Доклад нпо о соблюдении таджикистаном - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Доклад нпо о соблюдении таджикистаном - страница №1/7





КОАЛИЦИЯ НПО ТАДЖИКИСТАНА ПО БОРЬБЕ С ПЫТКАМИ И БЕЗНАКАЗАННОСТЬЮ

ДОКЛАД НПО О СОБЛЮДЕНИИ ТАДЖИКИСТАНОМ

КОНВЕНЦИИ ПРОТИВ ПЫТОК И ДРУГИХ ЖЕСТОКИХ, БЕСЧЕЛОВЕЧНЫХ И УНИЖАЮЩИХ ДОСТОИНСТВО ВИДОВ ОБРАЩЕНИЯ И НАКАЗАНИЯ

ДУШАНБЕ 2012
















Данный доклад подготовлен при финансовой поддержке Freedom House. Мнения, высказанные авторами доклада, не отражают официальной точки зрения Freedom House



Оглавление


ВВЕДЕНИЕ 1

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПЫТОК И НАКАЗАНИЕ ........................................................…………..2

ПРАВА ЗАДЕРЖАННЫХ ЛИЦ И ЛИЦ, СОДЕРЖАЩИХСЯ ПОД СТРАЖЕЙ……. 3
РАССЛЕДОВАНИЕ ЗАЯВЛЕНИЙ О ПЫТКАХ…………………………………..………….4
ПРАВО НА ПОДАЧУ ЖАЛОБ………………………………………………………………5
РОЛЬ МЕДИЦИНСКОГО ПЕРСОНАЛА В ДОКУМЕНТИРОВАНИИ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИИ ПЫТОК…………………………………………………………….. 6
ПРАКТИКА ВЫПЛАТЫ КОМПЕНСАЦИЙ ЖЕРТВАМ ПЫТОК ……………………7
ПРАВА РЕБЕНКА …………………………………………………………………………….8
ПРАВА ЗАКЛЮЧЕННЫХ……………………………………………………………………9
НАСИЛИЕ В ОТНОШЕНИИ ЖЕНЩИН…………………………………………………10

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В АРМИИ…………………………………………………………….11

РЕКОМЕНДАЦИИ……………………………………………………………………………12
ПРИЛОЖЕНИЕ ………………………………………………………………………………13

Сокращения
ВС РТ Верховный суд Республики Таджикистан

ВУЗ Высшее учебное заведение

ГКНБ Государственного Комитета Национальной Безопасности.

ГК Гражданский кодекс

ГУИУН Главного Управления исполнения уголовного наказания

ЕКПЧ Европейская Конвенция по правам человека

ИВС Изолятор временного содержания

КИУН Кодекс об исполнении уголовных наказаний

КоАП РТ Кодекс об административных правонарушениях Республики

Таджикистан



КПП Конвенции против пыток

ЛГБТ Сообщество Лесбиянок, Геев, Бисексуалов и Трансгендеров

МВД РТ Министерство Внутренних дел Республики Таджикистан

МККК Международного Комитета Красного Креста

МПГПП Международному пакту о гражданских и политических правах

МЮРТ Министерство юстиции Республика Таджикистан

НПО Неправительственные организации

ОВД Органы внутренних дел

ООН Организация Объединенных наций

ОРД Оперативно-розыскная деятельность

ПЛС Пожизненного лишения свободы

ПТУ Профессионально-техническое училище

РТ Республика Таджикистан

СИЗО Следственный изолятор

СМИ Средства массовых информаций

СПИД Синдром приобретённого иммунного дефицита

СПТУ Специальное Профессионально-техническое училище

УБОП Управление по борьбе с организованной преступностью

УК Уголовный Кодекс

УПК Уголовно-процессуальный кодекс

УПЧ Уполномоченный по правам человека

ВВЕДЕНИЕ
В 2010 году Республикой Таджикистан был предоставлен Второй периодический доклад о ходе выполнения страной Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания (CAT/C/TJK/2). Слушание доклада запланировано на 49 сессии CAT в ноябре 2012 года. Национальной доклад охватывает основные законодательные нормы, принятые во исполнение норм Конвенции, в докладе открыто обсуждаются некоторые проблемы и трудности, с которыми страна сталкивается при реализации своих обязательств. В тоже время, многие вопросы и проблемы не охвачены в национальном докладе.
Настоящий доклад был подготовлен Коалицией НПО Таджикистана по борьбе с пытками и безнаказанностью1 и базируется на информации, полученной членами Коалиции в ходе осуществления их деятельности по практической защите жертв пыток и проведенных мониторингов и исследований в этой области. В докладе использованы данные других НПО, и в этом случае в докладе делаются ссылки на источники информации.
Координация деятельности и составление доклада осуществлялось Общественным фондом «Нотабене».
В докладе предоставлена информация по выполнению обязательств Таджикистана по статьям 1, 4, 11, 12, 13, 14 Конвенции, а также ответы на вопросы. Списка вопросов (CAT/C/TJK/Q/2).
Работая над докладом, мы ставили перед собой цель предоставить членам Комитета ООН против пыток и всем заинтересованным лицам информацию о выполнении CAT в Таджикистане, которая бы дополняла Национальный доклад. Наша позиция по многим вопросам отличается от официальной.
За последние годы Правительством страны и органами государственной власти Таджикистана были предприняты определенные шаги, направленные на борьбу с пытками и безнаказанностью:

  • В июне 2012 года было принято Постановление Пленума Верховного Суда РТ «О применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства в борьбе с пытками».

  • В апреле 2012 года были внесены изменения в УК РТ, и включена специальная статья 143 прим 1, предусматривающая ответственность за применение пыток.

  • В июне 2012 года была завершена разработка проекта «Государственной программы по образованию в сфере прав человека» и направлена на согласование во все министерства и ведомства. Программа, в том числе, предусматривает систему профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и государственных служащих по вопросам прав человека.

  • 29 декабря 2011 года Указом Президента РТ была создана рабочая группа по проведению образовательных семинаров и разъяснительных работ с целью предупреждения пыток в отношении заключенных, возглавляемая Председателем Конституционного суда РТ г-ном Махмудовым М.

  • В июне 2011 года вступил в силу Закон «О порядке содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых и подсудимых». Закон регулирует порядок и условия содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых и подсудимых, определяет гарантии их прав и законных интересов.

  • В апреле 2010 года вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс Республики Таджикистан, который, в целом, соответствует международным стандартам в области уголовного судопроизводства. В него было внесено много позитивных моментов, таких как: судебное санкционирование, доступ к защите с момента фактического задержания и др.

  • В 2010 году был принят закон «О государственной защите участников уголовного судопроизводства», который включает механизмы защиты жертв и свидетелей пыток;

  • В настоящий момент Генеральной прокуратурой РТ и Институтом повышения квалификации сотрудников прокуратуры разрабатываются методические рекомендации для сотрудников прокуратуры по эффективному расследованию фактов применения пыток, который будет предоставлен для утверждения Генеральному прокурору РТ во второй половине 2012 года.

  • В Парламенте страны находится проект закона «О профилактике домашнего насилия».

  • Созданы рабочие группы по гуманизации уголовного законодательства, по реформированию системы адвокатуры и по разработке закона о предоставлении бесплатной юридической помощи.

Однако, несмотря на эти позитивные моменты, пытки в Таджикистане по-прежнему остаются системной проблемой, многие рекомендации Комитета ООН против пыток, вынесенные еще в 2006 году, до сих пор не выполнены. В частности:



  • не ратифицирован Факультативный Протокол к Конвенции против пыток;

  • не обеспечивается в полной мере незамедлительный и беспрепятственный доступ адвоката к задержанному лицу с момента фактического задержания;

  • отсутствует безотлагательное медицинское освидетельствование лиц в момент задержания;

  • отсутствует механизм эффективного и быстрого расследования заявлений о пытках и преследования лиц, применивших пытки;

  • закрыт доступ к местам заключения и местам лишения свободы для международных и национальных мониторов;

  • жертвам пыток не предоставляется соответствующая компенсация и эффективные средства правовой защиты.

В дополнение к этому, также существует много неразрешенных проблем, которые стали причиной широкого распространения пыток и безнаказанности.


Отсутствие Национальной стратегии по предотвращению пыток: прежде всего, в стране отсутствует национальный план действий по борьбе с пытками и безнаказанностью, отсутствует комплексный подход при проведении реформ в области уголовного правосудия.
Отсутствие независимого мониторинга в местах лишения свободы. С 2004 года по настоящее время власти Таджикистана не разрешают сотрудникам Международного Комитета Красного Креста проводить мониторинг в местах лишения свободы, отсутствует также доступ институтов гражданского общества в места лишения свободы для проведения независимых мониторингов.
Уполномоченный по правам человека в РТ (УПЧ) не предпринимает достаточных мер по реагированию на случаи применения пыток. УПЧ ни разу не воспользовался своими полномочиями по проведению независимого расследования случаев грубого нарушения прав человека2. Ряд правозащитных НПО имеют меморандумы о сотрудничестве с офисом УПЧ по проведению совместных мониторингов мест лишения свободы. В 2011-2012 гг. УПЧ отказался проводить совместный мониторинг мест предварительного заключения и исполнения уголовных наказаний совместно с НПО, обосновав это «отсутствием разрешения у НПО посещать закрытые учреждения со стороны уполномоченных государственных органов (имеется в виду Министерства юстиции)».
Несмотря на отсутствие доступа к местам содержания под стражей, правозащитниками и адвокатами были зафиксированы многочисленные случаи (более 96) о применении пыток и жестокого обращения в местах лишения свободы в период между 2010 и 2012; в качестве наиболее распространенных методов пыток называют содержание «инкоммуникадо», избиение пластиковыми бутылками, применение электрического тока, обливание горячим кипятком, прижигание сигаретами, изнасилования, привязывание пластиковых бутылок с песком или с водой к половым органам, избиения дубинками, палками, ногами и кулаками, унижения, угрозы физической расправой над родственниками.
Отсутствие независимой и эффективной системы расследования и преследования по делам о пытках. В стране отсутствует независимый механизм расследования фактов пыток, расследование проводится сотрудниками служб собственной безопасности органов внутренних дел, которые являются частью того же ведомства, действия которого обжалует лицо, подвергшееся пыткам.
Неадекватное наказание за пытки с учетом их тяжкого характера. 6 апреля 2012 года Уголовный кодекс РТ был дополнен отдельной статьей 143.1 «Пытки», которая предусматривает уголовную ответственность за применение пыток. Однако, предусмотренное в части первой статьи 143 прим 1 наказание в виде лишение свободы сроком до пяти лет не отвечает требованиям о тяжести преступления за пытки в соответствии со статей 4 Конвенции против пыток.
Отсутствие механизмов законности и обоснованности задержания и содержания под стражей. Новый УПК РТ передал полномочия по санкционированию ареста от прокуроров судьям. Несмотря на это, до сих пор не существует четкого механизма рассмотрения судами законности и обоснованности задержаний. Практически в 100% случаев судьи удовлетворяют ходатайства органов следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении задержанных лиц, при этом основываясь лишь на тяжести совершенного преступления3, что противоречит международным стандартам права на свободу и неприкосновенности личности. При рассмотрении дел об избрании меры пресечения, судьи не дают оценки заявлениям о пытках, обосновывая это тем, что их деятельность ограничивается только вопросами санкционирования.
Отсутствие судебной практики об исключении доказательств, данных под пытками. Статья 88 ч. 3 УПК РТ предусматривает, что: «Доказательства, полученные в процессе дознания и предварительного следствия путем применения силы, давления, причинения страданий, бесчеловечного обращения или другими незаконными способами, признаются недействительными и не могут являться основанием для обвинения…». Однако, на сегодняшний момент, данная норма ни разу не была применена судами РТ. Когда подсудимый в ходе судебного разбирательства заявляет о применении к нему пыток и других недозволенных методов ведения следствия со стороны сотрудников правоохранительных органов, суды оставляют эти заявления без внимания, ограничиваясь вызовом и допросом следователей и оперативных работников органов внутренних дел.
Отсутствие незамедлительного и беспрепятственного доступа адвокатов к своим подзащитным. Во исполнение рекомендаций CAT (7a) были внесены соответствующие изменения в УПК РТ, согласно которым гарантируется беспрепятственный доступ адвокатов к своим подзащитным. Однако, на практике отсутствие незамедлительного и беспрепятственного доступа адвоката к задержанному лицу является серьезной проблемой и одной из причин, способствующей применению пыток в ходе уголовного преследования.
Экстрадиция и невысылка. Достаточно неоднозначна ситуация с практикой применения экстрадиций в Таджикистане. Законодательство страны прямо не регулирует вопросы запрета экстрадиции в страну, где человеку угрожает применение пыток. Вопросы экстрадиции чаще всего регулируются двусторонними соглашениями Генеральных прокуратур, Минской и Кишиневской Конвенциями о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, а также Шанхайской конвенцией о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (2001), которые предусматривают только процедурные вопросы и не содержат стандартов свободы от пыток. Отсутствует информация о статистике лиц, экстрадированных из Таджикистана. В тоже время, участились случаи похищений людей-граждан Республики Таджикистан, в отношении которых вынесены решения Европейского суда о запрете экстрадиций (по статье 3 ЕКПЧ) из Российской Федерации в Таджикистан.
В контексте борьбы с терроризмом и экстремизмом участились случаи незаконных задержаний и применения пыток к подозреваемым/обвиняемым в совершении данных преступлений. Проблема усугубляется отсутствием доступа адвокатов к своим подзащитным и закрытые судебные процессы по этим категориям дел.
Лица в учреждениях предварительного заключения и приговоренные к лишению свободы являются наиболее уязвимой группой для актов жестокого обращения. Анализ деятельности правовых приемных организаций-членов Коалиции позволяют утверждать, что пытки и жестокое обращение наиболее распространены в учреждениях Государственного Комитета Национальной Безопасности.
Отказ жертв пыток делать заявления о пытках. В Таджикистане не ведется статистики о масштабах применения пыток и жестокого обращения. Представителями Коалиции НПО против пыток в Таджикистане за 2010-2012 годы было задокументировано более 96 случаев пыток и жестокого обращения, и это лишь те дела, по которым жертвы согласились сделать заявления о пытках. Правозащитным организациям известны еще десятки случаев пыток, по которым жертвы отказываются предоставлять информацию о пытках из-за практического отсутствия эффективных механизмов расследования пыток и защиты жертв и свидетелей пыток, а также из-за боязни получения сурового наказания по основным уголовным делам.
Неэффективность систем образования и подготовки кадров. Серьезной проблемой является система образования и профессиональной подготовки молодых специалистов в юридических ВУЗах страны. Криминалистические лаборатории ВУЗов не имеют должного оснащения, молодые специалисты не получают практических навыков по эффективному расследованию преступлений. В стране отсутствуют программы подготовки судебно-медицинских экспертов и экспертов-криминалистов.
Наиболее уязвимые группы лиц.

Применение телесных наказаний является широко распространенной практикой, как в семьях, так и в образовательных учреждениях. Национальное законодательство не содержит прямого запрета на применение телесных наказаний. Не принята процедура рассмотрения жалоб о случаях таких наказаний.


Домашнее насилие является широко распространенной проблемой в Таджикистане. Несмотря на серьезность и распространенность проблемы, Правительство Таджикистана не принимает адекватных мер для решения и профилактики насилия в семье. Слабая правовая грамотность среди женщин, особенно в сельских местностях, увеличение числа ранних, полигамных и незарегистрированных браков усиливают их уязвимость.
Серьезной проблемой в таджикистанской армии является дедовщина или неуставные взаимоотношения, которые основаны: а) на сроках службы – старослужащие (деды) применяют ритуалы посвящения и избиения к новобранцам (самый распространенный вид дедовщины); и б) на местничестве – солдаты группируются в соответствии с регионами происхождения, и между группировками происходят избиения. Также существуют виды издевательств и ритуалы посвящения, которые практикуются почти во всех воинских частях. При этом, жестокое обращение в армии зачастую происходит с участием офицерского состава.
ЛГБТ относятся к наиболее латентной группе риска. Имеются случаи пыток и жестокого обращения сотрудниками правоохранительных органов, а также негуманного обращения со стороны медицинского персонала в отношении ЛГБТ.
Невыполнение международных обязательств по индивидуальным сообщениям в договорные органы ООН. На 2012 год Комитетом по правам человека вынесены соображения по 22 индивидуальным сообщениям в отношении Республики Таджикистан в соответствие с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах. Практически по всем делам Комитетом признаны нарушения права на свободу от пыток. Ни одно из соображений Комитета по правам человека не было исполнено.
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПЫТОК И НАКАЗАНИЕ

(статьи 1, 4 CAT, заключительные рекомендации 5 (CAT/C/TJK/CO/1), вопросы 1, 2 Списка вопросов (CAT/C/TJK/Q/2)

Уголовное законодательство страны дает определение пыток, которое в целом соответствует требованиям статьи 1 Конвенции. В тоже время, слишком мягкие наказания за применение пыток, в том числе не связанные с лишением свободы, а также применение актов амнистии к лицам, виновным в применении пыток создают культуру безнаказанности и способствуют распространенности пыток и жестокого обращения в стране

А) Статья 143 прим 1 не предусматривает адекватные меры наказания за пытки с учетом их тяжкого характера, как это предусмотрено в пункте 2 статьи 4 Конвенции.

  1. 16 апреля 2012 года Уголовный Кодекс РТ был дополнен статей 1431, в соответствии с которой, предусмотрено уголовное наказание за применение пыток. В соответствии с нормами данной статьи, «пытками являются - умышленное причинение физических и (или) психических страданий, совершенное лицом, производящим дознание или предварительное следствие или иным должностным лицом либо с их подстрекательства или с молчаливого согласия, либо с их ведома другим лицом с целью получить от пытаемого или третьего лица сведения или признания или наказать его за действие, которое совершило оно, или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо или по другой причине, основанной на дискриминации любого характера». Данная статья состоит из понятия пытки и квалифицирующих составов, в соответствии с которыми предусмотрено наказание в виде а) штрафа, б) лишения права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью и в) лишения свободы сроком от двух (часть 1 от двух до пяти) до 15 лет. При этом, часть 1 статьи 143 прим 1 предусматривает возможности не лишать человека свободы за совершение преступления, ограничиваясь штрафом и лишением права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью сроком до пяти лет и также предусматривает минимальный срок лишения свободы от двух лет. Часть вторая статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от пяти до восьми лет за пытки, примененные а) повторно, б) группой лиц по предварительному сговору; в) в отношении явно беременной женщины или несовершеннолетнего или инвалида; г) с причинением здоровью увечья средней тяжести. В случае применения пыток, повлекших по неосторожности смерть человека или причинение тяжкого здоровья, предусматривается наказание в виде лишения свободы сроком от десяти до пятнадцати лет.

Б) Уголовное законодательство РТ не разделяет пытки от других форм жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания.

  1. За совершение актов пыток и других форм плохого обращения к уголовной ответственности могут привлекаться и по другим статьям УК РТ, таким как: доведение до самоубийства (ст.109 УК РТ), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 314), превышение должностных полномочий (ст. 316), халатность (ст. 322), умышленное нарушение норм международного гуманитарного права, совершенное в ходе вооруженного конфликта (ст. 403 УК РТ).

  2. Ст. 316 УК РТ (превышение должностных полномочий) чаще всего применяется за применение пыток и предусматривает наказание за совершение должностным лицом преступления в виде действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Часть 3 данной статьи устанавливает наказание за совершение должностным лицом превышений своих полномочий путем применения насилия или угроз, а также путем применения оружия или других специальных средств. Содержание статьи 316 носит обобщенный характер. Это, с одной стороны, позволяет использовать ст. 316 для уголовного преследования пыток со стороны должностных лиц. С другой стороны, ст. 316 не дает четкой и недвусмысленной характеристики пытки со стороны должностного лица, как уголовно наказуемого деяния, что, несомненно, негативно сказывается на понимании судебными и иными компетентными органами РТ опасности пыток, как грубого посягательства на права человека. Под действие статьи 316 УК РТ, кроме пыток, подпадают все прочие виды превышения должностных полномочий. В результате, компетентные государственные органы, обладая статистикой по применению статьи 316 «превышение должностных полномочий», не располагают численными данными о пытках и жестоком и унижающем обращении. Это лишает органы власти возможности дать адекватную оценку степени распространенности пыток и спланировать действенные меры профилактики этих нарушений.


В) Отсутствие прямого запрета пыток в профильных законах страны

  1. Ни один из ниженазванных законов не содержит прямого запрета пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство видов обращения и наказания. Часть 2 статьи 5 Закона РТ «О статусе военнослужащих» определяет «оскорбление, насилие, угрозу его применения, посягательство на здоровье, честь, достоинство и др.» военнослужащих как основание для установленной законами ответственности. Статьи 8 Закона РТ «Об ответственности родителей» обязывает лишь родителей (но не педагогов, других лиц) «уважать честь и достоинство детей, не допускать в отношении них жестокого обращения, обеспечивать физическое и психическое состояние ребенка, равное отношение к нему». Статья 5 Закона РТ «О психиатрической помощи» в числе прав лиц, страдающих психическими заболеваниями (но не лиц с психическими расстройствами) называет «уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение человеческого достоинства; оказание лечебной и социальной помощи в условиях, соответствующих санитарно- гигиеническим требованиям и не унижающих человеческое достоинство».

  2. В уголовно-процессуальном законе Республики Таджикистан в статье 10 предусмотрено, что «никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам и другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению», вместе с этим не запрещено жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство наказание. Кроме того, ч. 4 ст. 171 УПК РТ определяет недопустимость применения насилия, угроз и иных незаконных мер, создание опасности для жизни и здоровья лиц при производстве следственных действий.

Г) Законодательство страны не предусматривает исключительного характера применения силы и оружия

  1. Важно отметить, что Закон РТ «О внутренних войсках МВД РТ» не предусматривает исключительного характера применения силы и оружия, не говоря уже о соразмерности его применения. Если для применения специальных средств и оружия Закон устанавливает ограничения4, то для применения физической силы – нет. При применении физической силы, специальных средств и оружия, военнослужащий обязан предупредить о намерении предоставить достаточное для выполнения требований время, обеспечить оказание доврачебной помощи, доложить об их применении по команде, доложить прокурору о ранении, смерти согласно ст. 19 названного закона. Закон РТ «О милиции» в главе 4 немного, но развивает положения предыдущего закона, определяя при этом применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, «исходя из складывающейся обстановки по усмотрению сотрудника милиции» практически в аналогичных предыдущему закону случаях.


Д) Применение амнистии за акты пыток способствует культуре безнаказанности

7. В Таджикистане сложилась негативная практика применения амнистий к лицам, виновным в применении пыток и другого плохого обращения, что создает культуру безнаказанности. Уголовный кодекс РТ, который закрепляет основные положения и принципы применения актов амнистии, не содержит исключений в отношении отдельных статей УК РТ, к которым не могли бы быть применены акты амнистии. Таким образом, амнистия может быть применена к любым составам преступлений, предусмотренным уголовным законодательством, в том числе и за акты пыток.



  1. Из-за отсутствия до апреля 2012 года отдельной статьи «пытки» в Уголовном кодексе РТ, факты применения пыток и других форм плохого обращения квалифицировались по различным статьям УК РТ: 314 (злоупотребление должностными полномочиями), 316 (превышение должностных полномочий), 322 (халатность), 391 (злоупотребление властью или служебным положением).

  2. Чаще всего, за применение пыток виновные лица привлекается по статьям 314, 316 и 322 и приговариваются к лишению свободы или условному применению наказания (то есть без лишения свободы) или приговариваются к незначительным срокам лишения свободы (которые в последующем практически всегда попадают под акты амнистии). В исключительных случаях, наказание может быть применено в виде лишения свободы сроком от 10 до 12 лет.

  3. За 2007 – 2012 годы было принято три акта амнистии (20075, 20096, 20117 году). В соответствии всеми тремя законами, амнистия не применялась в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности или осужденных, за преступления, предусмотренные статьями 316 ч. 3 (превышение должностных полномочий с применением насилия или с угрозой его применения; оружия или специальных средств; и/или, с причинением тяжких последствий) и 391 ч. 3 и 4 (злоупотребление властью или служебным положением, превышение должностных или служебных полномочий или бездействие власти, повлекшие по неосторожности смерть человека; иные тяжкие последствия (часть 3), совершенные в боевой обстановке или в военное время (часть 4).

  4. Таким образом, практически во всех случаях, к лицам, применившим пытки и другие формы плохого обращения, могли применяться акты амнистии. Те составы УК, к которым не применялись акты амнистии, очень редко применяются на практике (так, согласно официальной статистике по статье 391 за период 2007-2010 годы, был привлечен к уголовной ответственности один человек). По статье 316 за период с 2007 по 2010 год были привлечены к ответственности 18 человек, однако отсутствует информация, сколько из них были привлечены к ответственности именно по части 3 статьи 316 (к которой не применялись акты амнистии) за акты пыток.

ПРАВА ЗАДЕРЖАННЫХ ЛИЦ И ЛИЦ, СОДЕРЖАЩИХСЯ ПОД СТРАЖЕЙ

(Статья 2 и 11 Конвенции, Заключительные рекомендации 7 а, b, d, e (CAT/C/TJK/CO/1) и вопросы 4, 5, 7, 8 (CAT/C/TJK/Q/2).
Во исполнение пункта 7 (a, b, d, e) Заключительных рекомендаций Комитета против пыток государством были предприняты соответствующие меры, такие как: передача санкционирования ареста от прокуратуры судам, исключение из национального законодательства норм, предусматривающих получение адвокатом предварительного согласия следователя, ведущего расследование, на встречу с подзащитным. В то же время, реформы законодательства и правоприменительная практика, все еще создают условия, ухудшающие положения прав задержанных лиц. Так, например, согласно УПК РТ общий срок содержания под стражей с 15 месяцев был увеличен до 18 месяцев (ст. 112 УПК РТ), при этом возможность применения меры пресечения в виде содержания под стражей все еще возможно на основе лишь тяжести преступления (ч.1 ст. 111 УПК РТ). В тоже время, судам предоставляют право продлевать задержание на 72 часа неограниченное количество раз (ч. 5 ст.111). Хотя законодательство и предусматривает беспрепятственный доступ к адвокату по предъявлению ордера или адвокатской лицензии (ч. 2 ст. 18 Закона о порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых и подсудимых), доступ в СИЗО осуществляется по специальному разрешению начальника СИЗО на основании внутреннего документа, который недоступен для правозащитников и адвокатов. Содержание «инкоммуникадо», а также отсутствие доступа родственников к задержанным лицам, все еще являются серьезными проблемами, способствующими применению пыток.


  1. Фальсификация причин задержания. Различные проблемы, препятствующие нормальной работе милиции, ведут к тому, что сотрудники милиции видят в подозреваемом основной источник информации о преступлении. Именно от него пытаются получить сведения о сообщниках, обстоятельствах совершения преступления (и, соответственно, о следах, которые можно было бы закрепить в качестве доказательств), о месте нахождения орудий преступления или имущества, полученного преступным путем. Такая информация существенно «облегчает» сотрудникам милиции процесс работы по раскрытию и расследованию конкретных преступлений: отпадает необходимость отрабатывать несколько версий происшедшего, вместо поиска доказательств нужно совершить только процедуры по их закреплению и т.п.

  2. Для обеспечения возможности «поработать» с заподозренным в преступлении и при этом избежать проблем с оформлением бумаг и возможной ответственности за необоснованное задержание, сотрудники милиции оформляют задержанного не как подозреваемого в совершении уголовного преступления, а как административного нарушителя. Например, по уголовному делу «53 истаравшанцев», к 19 лицам вначале были применены административные аресты сроком от 5 до 15 суток, в течение которого, они содержались в зданиях и кабинетах представителей органов безопасности и подвергались пыткам. В результате применения пыток, они признались в совершении преступлений, после чего в отношении них были применены меры пресечения в виде заключения под стражу по уголовному обвинению.



  1. Также сотрудники милиции могут вызвать подозреваемого в качестве свидетеля и продержать его столько, сколько нужно для получения необходимой информации. В соответствии с требованиями законодательства, свидетель не имеет права на адвоката. В некоторых случаях человеку не присваивают даже статуса свидетеля, а удерживают в отделении милиции под предлогом проведения «бесед» и «оперативных мероприятий». Такие «беседы» не определены законом, хотя здравый смысл позволяет предположить, что они должны быть добровольными. В действительности же, привлеченный к такой беседе гражданин фактически оказывается лишенным свободы и не может прервать беседу по своему усмотрению. Смысл задержания под предлогом ведения бесед для милиционеров состоит не только в том, чтобы избежать возни с оформлением задержания и возможной ответственности за необоснованное задержание в качестве подозреваемого. Подмена официального задержания и допроса «беседами» позволяет сотрудникам милиции ограничить или исключить контакты заподозренного в преступлении человека с адвокатом и родственниками, что облегчает получение информации о преступлении.


Процедуры ареста.

  1. Национальное законодательство не предусматривает запрета произвольного ареста и содержания под стражей.




  1. Законодательство РТ различает: а) задержание в рамках уголовного (как мера процессуального принуждения) и административного процесса (как мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении). В уголовном процессе задержание лица состоит в доставлении его в орган уголовного преследования и в кратковременном содержании под стражей (до 12 часов8, но не более 72 часов9 с момента задержания) в специальных местах, определенных законом и Уголовно-процессуальным кодексом РТ. В административном процессе задержание означает кратковременное (до 3 часов10, до 30 суток11, до 72 часов12) ограничение свободы физического лица в исключительных случаях. Причем согласно ч. 4 ст. 756 КоАП РТ, сроки административного задержания исчисляются не с момента фактического задержания, а с момента доставления (а лица, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, - со времени его вытрезвления); б) Арест, заключение под стражу и домашний арест в рамках уголовного процесса рассматриваются как виды мер пресечения и применяются по постановлению судьи или определению суда в отношении подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, в соответствии со ст. ст. 104, 110, 111 УПК РТ; в) Принудительное содержание лица в медицинском или воспитательном учреждении допускается только по решению суда, судьи, согласно ч.2 ст.11 УПК РТ.

  2. Законодательство не дает определений терминов «арест», «задержанный». Уголовно-процессуальный кодекс РТ не предусматривает статус задержанного (до возбуждения уголовного дела), процедуры задержания и доставления лица, подозреваемого в совершении преступления, и обязанность органа уголовного преследования разъяснять его права именно в момент задержания, а не после доставления его в орган уголовного преследования согласно ч. 2 ст. 94 УПК РТ. Такая же ситуация с подозреваемым, обвиняемым: в промежутке с момента фактического задержания до момента заполнения протокола о задержании, разъяснения прав указанным лицам не предусмотрено.

  3. Согласно нормам Закона РТ «О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых и подсудимых», ИВС предназначены для содержания подозреваемых, обвиняемых и подсудимых, куда водворяют задержанных на основании протокола о задержании в соответствии со ст. 5 этого же закона. При этом, законодательство не определяет сроки выдворения задержанного лица из ИВС, что может создавать риски нарушения прав задержанного лица.

  4. Срок задержания без санкции суда может составлять период до 12 часов, но не более 72 часов, согласно ч.2 ст. 92 УПК РТ. Обвинение предъявляется не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения (с момента фактического задержания). Соответственно, до истечения 72 часов с момента задержания, лицо должно предстать перед судом. Однако, УПК РТ ч. 5 ст.111 предоставляет суду право неограниченное число раз продлевать задержание на 72 часа, и с учетом ст. 112 УПК РТ допускать заключение под стражу на срок не свыше 18 месяцев при общем сроке в 2 месяца. Указанные сроки ареста являются чрезмерно продолжительными.

  5. Ч.1 ст. 111 УПК РТ устанавливает правило заключения под стражу при наличии «одной лишь тяжести преступления».

  6. Доступ к адвокату с момента фактического задержания. УПК РТ определяет, что «защитник допускается к участию в уголовном деле с момента фактического задержания подозреваемого», в тоже время законодательство не определяет понятие «фактического задержания». Задержанное лицо признается подозреваемым с момента составления протокола задержания, которое чаще всего оформляется после того, как принято решение о возбуждении уголовного дела, что может составлять время от нескольких часов до нескольких дней с момента фактического задержания, в течение которого задержанное лицо не имеет процессуального статуса.13

  7. Серьезным недостатком законодательства является отсутствие требования указывать при оформлении задержания фамилии сотрудников милиции, непосредственно производивших задержание. Вместо этого, журнал регистрации заполняет и подписывает следователь, назначенный вести дело, который, как правило, не участвует при задержании. Отсутствие требования к сотрудникам правоохранительных органов носить на себе видимые идентификационные номера на практике позволяет сотрудникам правоохранительных органов безнаказанно применять пытки в период между фактическим задержанием и формальным взятием под стражу, поскольку их причастность официально не фиксируется и ее сложно доказать. Как правило, оперативные сотрудники милиции не сообщают задержанному лицу свою фамилию и должность, таким образом, отсутствуют механизмы, позволяющие в дальнейшем установить их личность.

  8. Отсутствие доступа адвоката к подзащитному является достаточно серьезной проблемой в правоприменительной практике страны. Хотя законодательно исключены положения о том, что адвокат для встречи со своим подзащитным должен получить разрешение у следователя, ведущего уголовное дело его подзащитного, на практике, эти ограничения имеют повсеместный характер. Если у адвоката есть возможность встретиться со своим подзащитным по уголовным делам, то в случаях, если уголовное дело расследуется органами национальной безопасности, такой доступ становится практически невозможным. Адвокаты также не имеют возможности встречаться со своими задержанными подзащитными наедине, так как практически всегда во время встреч присутствуют представители правоохранительных органов, которые ограничивают время продолжительности встреч и бесед.

  9. Все еще распространены случаи привлечения по уголовным делам так называемых «карманных адвокатов», то есть адвокатов, которые привлекаются органами следствия и которые, не оказывая практической юридической помощи, ограничиваются подписанием всех следственных документов и, тем самым, лишая возможности пользоваться реальной и эффективной правовой помощью. Так, по делу «53 истаравшанцев» большинство подсудимых отказались от адвокатов в первые дни задержания, хотя данные отказы были составлены в отсутствие адвоката, что противоречит ч.1 ст.52 УПК РТ; 38 человек подписали отказ от услуг адвокатов; около 10 человек не видели своих адвокатов по назначению в период задержания, применения мер пресечения и предварительного следствия. Остальные видели своих адвокатов периодически, однако многие следственные действия происходили без участия адвокатов. 10 адвокатов по назначению просили своих подзащитных подписать процессуальные документы, не прочитав их.

  10. При встрече адвоката со своим подзащитным, у последних изымаются все технические средства, такие как: диктофоны, мобильные телефоны, таким образом, лишая их средств фиксации доказательств. В нарушение норм процессуального законодательства адвокатам запрещают производить запись (стенографию) хода суда на компьютере, обосновывая это тем, что нормы закона говорят только о записях в блокнот или аудиозаписях.

  11. Существует проблема низкого качества оказываемых адвокатских услуг как по основным уголовным делам и, в частности, по делам, связанным с применением пыток. Это обусловлено низким уровнем знаний адвокатов, а также нежеланием связываться с правоохранительными органами, так как это может отразиться на их работе по другим уголовным делам.

  12. Уведомление семьи о задержании. Законодательство не достаточно определяет требования об уведомлении членов семьи о задержании лица. Согласно ч. 1 ст. 100 УПК РТ о задержании лица его родственники уведомляются в течение 12 часов. В тоже время, законодательство не обязывает уведомлять членов семьи о местонахождении задержанного/обвиняемого лица в случаях перевода последнего из одного места задержания/содержания под стражей в другое.



РАССЛЕДОВАНИЕ ЗАЯВЛЕНИЙ О ПЫТКАХ

(статья 12 Конвенции, заключительные рекомендации 17 (CAT/C/TJK/CO/1) и вопросы 33, 37 (CAT/C/TJK/Q/2).
В Таджикистане не ведется единой официальной статистики по заявлениям о пытках, отсутствуют единые механизмы реагирования и расследования фактов пыток, а также отсутствует исключительная подследственность по делам о пытках. Прокуратура, которая могла бы выполнять функции независимого механизма расследования, не имеет возможности для проведения розыскных мероприятий, необходимых для расследования преступлений, в т. ч. пыток.


  1. Масштаб применения пыток и жестокого и унижающего обращения в РТ. В настоящий момент имеются препятствия к тому, чтобы оценить истинный масштаб применения пыток и жестокого и унижающего обращения в РТ. Не ведется официальной единой статистики о числе поданных в государственные структуры жалоб на применение пыток, количестве возбужденных по таким жалобам уголовных дел и о количестве лиц, привлеченных к уголовной ответственности за применение пыток, жестокого и унижающего достоинство обращения. Органы прокуратуры и другие компетентные ведомства, ответственные за статистический учет преступлений, ведут регистрацию на основании статей УК РТ, описывающих те или иные преступления (ст.ст. 314, 316, 322 УК РТ). До внесения в апреле 2012 года в УК РТ специальной статьи, посвященной пыткам со стороны должностных лиц, указанные регистрирующие ведомства оказались не в состоянии вести статистику по пыткам.

  2. Пытки и жестокое обращение носит системный характер. При этом, пытки применяются не только в отношении самих задержанных, но и в отношении их близких и родственников.

  3. Органы прокуратуры, зачастую не проявляют инициативы по расследованию сообщений и фактов пыток. Напротив, жертвы иногда годами вынуждены добиваться проведения расследования, оспаривая незаконные и необоснованные отказы в расследовании или решения о прекращении расследования.

  4. Пытки и жестокое обращение чаще всего имеют место в процессе задержания и проведения предварительного расследования по уголовным делам со стороны сотрудников УБОП МВД, органов расследования МВД и ГКНБ и чаще всего в отношении лиц, подозреваемых/обвиняемых в терроризме и экстремизме.

  5. Основными видами пыток жертвы называют: Физические пытки: содержание «инкоммуникадо», электрический ток, обливания холодной водой в зимнее время  на улице, избиение руками и ногами, избиение милицейской дубинкой, сажание на шпагат, завязывание скотчем, удары дубинкой по пяткам и почкам, оставление в холодных подвалах без постельной принадлежности, прижигание сигаретами различных частей тела, изнасилования, раздевание женщин догола и съемка на мобильные телефоны с угрозой распространения фотографий, завязывание к гениталиям пластиковых бутылок, наполненных водой или песком, удушение полиэтиленовыми пакетами и др. Психологические пытки: привод  близких родственников и издевательство над ними в присутствии задержанных лиц, угроза раздеть близких родственников, в частности, жен и дочерей и  распространить фото по интернету, раздевание догола, пытки других задержанных в их присутствии. В качестве орудий пыток используются: электрические провода, полиэтиленовые пакеты и пластиковые бутылки, милицейские дубинки, «сангтуда»  (прибор применяемый в уроках физики в качестве наглядного пособия), «рогун» (полевой военный телефон, аппарат проверки кабелей военно-полевой связи. Отличие приборов друг от друга состоит в том, что «Сангтуда»  даёт короткие переменные  разряды меньшей мощности, чем «Рогун». А «Рогун», если непрерывно крутить специальной ручкой, то даёт постоянный ток). 

  6. Расследование предполагаемых случаев пыток. В соответствие с национальным законодательством, поводом к возбуждению уголовного дела по рассматриваемому вопросу служат заявление о преступлении (устное – заносится в протокол, письменное -подписывается заявителем), сообщение должностного лица, сообщение в СМИ, непосредственное обнаружение дознавателем, следователем, прокурором сведений, указывающих на признаки преступления (ч.1 ст. 140 УПК РТ). Заявление рассматривается в срок до 3-х суток, в исключительных случаях по продлению прокурора – до 7-и суток. В случае отказа в возбуждении уголовного дела копия постановления об этом с разъяснением порядка обжалования направляется заявителю в соответствии с ч. ч. 2, 3 ст. 149 УПК РТ, которое может быть обжаловано в течение 14 суток с момента вручения постановления прокурору, а затем – вышестоящему прокурору или в суд. Закон не предусматривает процедуры уведомления задержанного о том, что его жалоба была получена надлежащей инстанцией.

  7. Заявления о пытках достаточно в качестве основания для возбуждения уголовного дела в соответствии с ч. 1 ст. 146 УПК РТ, о чем заявителю выдается документ о регистрации (заявление принимается, регистрируется и рассматривается согласно ч.1 ст. 145 УПК РТ) с разъяснением права обжалования (ч. 7 ст. 145 УПК РТ), после чего проводится предварительное следствие следователем или прокурором. Предварительное следствие должно быть закончено в двухмесячный срок с момента возбуждения уголовного дела согласно ст. 164 УПК РТ.

  8. В редких случаях органы прокуратуры самостоятельно инициируют, проводят проверки и расследования при наличии данных, указывающих на пытки. Чаще вопрос о проверке сообщения о пытках или о проведении расследования возникает в связи с тем, что пострадавшие или их представители самостоятельно обратились в органы прокуратуры с жалобой.

  9. Законом установлены две стадии процесса разбирательства по жалобе: проверка и предварительное следствие. Проверка проводится для установления поводов и оснований

для возбуждения уголовного дела и начала полноценного следствия. Следствие является процедурой сбора доказательств преступления и установления виновного. Оно заканчивается вынесением обвинительного заключения (если следствие придет к выводу о наличии преступления и соберет доказательства вины конкретных лиц) или постановлением о прекращении следствия. Стадия проверки не обязательна, если известны очевидные данные о совершении преступления, процедура следствия должна начинаться немедленно.

  1. Законодательство устанавливает круг субъектов, компетентных рассматривать жалобы граждан. К ним отнесены суд, прокуратура и службы собственной безопасности МВД и ГКНБ. В основном, расследование по фактам применения пыток осуществляются органами прокуратуры. В соответствии с правилами подследственности, проверку и расследование по жалобам на применение пыток проводит прокуратура того же района, где служат сотрудники милиции, в отношении которых подана жалоба, а пытки, жестокое и унижающее достоинство обращение, в основном, применяются сотрудниками милиции. В некоторых случаях дело может быть затребовано вышестоящей прокуратурой для проведения проверки и расследования. Прокуратура работает в постоянном контакте с милицией по расследованию уголовных преступлений. Между сотрудниками прокуратуры и милиции в пределах одного района складываются тесные рабочие, а иногда и личные отношения. В результате, данная практика может негативно повлиять на объективность и беспристрастность расследования по жалобам на применение пыток.

  2. Вследствие этого, прокуратура районного звена не обладает возможностями для проведения розыскных мероприятий, необходимых для расследования преступлений, в т. ч. пыток. Для осуществления таких мероприятий органы прокуратуры обращаются с поручениями в районный отдел милиции. Таким образом, получается, что сбор доказательств в отношении сотрудника милиции, обвиненного в применении пыток, производится его товарищами по работе, а иногда и им самим.

  3. В стране не только отсутствуют единые механизмы реагирования и расследования фактов пыток, но и в УПК РТ отсутствует исключительная подследственность по делам о пытках. Как уже было отмечено выше, заявления о пытках могут быть поданы не только в прокуратуру, но и в органы МВД, ГКНБ, Агентство по контролю за наркотиками и другие правоохранительные органы, сотрудники которых обвиняются в применении пыток. В этом случае, проверкой заявлений о пытках занимаются службы собственной безопасности этих органов. В случае отказа в возбуждении уголовного дела, данная информация далее не передается в надзорный орган, которым является прокуратура. Таким образом, расследование фактов пыток не только является неэффективным, но, зачастую, не может являться беспристрастным и независимым, как того требуют обязательства по ст. 12 Конвенции против пыток.




  1. Проверки и расследования жалоб на пытки нередко бывают недостаточно тщательными и проводятся с необоснованными задержками. Более того, по результатам таких некачественных проверок и расследований зачастую выносятся необоснованные решения, в которых без достаточных аргументов и доказательств жалоба на пытки отклоняется. Отсутствие надлежащего расследования или проверки, а так же необоснованное решение по жалобе на пытки может быть обжаловано в вышестоящий орган прокуратуры или в суд.




  1. Независимость расследования. Причины неэффективности расследований по жалобам на пытки, совершенные сотрудниками милиции, обусловлены, в первую очередь, тем, что прокуратура не обладает должной степенью независимости.




  1. Законом на прокуратуру возложены одновременно функции по уголовному преследованию и функции по надзору за законностью следствия, дознания и оперативно-розыскной деятельности (ОРД). В рамках деятельности по уголовному преследованию, органы прокуратуры ведут расследование различных видов преступлений, а также представляют государственное обвинение в суде, в том числе и по тем делам, по которым следствие осуществлялось другими органами (например, милицией). Представляя обвинение в суде, прокурор опирается на данные, которые были получены в ходе следствия и ОРД. Выявляя нарушения (в том числе, пытки) при проведении следствия и ОРД, прокуратура ставит под сомнение доказательства по уголовному делу и подрывает позицию обвинения (свою позицию) в суде.




  1. На практике конфликт между функцией уголовного преследования и функцией надзора за дознанием и следствием чаще всего разрешается в пользу укрепления позиций обвинения, нежели разбирательства жалоб подозреваемых и обвиняемых на пытки и иные нарушения.


ПРАВО НА ПОДАЧУ ЖАЛОБ

(Статья 13 Конвенции, заключительные рекомендации 18 (CAT/C/TJK/CO/1) и вопросы 34, 35 (CAT/C/TJK/Q/2).
Комитет против пыток в своих заключительных замечаниях (18 а) был обеспокоен отсутствием надлежащего законодательного и эффективного механизма, разрешающего жертвам пыток и жестокого обращения подавать жалобы и иметь возможность на своевременное и беспристрастное рассмотрения их дела. К сожалению, практически не изменился механизм приема и рассмотрения заявлений и жалоб на применение пыток. При подаче заявлений на пытки, заявитель или вообще не оповещается о результатах проверки, или получает ответ без указания оснований по принятому решению. Система регистрации и направления жалоб в местах предварительного задержания и исправительных учреждений не позволяет полностью исключить возможность вмешательства представителей администрации в виде ознакомления с содержанием жалобы и уклонения от передачи жалобы адресатам. Серьезную озабоченность вызывает доступ жертв пыток, их родственников и адвокатов к материалам расследования, так как в соответствие с нормами УПК, такое право у заявителей появляется только после завершения расследования (ст. 42 УПК). Несмотря на принятие специализированного закона о защите жертв и свидетелей участников уголовного процесса, эти механизмы на практике не работают.


  1. В соответствии с действующими правовыми нормами, прокуратура и другие органы расследования должны давать мотивированный ответ на заявление, жалобу и иное обращение (в том числе, на обращение о пытках). Если в удовлетворении заявления или жалобы отказано, заявителю должны быть разъяснены порядок обжалования принятого решения, а также право обращения в суд, если таковое предусмотрено законом. На практике заявитель получает уведомление только о принятом по жалобе решении: о возбуждении уголовного дела (если факты подтверждаются) или отказе в возбуждении уголовного дела. Зачастую заявитель или вообще не оповещается о результатах проверки, или в сообщении о принятом решении не приводятся мотивы и основания по принятому решению, и не описываются действия, которые были предприняты по проверке поступившей жалобы. Не существует информации о действиях, предпринятых для расследования полученных жалоб.





  1. следующая страница >>