Доклад на Третьей Богословской Конференции посвященной Дням славянской письменности и культуры может ли богатый войти в царство небе - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Методические рекомендации по проведению открытых уроков в рамках... 3 502.92kb.
Доклад глобального экологического фонда 12 2465.17kb.
Доклад о ходе реализации сквозных вопросов 5 463kb.
Материалы V меж­дународной (заочной) научно-практической конференции... 31 3173.91kb.
Священник Максим Плетнев (СПб епархия) Дорогие отцы, братия и сестры... 1 189.14kb.
Известный советский педагог В. Сухомлинский писал: «…без шахмат нельзя... 1 348.53kb.
Профсоюз работников культуры Украины Донецкая областная организация... 1 260.14kb.
Дорогие родители! Ваши детки растут не по дням, а по часам. 13 2154.26kb.
Богословский факультет 3 858.29kb.
Предмет музыка в начальной школе имеет цель: формирование фундамента... 1 308.29kb.
Сборник материалов II межвузовской научной конференции 9 3630.97kb.
Организация занятий с детьми по профилактике зависимостей в условиях... 4 759.16kb.
Инструкция по работе с сервисом «sms-платеж» 1 218.94kb.

Доклад на Третьей Богословской Конференции посвященной Дням славянской письменности - страница №1/1


Доклад на Третьей Богословской Конференции
посвященной Дням славянской письменности и культуры




МОЖЕТ ЛИ БОГАТЫЙ
ВОЙТИ В ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ?


Жизнь и подвиг выдающегося русского благотворителя Иннокентия Михайловича Сибирякова

Перловский духовно-просветительский центр при Храме Донской иконы Божией Матери

ВСТУПЛЕНИЕ

Многочисленные опросы общественного мнения, которые проводятся среди молодежи и подрастающего поколения показывают, что все большее число молодых людей строят свою карьеру с единственной целью – зарабатывать как можно больше денег.

Опросы выделяют явную доминанту в существующих стереотипах молодых людей: по их мнению именно ДОСТАТОК (деньги) является главным и непременным атрибутом успевающего человека. Многие даже ставят знак равенства между УСПЕХОМ и ДОСТАТКОМ.

Принято считать, что ДОСТАТОК может обеспечить успех, дальнейшую карьеру, здоровье свое и близких, хороший и комфортный уровень жизни.

Однако, в погоне за ДОСТАТКОМ, человек, как правило, не замечает того момента в жизни, когда у него уже есть всё необходимое. И некоторые не могут остановиться в бесконечной погоне. Растут расходы, растут желания, растут желания и запросы детей… и человек незаметно оказывается в этой дикой погоне за пресловутым достатком. Так погоня за достатоком оборачивается погоней за богатством, потому что богатство – это вершина достатка, т.н. состояние, когда больше переживать о достатке не нужно.

На самом деле, мало кто из молодых людей не мечтает о богатстве. Многие не стесняются говорить об этом открыто и тратят на эти цели все свое время и жизненные силы. По телевидению показывают передачи «Как заработать миллион», «Кто хочет стать миллионером», бесконечные шоу, в которых зарабатывают миллионы, на полках книжных магазинов стоят книги о том, «как заработать свой первый миллион» и и.п.

Эту гонку за богатством обеспечивает человеку и современная финансовая и банковская система, загоняя человека в денежное и кредитное рабство, заставляя работать его все больше, тратить все больше, а задумываться о жизни и своих поступках все меньше и все реже.

ЕВАНГЕЛЬСКАЯ ПРИТЧА О БОГАТОМ ЮНОШЕ

Но давайте вспомним евангельскую притчу о богатом юноше.



И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?

Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь [вечную], соблюди заповеди.

Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя. Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне? Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.

Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.

(Матф.19:16-22)



И продолжение:

Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное, и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.

Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?

А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно. (Матф.19:26)

Эта притча наглядно показывает, какое отношение должно быть у верующего человека к богатству. Богатство – под этим словом не обязательно понимать дорогие квартиры, яхты, машины и счет в банке.

«Богатство – это когда у тебя есть чем поделиться. Если ты стал богат – не считай это богатство своим, делись этим богатством с близкими, с тем, кому нужна твоя помощь, «благотворитель ли – благотвори с усердием». Так говорили благотворители XIX века, жертвуя миллионы рублей на строительство храмов и богаделен.

«Если ты не богат – не «терзайся» по поводу мнимого богатства, ибо «прах ты и в прах превратишься». И по всей России строились храмы, монастыри, больницы, богадельни, ночлежные дома для неимущих, столовые для бедноты и т.п.

Читая эту притчу, я всегда думал, что наверное нет на Земле ни одного богатого, который мог бы раздать всё. Взять, как говорил Господь Иисус Христос, вот так просто – и все раздать.

Оказывается, такие люди были. И об одном из них я хотел бы сегодня вам рассказать.

Знакомьтесь, это Иннокентий Михайлович Сибиряков, выдающийся благотворитель, раздавший ВСЁ СВОЕ имущество на социальные, благотворительные цели, в приюты, учебные заведения, на строительство храмов и монастырей. Иннокентий Михайлович прожил очень короткую, яркую, жизнь, наполненную смыслом и добрыми делами. Прожив всего 41 год, и раздав все свое милионное состояние, Иннокентий Михайлович, принял монашество и закончил свою жизнь в Андреевском скиту на Афоне.

Но для начала вспомним о благотворительности и ярких представителях купечества и промышленности, чьи достижения, дела, построенные храмы, соборы, монастыри, а также библиотеки, театры, больницы мы видим каждый день в столице и крупных городах.



ИСТОРИЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ

Именно в русской благотворительности отразились основные мотивы евангельской притче о богатом юноше. О благотворительности XIX века можно написать тома литературы, можно прочитать сотни докладов, можно показать сотни презентаций, только потому – что благотворительности этой не было конца. Все, что накоплено в России в XIX веке, все,что удалось остоять и не потерять в истории после революции, все чем славилась Россия в веке XX эпохи СССР, все чем гордится Россия теперь, в веке XXI – было создано православными предпринимателями, купцами, промышленниками, фабрикантами вместе с трудовым народом и крестьянством, как говорят сегодня, при поддержке Русской Православной Церкви. Хотя тогда ни о какой поддержки со стороны Церкви речи быть не могло. Вера и Церковь – были неотемлимой частью общества, простого народа, купцов и предпринимателей, царей и бояр.

Началом благотворительной деятельности в России принято считать 988 год - дату крещения Руси. С принятием христианства с одной из его основных заповедей - о любви к ближнему - на Руси впервые заговорили о призрении бедных, что тогда нашло свое выражение в раздаче милостыни "сирым и убогим".



В XIX и на рубеже XX века активные, деятельные, хозяйственные, но верующие люди, имевшие достаток в результате творческих и организационных талантов создавали новые рабочие места, расширяли промышленное производство, строили фабрики и заводы, сеяли поля и собирали огромные урожаи – и как следствие деятельного и аккуратного хозяйствования, – становились богатыми и не прекращали благотворить обществу, родной Церкви, родной стране.

Назовем лишь некоторые имена:

Морозовы, Рябушинские, Прохоровы, Гучковы, Солодовниковы, Кузнецовы, Третьяков, Трындин, Громов… На переломе XIX и XX веков эти фамилии знала вся Россия. Еще бы – крупнейшие предприниматели, миллионеры, промышленники! Морозовы, Прохоровы, Гучковы – текстиль, Рябушинские – банковское дело, Бугровы – торговля хлебом, Кокоревы – виноторговля, нефть, Кузнецовы – фарфор, Сироткины – пароходство, Трындины – оптика, Громовы – лес…

Павел Третьяков, фабрикант, владелец бумагопрядильный мануфактур, сын купца второй гильдии, собрал знаменитую коллекцию национальной живописи, построил для нее здание, безвоздмезно передал все это городу Москве. Построил училище для глухонемых детей, богадельню для вдов и сирот, православный храм в Токио, а весь капитал завещал московской городской думе.(2, стр. 142.)

Гавриил Солодовников – купец первой гильдии, акционер Московско-казанской железной дороги и трех банков, выстроил в Москве театр оперетты, клинику при МГУ, приют для сирот, несколько училищ в разных губерниях страны, а все завещание направил на развитие России. (2, стр. 143)

Василий Иванович Прохоров, сын монастырского крестьянина из Сергиев Посада, сумел основать свой пивоваренный торг в Хамовниках, а его сын, Тимофей Васильевич, сумел построить и основать знаменитую Трехгорную мануфактуру. Но главное не это. При мануфактуре он устроил ремесленную школу, где обучал детей работников грамоте, запретил на фабрике пьянство и сквернословие, обеспечил работникам жилье и бытовые условия, медицинское обслуживание, пенсию по старости. Прохоровы предоставляли рабочим своей мануфактуры полный «социальный пакет», так, на фабрике был собственный фельдшер, чуть позже открылась амбулатория. С 1887 года на мануфактуре работала своя электростанция, снабжавшая светом весь микрорайон, в том числе общежития… В 1900 году на Всемирной выставке в Париже мануфактура получила высочайшие награды: Гран-при за промышленную деятельность, а также золотую медаль… по санитарному делу и за заботы о быте рабочих.

Морозовы - русские текстильные фабриканты. Родоначальник семьи - Савва Васильевич Морозов (1770-1862), бывший крепостной, пастух, извозчик, наемный ткач на фабрике Кононова. В 1797 году организовал собственное шелкоткацкое заведение в селе Зуево Богородского уезда Московской губернии (ныне г. Орехово-Зуево). В 1820 году с четырьмя сыновьями выкупился на волю. В 1830-х годах Морозовы основали 4 хлопчатобумажные фабрики, которые во второй половине XIX века выросли в крупные фирмы. К 1913 году на предприятиях Морозовых было занято 54 тысячи рабочих, выпущено продукции более чем на 100 миллионов рублей, а собственные капиталы семьи превысили 110 миллионов рублей.

Благотворительная деятельность семьи Морозовых начинается с младшего сына Саввы Тимофея, учредившего стипендии при Императорском техническом училище и оплачивавшего обучение окончивших курс инженеров за границей.



Сергей Тимофеевич Морозов (1860-1944) заложил основы семейного меценатства. Он жертвовал средства на нужды Строгановского училища, являлся одним из учредителей Музея изящных искусств на Волхонке (ныне Музей им. А.С.Пушкина) и создателем Кустарного музея в Москве, помогал художникам Поленову, Серову. В течение восьми лет до своей смерти в 1990 году в его доме жил художник Левитан.

Династия Строгановых - русских купцов и промышленников, крупных землевладельцев и государственных деятелей XVI - начала XX веков, Строгановы - выходцы из разбогатевших поморских крестьян. Основатель династии - Федор Лукич Строганов. В конце XVI - начале XVII века Строгановы покровительствовали искусству, оказывали поддержку талантливым иконописцам. Одним из выдающихся меценатов своего времени был первый граф в роду Строгановых Александр Сергеевич (1733-1811). Его поддержкой и покровительством пользовались поэт и переводчик «Илиады» Гнедич, художник-портретист Левицкий, композитор Бортнянский, скульптор Мартос, баснописец Крылов, великий русский поэт Державин и многие другие. Последние 10 лет жизни Александра Строганова были посвящены строительству Казанского собора в Петербурге, в которое было вложено немало и его собственных средств.

Купцы Алексеевы, начав с XVIII веке торговли горохом с уличного лотка, за сто лет создали систему высококвалифицированных производств золотой и серебрянной канители, кабелей, деталей электроламп, разрабатывали на Востоке месторождения меди, золота, платины. Этих людей крепкой православной закваски отличали скромность и благородство. Двое из Алексеевых, Александр Васильевич и Николай Васильевич, были московскими городскими головами. Их потомок – знаменитый Константин Сергеевич Алексеев-Станиславский – известный актер и режиссер, один из основателей художественного театра.

Династия Хлудовых – московский купеческий род, крупные фабриканты в хлопчатобумажной промышленности. Род Хлудовых обосновался в Москве после Отечественной войны 1812 года. Основатель династии Иван Хлудов, начав дело с изготовления и продажи кушаков и поясов, оставил детям значительный капитал. Алексей Иванович Хлудов – московский купец, был также известен как собиратель древнерусских, греческих и юго-славянских рукописей и книг. Его коллекция в 1872 г. состояла из 361 рукописи, из которых более 60 принадлежали к числу памятников древнего письма (конца XIV века), почти столько же - к памятникам югославянским; кроме того, в собрании было много русских списков древних памятников и более 100 полемических сочинений по поводу раскола в русской церкви.

Рябушинские, Василий и Павел Михайловичи, основатели знаменитых текстильных фабрик, вышедшие из калужских старообрядцев, щедро жертвовали на искусство и науку, и помимо того, в 1891 году открыли в Москве, в Голутвинском переулке народную столовую, где кормили ежедневно около 300 человек. Другая столовая находилась в Спасо-Глинищевском переулке.

Все знают и жизнь прославленного святого преподобного Серафима Вырицкого, в миру Василия Николаевича Муравьева. С детских лет мечтая уйти в монастырь, маленький подросткок Василий однако, послушался совета старца, который советовал ему создать крепкую благочестивую семью, воспитать детей и вместе с супругой посвятить оставшуюся жизнь монашескому подвигу. Так все и произошло. Однако, многие не знают, что Василий Николаевич добился огромных успехов в торговом деле, начиная с помощника приказчика в лавке и заканчивая акционером крупного торгового дома, который заготовлял пушнину и имел торговлю с западными странами – Австрией, Германией, Францией. Сам Василий Николаевич, будучи миллионером, ездил и вел переговоры о поставках товара. В 1917 -1920 гг. Василий Николаевич отдает все свои предприятия, а денежные средства жертвует в монастыри и Храмы, готовять выполнить завет мудрого старца. Перед тем, как уйти в монастырь, будущий св. Серафим Вырицкий раздал все свое имущество, оставил значительные суммы всем, кто служил и работал вместе с ним, сделал вклады в Александро-Невскую лавру, в Воскресенский женский монастырь Санкт-Петербурга, в Иверский женский монастырь. Известно, что многие фабриканты ездили к будущему святому в монастырь советоваться по торговым делам.



Все это убеждает нас в том, что многие достижения дореволюционной России – промышленность и наука, культура и архитектура, образование и медицина, стоительство железных дорог и освоение Сибири – все это дело рук тех людей, кто УСИЛЕННО БЛАГОТВОРИЛ на социальные нужды, на строительство храмов для Церкви, кто отзывался сердцем на просьбы о помощи. Видимо, было Божие благоволение тем, кто занимался благотворительностью так усиленно и от всего сердца. Многие дела благотворительности так и останутся тайной, потому что многие не раскрывали того, куда и на что жертвуют, по слову Святого Евангелия, «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Матф.6:3)

РАСЦВЕТ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ В СИБИРИ

На конец XIX- начало XX в. приходится расцвет благотворительной деятельности в Сибири. В этот период открылся простор для развития производительных сил региона, особенно после проведения Транссибирской железнодорожной магистрали. Число крупных промышленных предприятий с 1861 по1893 г. возросло здесь на 73,6 %, сумма производства на фабрично-заводских предприятий в 1908 г. достигла 64 млн.руб. По переписи 1897 г. в Сибири насчитывалось 11 тыс. жителей (с членами семей), которых можно отнести к крупной и мелкой буржуазии, сконцентрировавших в своих руках огромные капиталы. Так, А.Ф. Поклевский имел в 1890 г. состояние в 4,5 млн.руб., ленский золотопромышленник Михаил Сибиряков (отец будущего благотворителя Иннокентия Сибирякова) – 4,2 млн.руб., П.А. Сиверс и И.И. Базанов – от 5 до 6 млн.руб., иркутские купцы Трапезниковы – 7 млн.руб. и кяхтинский золотопромышленник Я.А. Немчинов – 15 млн.руб.



ИННОКЕНТИЙ МИХАЙЛОВИЧ СИБИРЯКОВ

Когда-то имя Иннокентия Михайловича Сибирякова было известно в во всей дореволюционной России и далеко за ее пределами. Но к глубокому сожалению, после революции его имя было незаслуженно забыто. И неудивительно. Потомственный золотопромышленник, миллионер, близкий знакомый многих выдающихся литераторов и ученых России второй половины XIX века, щедрый благотворитель и меценат, он в расцвете лет раздает все свое состояние на нужды благотворительных заведений и Православной Церкви, покидает мир, принимает монашеский постриг и скрывается в молитвенную тишину Святой Афонской горы. О людях с такой судьбой в безбожное лихолетье не вспоминали.

Жизнь Иннокентия Михайловича Сибирякова (1860 – 1901) вмещает в себя ту глубину и высоту, которые просятся не в рядовые биографические очерки, а в жизнеописания и, без преувеличения можно сказать, достойные житийных сводов. Хотя внешне и может показаться, что биография Иннокентия Михайловича Сибирякова не отличается яркостью и значительностью событий, ведь главное ее содержание – почти беспрерывный и преизобильный поток его благодеяний людям. Но именно этими дарами щедрой и чуткой души был интересен Иннокентий Сибиряков и своим современникам, этим интересен миллионер-монах и нам, потомкам. Тем более что немало адресов его благотворительности сохранилось до наших дней, а сам он удостоился великой милости Божией, о чем еще будет сказано.

Родился Иннокентий Михайлович Сибиряков в Иркутске, 30 октября 1860 года в семье купца 1-й гильдии, потомственного почетного гражданина Иркутска Михаила Александровича Сибирякова.

Мать Иннокентия Михайловича Варвара Константиновна происходила из купеческой семьи Трапезниковых. Иркутские купеческие роды Сибиряковых и Трапезниковых были известны всей Сибири. Основными источниками дохода этих семей были золотопромышленность и пароходство. Семья Сибиряковых ведет свое начало от Афанасия Сибирякова, известного с XVII века, выходца из Устюжского уезда Архангельской губернии. Характерными чертами как Сибиряковых, так и Трапезниковых были их церковное благочестие и благотворительность. Представители, как той, так и другой семей щедро жертвовали на строительство и благолепие иркутских храмов, верно понимая, что главное народное достояние надо приносить Богу. Являлись они и попечителями различных богоугодных заведений.

Отец И.М. Сибирякова Михаил Александрович считается первооткрывателем золотых месторождений в бассейне реки Бодайбо, входящих в Ленский золотоносный район, и основателем города Бодайбо, важного центра золотодобычи России и в наши дни.

В семье Михаила Александровича и Варвары Константиновны Сибиряковых было много детей, но совершенного возраста достигли шестеро. Из них – три дочери и три сына. Двадцати лет от роду скончалась Антонина, в замужестве Кладищева. Почти все дети М.А. Сибирякова, за исключением старшего сына Александра, известного своей активной деятельностью по освоению Северного морского пути, проживали в столице России. Иннокентий Михайлович был младшим из братьев Сибиряковых. Средний брат Константин в свои годы был близок с кругом писателей-разночинцев, также много благотворил.

Иннокентий Сибиряков, получив начальное образование дома, учился в Иркутском реальном училище, преобразованном на последнем году учебы Иннокентия Михайловича в Промышленное училище. Здесь он освоил курсы точных наук. В семь лет оставшийся без матери (Варвара Константиновна умерла сорокалетней), а в четырнадцать – без отца, Иннокентий Сибиряков в 1875 году оказался в Петербурге под присмотром брата Константина.

В столице Иннокентий Михайлович Сибиряков поступил в частную гимназию, которую и закончил в 1880 году. В год приезда в Санкт-Петербург здание гимназии было выкуплено на имя И.М. Сибирякова, отремонтировано и перестроено. Домовладельцем этого здания Иннокентий Михайлович оставался почти двадцать лет, давая возможность существовать учебному заведению в этих стенах. Это здание, к счастью, сохранилось до наших дней. Оно располагается недалеко от Московского вокзала по адресу Лиговский проспект, дом 1.

Свой петербургский дом и 200 тысяч рублей наличными И.М. Сибиряков перед уходом в монастырь подарит любимому учителю университетской поры известному ученому-физиологу Петру Францевичу Лесгафту. Тот, в свою очередь, на вырученные за дом средства построит в Петербурге здание Биологической лаборатории (оно тоже сохранилось), где и разместится учебное заведение по подготовке специалистов по физической культуре. Биологическая лаборатория стала основой современной Академии физической культуры имени П.Ф. Лесгафта. Так имя Иннокентия Сибирякова связано с бурным ростом в России интереса к физической культуре и спорту: от Иннокентия Сибирякова получил П.Ф. Лесгафт материальную возможность для реализации своих идей.

Здесь следует упомянуть и о других высших учебных заведениях Петербурга, существование и возникновение которых связано с пожертвованиями Иннокентия Михайловича Сибирякова. Это Высшие женские Бестужевские курсы (в настоящее время их здания, построенные и приобретенные при помощи и И.М. Сибирякова, находятся в составе Санкт-Петербургского государственного университета) и Первый женский медицинский институт, ныне Медицинский университет им. П.И. Павлова, на строительство которого Иннокентий Сибиряков пожертвовал 50 тыс. рублей.

Щедрость, как характерная черта личности Иннокентия Михайловича Сибирякова, проявилась в нем очень рано. Он стал благотворить уже с гимназической скамьи, помогая своим сверстникам получить образование. И вот что примечательно! Получив в наследство после смерти отца всего около 900 тыс. рублей, постоянно и помногу благотворя, Иннокентий Сибиряков при уходе из мира имел состояние в десять миллионов рублей! Вот уж воистину, не оскудевает рука дающего!

Иннокентий Михайлович Сибиряков стремился получить образование и приложил к этому много усилий. В 1880-м году он поступил на естественно-математическое отделение Санкт-Петербургского Императорского университета, затем переводился на юридический факультет. По состоянию здоровья несколько раз прерывал учебу, уезжал на лечение. Пытаясь получить частные уроки, Иннокентий Михайлович столкнулся с тем, что профессора, к которым студент обратился за помощью, стали назначать ему немыслимые даже по столичным меркам гонорары, зная, что имеют дело с миллионером. Этот факт, как сообщают современники и знакомцы Иннокентия Сибирякова, оттолкнул его как от университета, так и от науки.

Оставшись в университете вольнослушателем, Иннокентий Михайлович поступает на надомные курсы П. Ф. Лесгафта, а также учится частным образом у историка Семевского. Здесь он и накапливает знания, позволившие современникам называть Иннокентия Сибирякова просвещенным благотворителем. Много времени Иннокентий Михайлович Сибиряков уделял и самообразованию, собрал большую библиотеку по истории Сибири, в которой были и редкие издания. К сожалению, дальнейшая судьба этой библиотеки до сих пор неизвестна. Большинство средств, которые в свои молодые годы расходовал И.М. Сибиряков на благотворительность, уходили на поддержку образовательных, научных и литературных проектов. В 26 лет он имел 70 личных стипендиатов, которые учились в России и в Европе. Особенно он старался помогать землякам и часто поддерживал проекты, связанные с Сибирью.

Около 30 тыс. руб. было истрачено Иннокентием Михайловичем на устройство библиотек и музеев в городах Сибири (Минусинск, Томск, Барнаул, Ишим, Ачинск, Красноярск и др.). Некоторые исследователи пишут о том, что все города Сибири обязаны созданием публичных библиотек именно Иннокентию Сибирякову. 6 тыс. руб. выделено им на расширение музея Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества в Иркутске. 10 тыс. руб. пожертвовал Иннокентий Михайлович на экспедицию Императорского Русского Географического общества в Сы-Чуань и столько же на Якутскую этнографическую экспедицию, вошедшую в историю географической науки под названием «Сибиряковской». Более 600 тыс. руб. истратил И.М. Сибиряков на издание книг научного и культурного содержания.

В трудные для русского народа голодные годы (1891 – 1892) золотопромышленник выделял огромные средства для закупки хлеба, финансировал санитарные отряды и организовывал разнообразную помощь в голодающих поселениях Тобольского края (известно, что с этой целью Иннокентий Сибиряков лично выезжал в Курган), щедро помогал переселенцам из центральных губерний России в Сибирь и на Дальний Восток…

Великодушие и сердечность благотворителя не могли не сказаться на духовных запросах Иннокентия Сибирякова, сделало его чутким к делу Божией правды на земле. Окончательно духовные очи Иннокентия Михайловича Сибирякова раскрылись после посещения им Европы. Ознакомившись с главными центрами европейской науки и культуры, за внешними успехами так называемого прогресса русский душою капиталист рассмотрел главное – безудержную страсть европейского общества к наживе. Он, будучи сам миллионером, тем не менее, всю свою жизнь искал духовного и нравственного совершенства, все в своей жизни подчинил именно этой цели. Об Иннокентии Михайловиче Сибирякове сто лет назад писали его почитатели: «Цель всей его жизни заключалась в служении истине, добру, в стремлении к идеалу».

Вернувшись в Россию в начале 90-х годов XIX столетия, Иннокентий Михайлович Сибиряков, увлекавшийся до этого толстовскими идеями и разделявший радикальные взгляды по преобразованию России, резко поворачивается лицом к православной духовной традиции. Начинается новый этап в жизни выдающегося сына Сибири, который вступает на путь подготовки к монашескому подвигу. Размах его благотворительности этого времени мало с кем сравним. Сибиряков начинает принимать всех нуждающихся у себя на дому. Порой к Иннокентию Михайловичу приходило в сутки до четырехсот человек. Позднее он учредил специальное бюро по оказанию помощи ближним. С какими только просьбами не обращались к нему, и он старался удовлетворить каждую нужду! Жертвовал Иннокентий Михайлович уже не только на учебу и обзаведение своим делом, но и на лечение, на приданое, на похороны, обеды и т. д.

Его паломничества по православным монастырям и храмам Петербурга и окрестностей, его щедрые пожертвования на нужды Церкви вызывают недоумение у прежнего окружения И.М. Сибирякова, а вслед за этим недобрые слухи, неприятие и даже гонение. В 1895 году заинтересованные в присвоении его миллионов лица предприняли попытку взять капиталы Иннокентия Михайловича под арест. С этой целью он был объявлен безумным, а в вину благотворителю вменили «безрассудную расточительность» на помощь Православной Церкви и ближнему. Но это, свыше попущенное будущему иноку испытание, закончившееся полным оправданием И.М. Сибирякова, привело его к бесповоротному решению об оставлении мира. Губернскими комиссиями 1894 и 1895 годов миллионер был полностью оправдан, капитал ему был возвращен, и золотопромышленник переходит жить на подворье Свято-Андреевского скита под покровительство своего духовного отца иеромонаха, позднее архимандрита Давида (Мухранова). В течение двух лет Иннокентий Михайлович Сибиряков проходит монастырский искус и сворачивает свои дела, обильно жертвуя имеющееся имущество и наличные средства.

В эти годы совместно с рядом единомышленников Иннокентий Сибиряков устраивает на Васильевском острове при Первом реальном училище придел Святителя Иннокентия Иркутского в храме Александра Невского. А в 1896 г. со святым праведным Иоанном Кронштадтским он учреждает при приходе петербургских выходцев из Сибири Православное братство во имя святителя Иннокентия Иркутского, жертвуя на его деятельность крупную сумму.



Иннокентий Михайлович Сибиряков говорил своим друзьям: «Я обладаю богатством. Как это случилось, думал я, что в моих руках скопились такие средства, которыми могли бы прокормиться тысячи людей? Не есть ли это средства, случайно попавшие ко мне, достояние других людей, искусственно перешедшее в мои руки? И я нашел, что это действительно так, что мои миллионы — это результат труда других лиц, и чувствую себя не правым, завладев их трудами». Подобные размышления побуждают И. М. Сибирякова выделить капитал в сумме 420 тыс. рублей для выдачи пособий рабочим, получившим увечья на приисках Якутской области и семьям погибших. И это далеко неполный перечень его благодеяний для Сибири, для родного Иркутска.

Иннокентий Михайлович горячо принимает призыв Господа Иисуса Христа, отвергнутый евангельским юношей (Мф. 19, 21), и начинает с излишней поспешностью избавляться от своего богатого имения. Конечно, нам известны далеко не все благодеяния Сибирякова. Известно, например, что в один из нижегородских монастырей он пожертвовал 150.000 рублей. Казалось, деньги стали для него омерзительными и он начинает с ними титаническую борьбу, но капитал его так велик, что он не может одолеть своего противника. Это поспешность едва не приводит его к катастрофе. Однажды, войдя в Знаменскую церковь, что на углу Невского проспекта и Знаменской улицы, он протянул стоящей на паперти монахине серебряный рубль. Та, привыкшая к милостыне в несколько мелких момент, умилилась и на глазах жертвователя, опустившись на колени, стала молится перед образом Божией Матери «Знамение». Эта сцена тронула Иннокентия Михайловича, он тут же спросил у монахини, из какой она обители и где живёт в Петербурге. На следующий день Сибиряков явился по указанному адресу и передал сборщице все свои наличные деньги, которых у него оказалось на тот момент около 190 тыс. рублей. Та пришла в ужас от этой суммы и не смогла принять её беспристрастно на нужды монастыря. Возникли какие-то подозрения, и она заявила об этом случае в полицию. Дело было предано огласке, началось следствие, и, увы, родственники Иннокентия Михайловича нанесли ему тяжёлую рану, заявив о его невменяемости. Дело перешло в суд. Суд признал миллионера «в здравом уме и твёрдой памяти», и указанная сумма по праву перешла в Угличский женский монастырь. После этого Иннокентий Михайлович выбрал единственно правильный путь для своей благотворительности: он передал колоссальную сумму своему духовнику Давиду для завершения работ на подворье и на строительство собора апостола Андрея Первозванного на Афоне – 2.400.000 руб! Вместе с тем, после такой неприятной реакции некоторых его родственников Иннокентий Михайлович твёрдо осознаёт, что монашество единственно приемлемый для него путь, и в 1894 году он поступает на Андреевское подворье в Петербурге. Родные начинают ему противодействовать с новой силой. Пытаются отвлечь его от иноческой или хотя бы удержать его в одном из российских монастырей.

Но все их попытки были тщетны, и 1-го октября 1896 года, в возрасте 35 лет, Сибиряков принимает постриг в рясофор и в тот же день отправляется на Афон. Скинув мирской костюм, примеряя монашеский подрясник, он произнёс знаменательные слова: «Как хорошо в этой одежде! Нигде не давит! Слава Богу! Как я рад, что в неё оделся!». Особенно привлекает о. Иннокентия безмолвная жизнь иноков.

Незадолго до принятия пострига Иннокентий Михайлович дарит свою дачу в Райволо (ныне Рощино) на создание приюта для девочек и прекрасный дом на сорок комнат с лесными угодьями в 98 гектаров Линтульской женской общине. Валаамский монастырь в том же, 1896 году, получил от Иннокентия Сибирякова 10 тыс. рублей на постройку Воскресенского скита в Никоновой бухте. Обильные пожертвования получали и другие обители России. Так за Угличским женским Богоявленским монастырем было закреплено прежде арестованное пожертвование Иннокентия Михайловича Сибирякова в 147 тыс. рублей. На его средства был построен и Свято-Троицкий Николо-Уссурийский мужской монастырь в Приморском крае. Полного списка пожертвований Иннокентия Сибирякова пока не существует и вряд ли когда-либо будет существовать, так как благотворитель любил творить милостыню в тайне.

В эти годы на средства Иннокентия Михайловича сооружаются корпуса Санкт-Петербургского подворья Русского Свято-Андреевского скита на Афоне, а в самом скиту разворачивается строительство грандиозного – на пять тысяч молящихся – собора Апостола Андрея Первозванного, размеры, архитектура и убранство которого и по сей день поражают паломников на Святую Гору.

Позднее в скиту был выстроен и четырехэтажный больничный корпус с тремя храмами: Святителя Иннокентия Иркутского; Благовещения Пресвятой Богородицы; Целителя Пантелеимона и Преподобного Серафима Саровского со Всеми Святыми Бессребрениками. За стенами скита, неподалеку от него, среди леса, для архимандрита Давида (Мухранова) и Иннокентия Сибирякова была устроена добротная каменная келья с храмом в честь Великомученицы Варвары, Преподобного Михаила Клопского и Преподобного Давида Солунского – небесных покровителей земных и духовного родителей Иннокентия Михайловича.



В 1898 году Иннокентий Сибиряков был пострижен на Афоне в мантию с именем Иоанн в честь Иоанна Предтечи, а через год – в схиму с возвращением ему имени Иннокентий с тем же небесным покровителем. Неоднократно схимнику Иннокентию предлагали рукоположение, но он отказался, считая себя недостойным священного сана. В 1900 году, летом, в Свято-Андреевском скиту состоялось торжественное освящение собора Апостола Андрея Первозванного, на котором рядовым иноком присутствовал и схимонах Иннокентий Сибиряков – главный ктитор-жертвователь на этот дивный храм, строительство которого обошлось почти в два миллиона рублей.

Через год схимонах Иннокентий, душа которого дозрела до житницы небесной, заболел и 6 ноября 1901 года после соборования и причастия скончался кончиной праведника. Он исполнил на земле не только дела беспримерной благотворительности, но и понес труды по преображению души. Замечательно, что этому – самому главному – делу на земле послужили и капиталы Иннокентия Михайловича Сибирякова, истраченные так богоугодно. А в том, что такое преображение состоялось, у афонских иноков сомнений нет.





По афонскому обычаю сохранять главы умерших на Афоне иноков и паломников, в костнице Свято-Андреевского скита хранится на почетном месте рядом с главами основателей скита и глава схимонаха Иннокентия. Она имеет янтарно-медовый цвет, что по афонскому преданию говорит об особой посмертной участи ее обладателя: считается, что владелец такой главы не только спас свою душу, но и особо угодил Богу.

Жизнь и подвиг миллионера, благотворителя, схимника Иннокентия Михайловича Сибирякова – удивительный пример не только для людей состоятельных, подтверждающий наглядно учение Православной Церкви о том, что «ничто так не уподобляет человека Богу, как благотворение». Это пример и для каждого из нас, пример, который показывает – что ни богатство должно стать целью в жизни, ни успех и достаток, а достижение Царства Небесного. Этот пример ярко показывает, что богатство может быть тяжелой ношей для человека, а для другого мечта о богатстве может затмить все другие желания. Некоторые и в бедности могут спастись, если делятся своим малым с другими своей «лептой вдовы». А некоторые и в бедности могут постоянно терзать себя мыслями о своей бедности и завидовать богатым. Поэтому вернемся опять к Священному Писанию:

Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. (Матф.6:31-33)

(слайд 20)

Почитатели схимонаха Иннокентия собирают материалы о жизни, благотворительных делах и монашеских подвигах Иннокентия Сибирякова. В газетах, журналах, на Интернет сайтах публикуются статьи о миллионере-монахе, как называли схимника при жизни. В 2005 и в 2010 годах вышли в свет книги, посвященные выдающемуся русскому благотворителю (6). Возвращение имени Иннокентия Михайловича Сибирякова в историческую память России состоялось.



БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Бочанова Г.А. Очерки истории благотворительности в Сибири во второй половине XIX – начале ХХ в. / Г.А. Бочанова, Л.М. Горюшкин, Г.А. Ноздрин. – Новосибирск : издательство СО РАН, филиал «Гео», 2000. – 212 с.

4. Мешалкин П.И. Предпринимательство и меценатство. Предпринимательство в Сибири : учеб. пособие / П.И.Мешалкин, М.Н.Одинцова. – Красноярск : СибГТУ, 2001. – 91 с.

5. Т.С. Шорохова. Благотворитель Иннокентий Сибиряков. СПб. Издательство Санкт-Петербургского государственного университета. 2005.



6. Т.С. Шорохова. Миллионер, благотворитель, схимник. Симферополь. Издательство Симферопольской и Крымской епархии. 2010.

7. С. Шарапов, М.Улыбышева «Богатство и бедность» Москва, из-во «Ковчег» 2011 г.