Действующия лица - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Действующия лица - страница №1/7

Юшкевич Семен Соломонович

В ГОРОДЕ


Пьеса в четырех действиях.

ДЕЙСТВУЮЩИЯ ЛИЦА:

Гланк, 50 лет.

Дина, его жена, 38 лет.

Соня, 21 год. Эва, 18 лет. Их дети.

Дед, отец Гланка, глуховат.

Бойм, 25 лет. Учитель из самоучек.

Арн, 25 лет.

Бер, 45 лет.

Эльва, 18 лет.

Машки, старуха.

Действие происходит в большом городе

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

Просторный стеклянный корридор, заменяющий столовую. Справа дверь в комнату Бойма. Слева две двери: одна ведет во двор, другая в столовую. Соня, одетая к выходу, сидит перед зеркалом и внимательно оглядывает себя. Недовольно вздыхает. В комнате уютно. Шкафчик для посуды, стол, стулья, кушетка. В правой половине корридора спущены зеленыя шторы, так что со двора Сони не видно. Слева двустворчатое окно открыто, и в него виден соседний флигель напротив и несколько деревьев во дворе. Ранняя весна. Теплый вечер. На столе горит лампа. Дина стоит у открытой двери, ведущей во двор, и с кем-то разговаривает.

ДИНА.

Просила я тебя, Элька, чтобы ты не стояла у окон, а ты все свое делаешь. Какая ты... Если тебе что-нибудь нужно, можешь зайти. Зачем подсматривать? Что? Тебе Соня нужна? Зачем?



ЭЛЬКА

(со двора, робко).

Я хотела, Дина,- только не сердитесь на меня,- и зачем вам сердиться,- я хотела, чтобы Соня зашла ко мне на... одну минутку. Только на одну, ведь это не много, правда?

СОНЯ (гордо).

Я - к ней? Ни за что!

ДИНА (смягчаясь).

Вот Соня не хочет. И отчего тебе не зайти к нам? Красота твоя останется при тебе. Да, да, останется! А если хочешь, можно и хороший совет подать.

ЭЛЬКА.


Ну, хорошо, зайду.

СОНЯ (тихо).

Лучше бы ты не звала ея... лучше!

(Входит Элька. На ней светлое платье. Носит косу. Вся в ленточках. Очень красива)

ЭЛЬКА.

Вот и я! Добрый вечер, Дина! Добрый вечер, Соня, хорошая Соня! (Кланяется обеим) Какой красивый вечер сегодня! (Молчание. Элька смущается. Засмеялась гармонично, длинно) Какой красивый вечер!..



ДИНА.

Чему ты засмеялась? Пусть красивый!

ЭЛЬКА (с мольбой).

Вы не сердитесь на меня... Я смеюсь, а кто знает, почему я смеюсь? Может быть, заплакала бы... Что-то само смеется, а душа не хочет. Вот стою и думаю: хорошо бы убежать отсюда, гордо убежать, а не бегу... Не сердитесь же на меня, умоляю вас...

(Соня отвернулась и не смотрит на нее)

ДИНА (пожимает плечами).

Во дворе говорят: чудная Элька! Я никому не верю.

ЭЛЬКА (грустно).

Да, говорят!.. Чудная Элька! А, может быть, это правда! А, может быть, Дина, никого в мире нет,- я кружусь одна и страдаю, так страдаю!..

ДИНА


Почему?

ЭЛЬКА.


Кто знает? Чудная Элька!.. Вот когда мы жили в большой улице, пришли люди и убили моего отца, а слепую бабушку не тронули. И теперь я должна жить со слепой бабушкой. Вы знаете эту историю? Нет? Ах, какая это грустная, печальная история!

ДИНА.


А, может быть, ты неправду разсказываешь, или тебе это показалось?

ЭЛЬКА (задумчиво).

Кто знает, что человеку может показаться? И разве не все равно, Дина, показалось ли, или было?

(Ходит по комнате и робко поглядывает на Соню.)

ДИНА.

Что же ты все ходишь? Присядь. Ты хотела Соню видеть... Вот Соня.



ЭЛЬКА (оживленно и радостно).

Да, да! (Голос ея становится нежным-нежным) Вот, Соня, я пришла, чтобы сказать тебе: добрый вечер! Добрый вечер, хорошая, милая Соня!

СОНЯ (гордо).

Я уже ответила тебе. И зачем ты пришла?

ЭЛЬКА.

Ты ласково не хочешь говорить со мной! Смотри, как я гнусь от ласки. Я делаюсь больше, я делаюсь меньше...



ДИНА (вдруг).

Ты так красива, Элька. Красота твоя даже поражает.

ЭЛЬКА

(быстро обернулась).



Да? А вот другим не нравится. Одному не нравится. (К Соне) Я пришла, хорошая Соня, осторожно напомнить тебе... Вот, Соня, мы были подругами... не долго.

СОНЯ.


Оставь меня.

ДИНА (нетерпеливо).

Договаривай же и уходи, если Соне неприятно...

ЭЛЬКА.


Вот мы были подругами!.. (Соня опять не слушает ея) и обе полюбили Арна. (Вдруг, к обеим) Прошу я вас, Дина, и тебя, Соня, отдайте мне его. Зачем он вам?

СОНЯ (хмуро).

Можешь взять его себе, Элька. Он мне не нужен.

ЭЛЬКА.


Ты сердишься, Соня, а я пугаюсь. Кто знает, что в душе? Как цветок, увядает душа! (Грустно) Как цветок, увядает душа...

СОНЯ.


Я спрашиваю себя: почему ты меня мучишь? Где ни встретишь, когда ни увидишь, все просишь, все просишь... Разве он мне нужен? Мне? (С ужасом) Мне? Я гоню его от себя. Теперь сижу и дрожу: сейчас он придет и тоже начнет умолять. Мать, отвернись, сейчас отвернись: не могу я видеть твоего лица.

ДИНА.


Не говори таких слов, Соня, не говори!..

ЭЛЬКА.


Милая Соня, дорогая Соня! Скажи ему: ступай к Эльке! Ты скажи ему: есть девушка, которая любит солнце! Есть девушка, которая будет молиться солнцу! Соня, я вижу его каждый день, но не смею подойти к нему. Как тень, хожу за ним, и так в душе прекрасно, так в душе печально...

СОНЯ (гневно).

Зачем разсказывать мне об этом? Молчи, Элька!

ДИНА.


Ты бы ушла, Элька. Посмотри, что ты сделала. И на меня она разсердилась! Иди, Элька! Нам надо жить...

ЭЛЬКА (испуганно).

Вот и вы кричите.

СОНЯ (мрачно).

Уйди, Элька, уйди...

ЭЛЬКА (покорно).

И вот меня уже нет. Где я? Вот меня уже нет. Улетела я! А что в душе, а что в сердце? Улетела я!..

(Засмеялась длинно, гармонично. Тихо выходит. Дина и Соня не смотрят на нее)

ДИНА.

Ушла чудная!..



СОНЯ.

Она не чудная... Она прекрасная, мать! Я ей завидую.

(Дина машет рукой, подходит к окну и выглядывает во двор. Молчание)

СОНЯ


(смотрится в зеркало; монотонно).

Глаза мои уже стали подлыми...

ДИНА (нехотя).

Опять!


СОНЯ.

Щеки мои уже стали подлыми. Каждый день отнимает у меня что-нибудь. Я это вижу и дрожу...

ДИНА.

Он отнимает у всех нас.



СОНЯ.

Но два месяца тому назад было иначе. Мать, как ты можешь смотреть на меня, как ты можешь сидеть за столом со мной? Со мной! Если бы ты была моей дочерью, я выгнала бы тебя из дому. Ты видела меня там? Ты чувствуешь, как я дрожу, когда сижу там?.. Еще я дрожу! Но ведь перестану, перестану...

ДИНА.

Мне скучно тебя слушать, Соня.



СОНЯ.

Молчи же, мать, молчи.

ДИНА (возмущенно).

Почему я должна молчать? Или есть в доме другой, кто позаботится о нас? Отец ходит год без службы; все падает, все рушится кругом. Молчи ты! Камни нас давят, скалы нас давят... Молчи ты! В темноте мы сидели по вечерам. Ты пошла, и стало светло,- забота улетела из дому...

СОНЯ.

А моя душа?



ДИНА.

Какое мне дело до души? Души нет... Нам нужно жить.

СОНЯ.

А моя любовь? Я люблю Арна, мать, я умираю от любви к нему! Пропало!.. По вечерам мы сидели вдвоем и мечтали. Пропало!



ДИНА.

Это меня не трогает.

СОНЯ (в гневе).

Что же тебя тронет? Ты камень!

ДИНА.

Нам нужно жить, Соня. Пусть нам не мешают жить. Я стою тут и смотрю кругом... Я смотрю! Все для жизни! Ни одного отказа! Люди крадут, лгут, люди убивают, грабят, люди продаются... Все для жизни! Что такое любовь? Ничего! Что слезы? Ничего!



СОНЯ.

Весь этот год ты меня так мучила. Все ты разрушала, разрушала... А кто-то, мать, смотрит в душу, с укором смотрит, качает головой и говорит: не так, не так! Кто-то, мать!

ДИНА.

Мне все равно!



СОНЯ.

Все равно? Не человек ты!

ДИНА.

Кто человек? И что такое человек?



СОНЯ.

Все время я с тобой боролась... Покорила ты меня. Я иду по улице и чувствую, что люблю. Душа тянет к Арну, и стыдно мне... Я слышу его добрый голос. Я сижу там... и дрожу... дрожу...

ДИНА.

Меня это не трогает. (Хмуро) Оставайся дома, если не хочешь...



СОНЯ.

Теперь ты это говоришь. А почему ты раньше не сказала: умрем, Соня, но останемся честными.

ДИНА.

Умрем! (Разсмеялась) Пусть умирают другие. Мы хотим жить. Я хочу жить! Я хочу дышать, я хочу видеть... Для жизни нет большой жертвы! Все для жизни! Посмотри, что кругом происходит. Жизнь приказывает, люди слушают. Как жаль, что я раньше этого не знала. Вышла замуж за ничтожество Гланка. Рожала детей! Стояла подле весов и смотрела, чтобы ни одна чашка не перетянула...



СОНЯ.

Если бы отец это знал...

ДИНА.

Кто ему скажет? А если узнает, я поговорю с ним, я... Слова мои станут подобны камням... Я высыплю их ему на голову, я брошу их ему под ноги... Ничтожество Гланк будет молчать. Одевайся, Соня, и иди. Там тебя ждут. О чем жалеешь ты? Кого боишься ты, девушка? Вот нищета, грязь, несчастья! Ты вышла, подняла голову и крикнула: подходите все вы, старые, молодые, пожилые и дети. Я девушка! Я хочу шелка! Я девушка! Я хочу золота! Если бы я была молода! Девушка! Ты царишь над всеми!..



СОНЯ (с грустью).

Минутная царица!

ДИНА.

Но - царица! Скорее одевайся и иди! Тебя ждут. Забудь Арна. Растолкай всех и иди. Прогони трусливых со своей дороги и иди. Идет девушка, которая никого не боится. Все склонятся перед тобой. Идет девушка, которая хочет жить и все возьмет от жизни.



СОНЯ (упоенно).

Это мне нравится. Вот так ты вскружила мне голову. Вот так с закрытыми глазами я подошла к бездне. Я сейчас пойду, мать. Я буду улыбаться, и все-таки в душе моей смерть. Мне жалко своей молодости, мне жалко своих глаз, своих щек. Мои губы дрожат, когда их целуют...

ДИНА.

Зачем меня мучить, Соня? На нас навалены горы, и мы, маленькия, слабыя, должны их тащить. Ну так потащим, Соня. Не испугаемся. Разве мы одни в мире? Все тащут. Придет отец и скажет, как весь год говорил: ничего не заработал и службы нет! Мы напоим его чаем, и он будет сладок, он будет священным, этот чай: дочь заработала для отца, и отец не знает. Придет Эва... Невинно выпьет Эва чай. А мы с тобой ночью, смотря во тьму, кому-то погрозим. Отдадим лучшее, но будем жить, будем жить...



СОНЯ.

Ты говоришь страшно! Ты опьяняешь меня. Я, как игрушка, в твоих руках... (Со вздохом) Пойду!..

(Встает и оглядывается. В соседней комнате Бойм настраивает скрипку)

ДИНА.


Бойм собирается играть... Вот кого я боюсь. И зачем я его впустила? Разве нам нужно, чтобы Эва влюбилась в него?

СОНЯ


(машет рукой).

Эва, Эва!

(Входит Эва, рыжеволосая девушка. Нежный цвет лица. Стройная, тонкая. Тяжелая коса. Снимает шляпу, кофточку. Видимо, устала от быстрой ходьбы. Садится на первый попавшийся стул)

ДИНА (равнодушно).

Ну, что?

ЭВА


Опоздала! Место дали другой.

ДИНА


Я на Бойма не разсчитывала. Я и раньше не верила.

ЭВА (недовольно).

Бойм просил, и ему обещали это место для меня. Но Бойм не виноват, если его обманули.

ДИНА.


Никуда Бойм не годится.

ЭВА.


Что же мне Делать? (Повернулась к Соне. Удивленно) Ты уходишь, Соня?

СОНЯ.


Да, ухожу.

ЭВА.


Опять! Опять, Соня! Каждый вечер ты исчезаешь.

СОНЯ.


И завтра пойду, и послезавтра, и через год. Никому нет дела.

ЭВА.


Я не говорю, что это мое дело.

СОНЯ.


Что же ты говоришь?

ЭВА.


Я уже молчу... Мать, я тебе скажу!..

СОНЯ.


И молчи. Никогда не спрашивай... Вот напудрилась. Никому нет дела!

ДИНА.


Перестань, Соня.

ЭВА.


Не знаю, почему ты разсердилась. Бог с тобой! Вот, мать, я шла по улице... Что слышала и что мне говорили! Столько мужчин на улицах...

ДИНА.


Я думала, ты скажешь что-нибудь. Мужчины! Разве они звери?

СОНЯ (угрюмо).

Они звери, мать. Они звери!

ЭВА (к Соне).

Один, Соня, меня взял за руку. Такой высокий... красивый, кажется. Я дрожала. Не ходи, Соня, по вечерам, умоляю тебя.

ДИНА (смеется).

Ну, и взял твою руку, и говорил ласково... Разве ты не красива, разве на голове твоей волосы, а не золотыя нити?..

СОНЯ (сурово).

Что ты делаешь, мать? (Кивает головой) Ну, может быть, так и нужно. Может быть, такая наша судьба. Ах, Эва, Эва! (Быстро уходит)

ЭВА (испуганно).

Почему она это сказала, мать? Что это значит?

ДИНА.


Спроси ее. Так она любит... Бросит слово и убежит. (Поднимает шторы) Ушла Соня, и как будто светлее стало.

ЭВА.


Я не вижу.

ДИНА.


Светлее. Я говорю, что светлее. (Подходит к ней. Радостно) Эва, где-то пекут хлеб! Для кого? Для нас! Где-то ткут полотно! Для кого? Для нас!.. Соня ушла, и если к ней подойдет мужчина и скажет...

ЭВА


(перебивая, с мольбой).

Нет, нет, не говори, мать! Если бы ты знала, что делается на улице, привязала бы нас к себе и с глаз не спускала бы...

ДИНА.

Я уже знаю, что сделала бы. (Уходит в комнату слева и выносит самовар. Ставит его на стол) И сказала бы, Эва, так: слава Тому, кто создал мужчину и женщину и сделал так, что мужчина любит женщину.



ЭВА.

Мне страшно тебя слушать.

ДИНА.

Надо привыкнуть. Кто знает, что ждет человека через минуту, завтра? (Достала из шкафчика чашки и разставила их на столе)



ЭВА.

Всегда ты говоришь так, что я не понимаю: мать ли ты, или держишь нож в руках?

ДИНА.

А ты посмотри хорошенько.



ЭВА.

Когда я разговариваю с отцом или с Боймом, или с дедом,- мне легко. Я говорю громко и не боюсь. Я смеюсь! А с тобой голос мой становится : тихим и... страшно.

ДИНА (гневно).

Ну так покажите мне ваше счастье! Покажите свое богатство, своего отца, который может из камня делать золото!..

ЭВА.

Довольно, мать. Вот я уже молчу...



ДИНА (сурово).

Так пей чай. Это мать его нашла. Никто,- не отец, не вы... мать! И сахар я нашла...

(Обе садятся за стол. Молча пьют чай. Мимо открытаго окна проходит Арн и заглядывает в комнату)

ДИНА.


Арн! Он идет сюда. Не может этот человек умереть.

(С досадой ставит чашку на стол. Входит Арн)

АРН

(подает руку Дине).



Добрый вечер, Дина. (Снимает шляпу) Здравствуйте, Эва.

ДИНА (хмуро).

Добрый вечер. Что скажете, Арн?

ЭВА.


Здравствуйте, Арн. Хотите чаю?

АРН (добродушно).

Вот я в окно посмотрел и Сони не увидел.

ЭВА.


Д а, Соня ушла. Сядьте, Арн.

ДИНА


(тем же тоном).

Что скажете, Арн?

АРН.

Так, ничего! Что я скажу? Да ничего! (Садится) Ушла Соня? И какия у нея дела могут быть ночью? Не понимаю!



ДИНА.

Это ея дело!

АРН.

А я безпокоюсь, честное слово. Такой у меня трусливый характер, честное слово! Безпокоюсь!..



ЭВА.

Возьмите вашу чашку, Арн. (К матери) Я позову Бойма, мать... хорошо?

ДИНА.

Не надо. Когда захочет, сам придет.



ЭВА.

Он не придет. Он скромный и никогда сам не попросит. Скажу и деду. Вот вижу, как они сидят и думают: скоро нас позовут чай пить.

ДИНА (хмуро).

Не надо.

(Эва встает и ходит по комнате. Останавливается у дверей Бойма. Хочет зайти к нему и не решается. Оглядывается на мать и опять ходит. Прислушивается к разговору)

АРН.


(пьет чай).

Хорошо тут у вас, Дина, честное слово. Скромно, тихо, чисто! Душа отдыхает. Приду из конторы домой,- не весело. Не отдохнешь у нас, честное слово. Отец с матерью ругаются, сестра всегда о чем-то кричит, честное слово! Неспокойно у нас. А тут скромно, хорошо.

ДИНА.

Это стоит крови...



ЭВА.

У вас, Арн? А где лучше? Везде кричат! Бойм говорит, что везде кричат.

ДИНА.

Бойм говорит! Много понимает Бойм!



АРН.

Я, как собака, привязался к вам. Честное слово! Сидишь в конторе, пишешь, отвечаешь, и все думаешь: когда же вечер? Пойду я к Соне и хороших, честных людей увижу. Чистых людей увижу. Знаете, Дина, вас тут всем в пример ставят. Честное слово! У кого хорошо, как у Гланка? Тихие, гордые люди... Девушки - радость! А я, Дина, смеюсь про себя. Одна из девушек ведь моя.

ДИНА.

Не понимаю вас, Арн. Одна ваша? Что значит - ваша?



АРН.

О б этом вы не спрашивайте, Дина. Это уже наше дело, честное слово.

ДИНА.

Даже слушать не хочу.



АРН.

Почему? Честное слово, это нехорошо. Я ведь вас уважаю, Дина. Я вас очень почитаю. Вы мать Сони, но это вы нехорошо говорите... Я люблю Соню...

ДИНА

(прерывает его).



И что будет из этого? (К Эве) Зачем ты возле его дверей вертишься? Что тебе там нужно? Сядь здесь.

ЭВА


(быстро отходит от дверей).

Ничего! Я так.

ДИНА.

И незачем тебе там стоять. Подумаешь, кто там! Бойм! Человек Бойм! Сядь возле меня. (К Арну) Что выйдет из этого?



АРН (удивленно).

Как - что выйдет? Честное слово?..

ДИНА (к Эве).

О чем он говорит, Эва? (К Арну) Как вы сказали? Полюбили Соню? Кто вы? Барон или граф? Не отвечайте лучше.

АРН.

Вот что вы говорите! А я не знал, честное слово! (Смущенно) Налейте мне, Эва, еще чашку чаю.



ДИНА.

Чего вы не знали? Как вам не стыдно не энать! А о родных вы подумали? Кажется, у вас есть сестра? Ваша сестра, кажется, всегда кричит...

ЭВА.

Мать, мать!..



ДИНА.

Нет, пусть он послушает, если я слушала. Ты не знаешь, Эва, что у них дома, а я знаю...

АРН.

Не говорите об этом, Дина,- я все сам хорошо знаю... Но вы подумайте, кто меня полюбил? Кто! Соня! Такая чистая девушка, такая гордая! Честное слово, я начну просить вас. Никогда я никого не просил, честное слово. Добрая Дина, дорогая Дина...



ЭВА.

Когда я слышу от мужчин такия слова...

ДИНА

(перебила ее, сурово).



Молчите, Арн! Что говорит жизнь? Хотите сделать что-нибудь, Арн,- откройте книгу жизни и почитайте ее. Перелистайте страницы... Кто не хочет, Арн, чтобы эти уста прижимались к этим устам, или чтобы эта дорога шла прямо, а не в гору, или чтобы "да" находило свое "да", а "нет" находило свое "нет"? Кто не хочет? Но есть книга жизни, Арн! В этой книге сказано, что не быть Соне вашей женой.

АРН.


Не может быть, честное слово! Соня мне клялась. Она мне клялась, Дина...

ЭВА.


Когда я слышу от мужчины такия слова,- я страдаю. Мужчина должен говорить иначе. Зачем, Арн, разспрашивать мать? И разсказывать! Не застали Соню,- сидите и молчите. Пейте чай.

ДИНА.


Если я промолчала, Арн, то это еще ничего не значит. Когда правый молчит в ответ, тогда бойтесь его. Посмотрите, как приятно в моей комнате: горит лампа, светло; самовар шипит, поет... Хотели бы вы, чтобы здесь стало темно? И грязно? И страшно? Уйдите от нас, Арн, я прошу вас, я! Дайте нам жить. Не трогайте нас. Мы что-то взвалили на плечи и поднимаемся в гору. Отойдите от нас, не толкайте нас...

АРН.


Что вы говорите, Дина, дорогая! Разве я хочу вам зла? Честное слово, я как будто перестаю понимать вас. Ведь я бы отдал жизнь за вас, за ваши стены, за эту дверь... Эва, налейте мне еще чашку.

ЭВА.


Пейте чай и молчите.

ДИНА.


А вот тут есть девушка, Арн. Она тоже любит вас.

АРН.


следующая страница >>