики козлы)

3. Активное использование невербальных способов общения:



- То есть как? - опешил он. - Но нужно ведь время на одобрение рукописи... И вообще...

- Иными словами, вы мне не доверяете? - горестно вздохнул Вырвизуб.

- Извините меня, Борис Евгеньевич, но мой печальный опыт...

- Да-да, я знаю, - быстро закивал он, - многие сейчас ведут себя нечестно, но я...

(Е. Вильмонт. Полоса везения или все мужики козлы)

Незаконченные предложения с последующим многоточием позволяют предположить определенные интонационные модуляции и представить себе всю ситуацию «в лицах»: и вообще... печальный опыт… но я... горестно вздохнул, быстро закивал.

Лингвопрагматический анализ позволяет рассматривать бытовой диалогический дискурс как коммуникативное событие, происходящего между говорящим, слушающим (наблюдателем и др.) в процессе коммуникативного действия в определенном временном, пространственном и ином контексте. Лингвопрагматическая аспектизация бытового диалогического дискурса показывает, что говорящий с учетом адресата и ситуации выбирает определенную формулу общения, используя языковые, стилистические и риторические средства.

Дискурсивный анализ неоднороден, но прагматические доминанты характерны для различных его вариантов. Роль бытового диалога как эмпирического пространства чрезвычайно важна, поскольку он определяет направление прагматической концептуализации бытового диалогического дискурса. Эту взаимосвязь можно условно назвать «диалогоцентризмом». Бытовой диалогический дискурс при этом конкретизируется как актуальное речевое действие. Поэтому правомерно рассмотрение данного жанра дискурса с точки зрения его актуализации в диалоге, осуществляемое в следующей главе.

Во второй главе «Прагматическая характеристика диалогического дискурса: общее и особенное» рассматриваются аспекты дискурсивного анализа, в частности, влияние дискурсивных факторов на языковые (лексические и синтаксические) составляющие. В настоящем исследовании мы рассматриваем бытовой диалогический дискурс как особый уровень языка наряду с такими традиционными уровнями, как морфемный – лексический – синтаксический.

Анализ порядка слов в бытовом диалогическом дискурсе, репрезентированном в русскоязычных и англоязычных художественных текстах, показал важную закономерность коммуникативной организации высказывания – предицирование.

В процессе исследования было установлено, что актуализация определенного элемента бытового диалога (его включение в контекст или ситуацию), то есть осуществление высказывания, влияет на расположение компонентов словосочетания (при этом с нарушением или разрушением его целостности). При этом посредством инверсии выражается не только деление на тему и рему, но и степень коммуникативной значимости каждого слова.

Актуализация дискурса и экспрессия в бытовом диалоге пересекаются. Приведенный ниже анализ элементов бытового диалогического дискурса показывает, что при помощи инверсии выражается такой эмоционально-экспрессивный момент в коммуникации, как обмен не только информацией, но и эмоциями и т. д.

С помощью невербальной коммуникации в бытовом диалогическом дискурсе акцент ставится на определенной фразе, на том или ином сообщении. Так, при помощи инверсии выделяется более значимая информация, то, что следует подчеркнуть, на чём ставится логическое ударение. Анализ примеров показал также, что инверсия передаёт эмоции или настроение. Мы можем утверждать, что дискурсивные цели высказывания меняют порядок слов в диалоге.

В русском языке дискурсивный принцип размещения слов в диалоге играет главную роль в определении порядка слов, а изменение прямого порядка слов усиливает или ослабляет коммуникативное значение слова. При этом усиление коммуникативной значимости наблюдается при перестановке слова в начальную позицию (самостоятельная тема) или в конечную (рема).


- Да перестань, не хочу я никакого мужика...  Я лучше сама...

- Лизка, надо рожать!

- Ага, самое время! Ни мужа, ни работы - самое время...

- Когда Бог дает детей, он дает и на детей!

(Е.Вильмонт. Проверим на вшивость господина адвоката).

В английском языке грамматический принцип выступает в диалоге на первый план, и порядок слов грамматически зафиксирован. Однако в устном диалоге порядок слов соответствует последовательности возникающих в сознании говорящего понятий. Исследование показало, что использование инверсии в бытовом диалогическом дискурсе всегда мотивировано целью высказывания. Приведем пример:



"How does it feel to have a famous father?" Smiled she. "Wonderful." " A great man he's." - Каково это – иметь известного отца? Она улыбнулась. - Удивительно! - Он великий человек.

Лессинг Д. Повесть о генерале Данне, дочери Маары, Гриоте и снежном псе.

Lessing D. The Story of General Dann and Mara's Daughter, Griot and the Snow Dog 

В приведенном выше примере инверсии подверглись следующие члены предложения: smiled, he's. Грамматически они все стоят не на своих местах. Но этот порядок обоснован тема-рематическими отношениями внутри дискурса, т.е. акцентируемая информация выносится в начало высказывания.

На примере английского языка в работе рассмотрено инверсивное выделение подлежащего, конструкции с there is, различное положение прямого дополнения, смысловое выделение обстоятельств. Отдельный раздел был посвящен исследованию эмоционально-оценочной функции инверсии.

Для бытовой диалогической речи особенно типичны неполные предложения, представляющие собой сочетание реплик или единство вопросов и ответов. Особенностью диалогических предложений оказывается наличие только тех слов, без которых смысл становится непонятным.

Многие синтаксические особенности бытового диалога связаны с таким явлением, как перемежающийся обмен высказываниями, в которых присутствуют лаконичность, формальная неполнота, структурная взаимообусловленность реплик, смысловое и грамматическое взаимодействие реплик друг с другом.

Со структурно-грамматической точки зрения реплики в анализируемых нами примерах не были однородны. Мы рассмотрели и относительно самостоятельные, и взаимообусловленные реплики бытового диалога. Такое структурно-грамматическое объединение, взаимообусловленность и взаимозависимость реплик можно назвать «диалогическим единством». Например:



- Твой возраст? - Она стала серьезной. (1)

- Дура ты, что тут скажешь. (2)

- Нет, мы - друзья? (3)

- Это ты мне - друг, а я тебе - информация. (4)

(О.Степнова. Женщина-апельсин)

В приведенном примере реплики (1) и (2) являются относительно самостоятельными, а реплики (3) и (4) – взаимообусловленными.

Наиболее полно это синтаксическое явление можно охарактеризовать как диалогически-дискурсивное единство. Эта связь определяет и сущность данных синтаксических явлений. Анализ элементов бытового диалога показал, что они могут быть подразделены по принципу учета отражения объективной действительности в номинативных едини­цах на семантико-синтаксические, интенционально-семантические, логико-семантические.

В третьей главе «Бытовой диалог как сфера прагматики дискурса» рассматриваются способы дискурсивной актуализации ситуации и ролей собеседников в виде номинаций и обращений. Мы считаем эти элементы областью пересечения традиционной грамматики языка, грамматики диалога и диалогического дискурса.

Мы полагаем, что если бы обращение использовалось только для установления речевого контакта и призыва к ответу, вряд ли было бы оправдано его неоднократное повторное употребление в диалоге и, в частности, в ответе при непосредственном контакте собеседников. Риторическое употребление не является обязательным, оно лишь усиливает речевое действие или выделяет его содержание. Необходимость же обращения в подобных случаях, а также выбор его формы определяются социальными конвенциями и личными отношениями между коммуникантами, выражение этих значений – косвенная функция обращения:
- Слушай, студент, раз ты так хорошо понял, что я подумала, давай закатимся, студент, вечером в какой-нибудь клуб и расслабимся. А, студент?

(Н.Васина. Поезд для Анны Карениной).
Повторяющееся употребление обращения (в приведенном примере – «студент») подчеркивает характер контакта между собеседниками (формальный или неформальный, дружеский или солидарный), а при изменении его формы – изменение дистанции между ними.

При установлении речевого контакта, когда уже нет необходимости в его поддержании, обращение выполняет именно эту функцию, ее можно назвать функцией регулирования дистанции или поддержания социального и психологического контакта между собеседниками, т.е. фатической или дискурс-устанавливающей.

Апеллятивное обращение может использоваться как собственно речевое воздействие. В таком случае оно представляет собой самостоятельную акцию:

A girl should behave so that the men respected her"—“ What are you vile: all weigh, count. You are disgusting” –“ Martha!...” - Девушка должна вести себя так, чтобы мужчины уважали ее. - Какие вы гнусные: все взвешиваете, рассчитываете…Вы отвратительны – «Марта!..».



Д. Лессинг. Марта Квест

D.Lessing. Маrtha Quest

В зависимости от интонации обращение-воздействие может иметь смысл укора, запрета, предостережения, просьбы и др. В данном примере апеллятивное обращениеMartha!.. ”. – “Марта!...имеет своей целью запрет на продолжение негативной информации или предостережение против него.

В отдельном разделе были рассмотрены различные дискурсивные функции обращений, такие как: функция обозначение адресата, экспрессивные формы обращения в диалоге на русском языке, обращения в структуре диалогического дискурса на английском языке.

В ходе изучения особенностей актуализации бытового диалогического дискурса нами было отмечено, что для выделения наиболее важных моментов из общей массы информации участники диалога обычно прибегают к различным приемам экспрессии (могут нарушить стилистическое единообразие диалога, использовать разговорные слова, вставлять просторечия, жаргонизмы и сленг).

Анализ примеров из художественных текстов была выявлена тенденция к максимальной сжатости чувства в слове – лаконичности. В разговоре с повышенно эмоциональным фоном важна оперативность, которую не дают привычные словесные обороты. В таких случаях собеседники используют концентрацию лексических (информационных) единиц, например, сленга:
- Пап, а "БМВ" лучше, чем "Мерседес"?

- Да нет.

- А ты «мерс» не хочешь взять? Или он слишком крутой?

- Просто я люблю «бумер».

(Васина Н. С. Черные розы для снайпера)

Результаты проведенного нами исследования наглядно демонстрируют, что в современном бытовом диалогическом дискурсе просторечные высказывания способствуют общей силе высказывания. Проиллюстрируем этот вывод примерами:


- Иди к чертям собачьим!

- Надя, что с тобой?

- Мне надоело, Миша, просто осточертело быть идеальной любовницей. Не хочу больше.

(Е.Вильмонт. Плевать на все с гигантской секвойи).
Данный пример показывает, что просторечное высказывание играет здесь роль усилителя высказывания (Иди к чертям собачьим!). Кроме того, такая последовательность использования слов — прием градации — (надоело - просто осточертело - не хочу больше), помогает наращивать эмоциональную силу всего речевого акта.

Изучение средств, которыми располагает текст, по праву входит в первоочередную задачу дискурсивных исследований. Экстенсивное исследование структуры бытового диалогического дискурса позволяет обнаружить, что интерпретация любого диалога управляется целым рядом факторов (семантических, синтаксических и прагматических) и конкретизируется как актуальное речевое действие, что полностью подтверждает выдвинутую гипотезу.

В заключении диссертации суммируются обобщения и выводы, рассматриваются перспективы дальнейшей разработки проблематики, связанные с анализом бытового диалогического дискурса.

Перспективы представленного исследования заключаются в углублении проблематики бытового диалогического дискурса, который становится одним из ключевых объектов исследования не только в лингвистике, но и смежных науках: социолингвистике, лингвокультурологии, психолингвистике и др.


Статьи, опубликованные в журналах ВАК:

  1. Дворянцева В.В Стилистические особенности русского арго // Региональный научный журнал «Культурная жизнь юга России», 2007/6 (25). – Краснодар. С.97-98.

  2. Дворянцева В.В. Когнитивный аспект отрицательных эмоций в свете дискурс-анализа бытового диалога// Региональный научный журнал «Культурная жизнь юга России», 2013/2. – Краснодар. – С.102-104.

  3. Дворянцева В.В. Дискурс как система когнитивных и коммуникативных составляющих// Вестник Адыгейского государственного университета. – № 1 (2013), Майкоп, 2013. – С.66-69.

Статьи, опубликованные в других научных изданиях:

4. Дворянцева В.В. Некоторые проблемы понимания дискурса // Материалы ежегодной научной конференции преподавателей и аспирантов университета, Новороссийск, 16–17 апреля 2002 г. / Новороссийский филиал ПГЛУ. – С. 66-71.

5. Дворянцева В.В. Особенности дискурсивного анализа диалогового текста // Материалы докл. II науч. конф., Новороссийск 5–6 ноября 2002 г. / Новороссийский филиал ПГЛУ. – Новороссийск, 2002. – С. 34-38.

6. Дворянцева В.В. Семантический компонент, как элемент микроструктуры диалогического дискурса // Языковые категории: границы и свойства: Материалы докл. науч. конф. – Новороссийск, 22–23 марта 2003 г. / Новороссийский филиал ПГЛУ. – Новороссийск, 2003. – С. 47-51.

7. Дворянцева В.В. Эмоционально-экспрессивная функция инверсии в диалогическом дискурсе на примере русского и английского языков // Языки мира и мир языка: Материалы докл. науч.-практич. конф., Новороссийск, 21-22 января 2005 г. / Новороссийский филиал ПГЛУ. – Новороссийск, 2005. – С. 67-70.

8. Дворянцева В.В. Структурно-семантические свойства обозначения партнера в диалоге // Языки мира и мир языка: Материалы докл. науч.-практич. конф., Новороссийск, 21-22 января 2005 г. / Новороссийский филиал ПГЛУ. – Новороссийск, 2005. – С. 70-73.

9. Дворянцева В.В. Проблемы языковой нормы при обучении художественному переводу в высшей школе // Материалы ежегодной научной конференции преподавателей и аспирантов университета, Новороссийск, 21–22 апреля 2006 г.: / Новороссийский филиал ПГЛУ. – Новороссийск, 2006. – С. 118-122.

10. Дворянцева В.В. Дискурс перевода как результат восприятия текста // Материалы ежегодной научной конференции преподавателей и аспирантов университета, Новороссийск, 20-21 сентября 2007 г. / Новороссийский филиал ПГЛУ. – Новороссийск, 2006. – С. 105-109.

11. Дворянцева В.В. Синтаксические особенности диалогического дискурса // Актуальные проблемы современного языкознания и литературоведения, Краснодар, 14 апреля 2008 / Кубанский государственный университет. – Краснодар, 2008. – С. 54-61.

12. Дворянцева В.В. О роли дискурс-анализа при обучении студентов переводу художественного текста // Инновационные процессы в сфере высшего профессионального образования, Краснодар, 15-19 сентября 2010 / Кубанский государственный технологический университет. – Краснодар, 2010. – С. 36-39.

13. Дворянцева В.В. Дискурс: Основные тенденции понятийно-терминологического развития и связь с диалогизмом // Сборник научных статей № 33. Приложение к журналу «Образование – наука – творчество» Адыгейской (Черкесской) международной академии наук. – Нальчик – Армавир, 2011. – С. 19-22.

14. Дворянцева В.В. Роль дискурсивных факторов в языковой структуре высказывания // Материалы международной научно-практической конференции «Перспективы развития науки и образования». – Ч.1, Тамбов, 28 сентября 2012 / Тамбовский государственный университет им Г.Р. Державина (ТГУ). – Тамбов, 2012. – С.86-87.

15. Дворянцева В.В. К вопросу о реализации принципа дискурсивности при переводе художественного текста //Материалы III Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Роль молодежи в социально-экономическом развитии региона», Анапа, 7 февраля 2013 / Московский государственный гуманитарный университет имени М.А. Шолохова (Анапский филиал МГГУ им. М.А. Шолохова). – Анапа, 2013. – С. 68-70.

16. Дискурсивное отражение агрессивного поведения личности в диалоге//Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции «Современные тенденции в образовании и науке», 29 декабря 2012. - Издательство ТРОО «Бизнес-Наука-Общество», Тамбов, 2013. – С 51-52.