Да и иные-де были жаловалные грамоты, и данные, и крепости. И того-де их служку на дороге у реки Клязмы под селом Черкизовым воры ог - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Да и иные-де были жаловалные грамоты, и данные, и крепости. И того-де их служку на - страница №1/1


http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1600-1620/Troice_serg_mon/prav_gram_30_11_1618.htm

1618 ноября 30 — Правая грамота царя Михаила Федоровича Троице-Сергиеву монастырю

Лета 7127 ноября в 30 день били челом государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Руси живоначальные Троицы Сергиева монастыря келарь старец Аврамей Палицын 1 з братьею, а сказали: В прошлом-де во 126 году августа в 21 день ехал с Москвы в Троетцкой Сергиев монастырь троетцкой служка Карп Юдин, а вез с собою от троетцкого стряпчего от Федора Конищева ящик, а в нем были жаловалные грамоты блаженные памяти великих князей и царей: грамота великого князя Дмитрея Ивановича Донского о податех и о торговых пошлинах, и несудимая, и о крестном целованье 2; грамота великого князя Ивана Васильевича в Нижнем Новегороде в реке Волге на Хресцовскую заводь и пески и озеро Лунское с ыстоки и на пожни 3; грамота царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии всех городов ис троетцких вотчин со всякими запасы проезжая о пошлинах 4; грамота великого князя Василия Васильевича на рыбные ловли в Переславском и в Сомине озере и в реках 5; да на те же рыбные ловли грамота царя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии подписана на государево церево и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии имя 6; да две грамоты царя и великого князя Федора Ивановича всеа Руссии: одна грамота села Крутца на деревню Омутище, да на деревню Крутое с угодьи, да другая — на те же деревни 7, — да и иные-де были жаловалные грамоты, и данные, и крепости. И того-де их служку на дороге у реки Клязмы под селом Черкизовым воры ограбили и тот их ящик з жаловалными грамотами и з даными крепостьми у него взяли.

И государю б их пожаловати, велети б с тех жаловалных грамот с списков дати на свое, государево царево и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии имя, новые жаловалные грамоты, чтоб за теми государевыми жаловалными грамотами в податех и во всяких пошлинах вперед смуты не было, а троетцкими б селы хто вклепався, напрасно не завладел.

А в списку с правые грамоты блаженные памяти государя царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии, каков список положил во дворце перед боярином перед Борисом Михайловичем Салтыковым 8, да перед дьяки, перед Иваном Болотниковым 9, да перед Патрекеем Насоновым 10, троетцкой стряпчей /л.3/ Федор Конищев за рукою троетцкого келаря Аврамия Палицына, написано:

В прошлом в 93 году августа в 14 день бил челом государю царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии живоначалные Троицы Сергиева монастыря архимарит Митрофан 11 з братьею и подал челобитную, а в челобитной пишет:

Государю царю и великому князу Федору Ивановичю всеа Русии богомолец твой Троетцкого Сергиева монастыря архимарит Митрофан з братьею бога молит и челом бьет. Бил есмя челом тебе, государю, наперед сего Переславского уезда Аргуновские волости Марковских лесов на старосту на Василия на Тарасова да на крестьян на Елю Голицына, да на Семена на Логинова, да на Федора Сарафанова, что звладели насилством троетцкою вотчиною села Крутца деревни Омутища да деревни Крутой поляны, что за рекою за Клязмою, лесом и отхожими пашнями и луги, а владеют [199] четыре годы мимо писцовых книг и сотные грамоты. И ты, государь, пожаловал, велел на них дати свой царский суд и управу в их насилстве в вотчинном владенье. И твой, государь, дияк Сава Фролов 12 дела не вершил, а мы в проести и в волоките вконец погибли. Православный государь царь, вели то наше дело взяти к своему государеву боярину и дворетцкому к Григорью Васильевичю Годунову 13 и вели наше дело вершити и указ нам учинити по своему царьскому уложенью.

И государь царь и великий князь Федор Ивановичь всеа Русии приказал боярину и дворетцкому Григорью Васильевичю Годунову, а велел то троетцкое дело Аргуновские волости со крестьяны у дьяка у Савы Фролова взяв, вершити по суду. И боярин и дворетцкой Григорей Васильевичь о том деле дияку Саве Фролову говорил, чтоб он то дело в приказ Болшого Дворца прислал. И августа в 25 день в приказ Болшого Дворца к боярину и дворетцкому к Григорью Васильевичю Годунову диак Сава Фролов дело Троетцкого Сергиева монастыря Аргуновские волости со крестьяны прислал с подьячим с Плоским Кузминым за своею приписью.

А каково дело из четверти дияк Сава Фролов Троицы Сергиева монастыря Переславского уезда Аргуновские волости со крестьяны прислал, и в том деле написано:

Лета 7092-го июня в 9 день дияку Саве Фролову Троицы Сергиева монастыря слуга Степанко Тимофеев подал челобитную, а в челобитной пишет:

Царю государю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии бьет челом живоначалные Троицы Сергиева монастыря архимарит Иона 14 з братьею. Вотчина-де живоначалные Троицы и чюдотворца Сергия в Володимерском уезде — селцо Крутец з деревнями. И к тому-де селцу и к деревням за рекою за Клязмою и отхожие пашни и луги владеют насилством государевы окружные Аргуновские волости крестьяне: Еля Голицын, да Семен Логинов, да Федор Сарафанов, да староста Василей Тарасов, пашню пашут, и лес секут, и луги косят насилством. И владеют теми угодьи, которые приписаны к троетцкому се/л. 4/лу Крутцу и к деревням мимо государевых писцовых книг и сотные грамоты. А владеют-де теми землями четыре годы. И государь бы их пожаловал, велел им дати грамоту в Володимер к Борису Беклемишеву 15, а велел троетцкую вотчину от Аргуновские волости отмежевати по писцовым книгам и по сотной грамоте.

И по челобитью из четверти дияка Савы Фролова послана государева грамота в Володимер к Борису к Беклемишеву, а в грамоте написано:

От царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии в Володимер Борису Беклемишеву. Бил нам челом Троицы Сергиева монастыря архимарит Иона з братьею Переславского уезда Аргуновские волости на крестьян на старосту на Василья Тарасова, да на Елю Голицына, да на Семена Логинова, да на Федора Сарафанова, а сказал: В Володимерском-де уезде вотчина живоначалные Троицы и чюдотворца Сергия селцо Крутец з деревнями. И к тому-де селцу и к деревням есть за рекою за Клязмою отхожая пашня, и лес, и луги. И те-де Аргуновские волости крестьяне тою их отхожею пашнею владеют насилством мимо наши писцовые книги и сотной грамоты четыре годы: пашню пашут, и лес секут, и луги [200] косят. И будет, как нам архимарит Иона з братьею бил челом, а Оргуновские будет волости крестьяне, староста Василей Тарасов с товарыщи, которые в сей нашей грамоте имяны писаны, их отхожею пашнею, что приписано к сельцу Крутцу з деревнями за рекою за Клязмою владеют насилством мимо наши писцовы книги и сотной грамоты четыре годы: пашню пашут, и лес секут, и сено косят, и как к тебе ся наша грамота придет, и ты б троетцкую вотчину Сергиева монастыря селцо Крутец з деревнями от Аргуновские волости по государевым писцовым книгам и по их сотной грамоте отмежевал с тою их отхожею пашнею за рекою за Клязмою. А приписана будет та отхожая пашня, и лес, и луги к их селцу Крутцу з деревнями, и ты б им тою отхожею пашнею, и лесом, и луги владети не велел, а что они владели тою их отхожею пашнею четыре годы, и ты б их в том владенье подавал на поруки з записми, а за поруками учинил им срок стати на Москве в четверти перед дьяком нашим, перед Савою Фроловым, да и записи бы еси по них поручные прислал к нам, на Москву, на тот же срок.

Писан на Москве лета 7092-го июня в 15 день.

И августа в 29 день дияку Саве Фролову володимерской по-садцкой человек Петрушка Богданов подал от Бориса от Беклемишева отписку да список с роспросных речей Аргуновские волости крестьян и в отписке пишет:

Государю царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии холоп твой из Володимеря Бориско Беклемишев челом бьет. /л. 5/ В нынешнем, государь, 92 году июля в 22 день прислана ко мне твоя государева грамота за приписью твоего государева дьяка Савы Фролова по челобитью Троетцкого Сергиева монастыря архимарита Ионы з братьею. А по твоей государеве грамоте велено мне, холопу твоему, троетцкие вотчины Сергиева монастыря села Крутца деревни, отхожие пашни, луги, и лес, и всякие угодья отмежевати от Аргуновские волости. И Аргуновские, государь, волости староста Василей Тарасов, да Еля Голицын, да Семен Логинов, да Федор Сарафанов с товарыщи во всех аргуновских крестьян место, став на меже, положили сотную грамоту, а в сотной государь, грамоте троетцкие вотчины села Крутца з деревнями отхожей их земли в их сотной не написано. И речи свои те Аргуновские волости крестьяне староста Василей Тарасов и во всех крестьян место дали за поповскими руками, что им до тое пашни отхожие дела нет.

И я, холоп твой, по твоей государеве грамоте троетцкие вотчины села Крутца отхожую их пашнею, и лес, и луги и всякие угодья по книгам и по сотной Аргуновские волости по старым межам отмежевал, и Аргуновские волости старосте Василью Тарасову и всем крестьяном тою их отхожею пашнею и луги, и лесы, и всякими угодьи владети не велел, и с речей, государь, список послал к тебе, государю, с сею отпискою вместе.



А в распросных речах пишет: В лето 7092 (1584)

Лета 7092 года по государеве и великого князя грамоте на меже марковские и аргуновские крестьяне положили перед Борисом Беклемишевым свою грамоту, да сказали, что та земля изстари отхожая луги и лес и пашня села Крутца и деревень живоначалные Троицы, а ставил деревню на той крутецкой земле Ортя Федоров с товарыщи, а дереню Омутище ставил на отхожей пашне села Крутца и деревень на троетцкой же земле, а велел деревню Крутсе [201] ставити Иван Тупицын, а деревню Омутище велел ставити Борис Чаплин для береженья государева лесу, а поставлены на отхожей пашне села Крутца и деревень на троетцкой земле, и им-де до той земли дела нет. Владел теми деревнями государь для береженья лесу.

И лета 7093-го сентября в 6 день Аргуновские волости крестьяне Федка Сарафанов с товарыщи и во всех крестьян место Аргуновские волости государю били челом Троицы-Сергиева монастыря села Крутца на приказщика на Осана на Васильева да на государевых Аргуновских и Марковских заповедных лесов сторожей: на Елю на Голицына, да на Семена на Истомина, да на Ортю Ширяева, а в челобитной написано:

Дея/л. 6/лось-де в 92-м году после Оспожина дни, в четверг 16, приезжал в Володимерской уезд в троетцкую вотчину село Крутец з деревнями володимерской городовой приказщик Борис Беклемишев земли размежевывати, а сказал, что по челобитью Троицы Сергиева монастыря архимарита з братьею. И отмежевал-де государевых Аргуновских и Марковских заповедных лесов две деревни: деревня Омутише с лесным сторожем с Ыванком с Омельяновым и со государевыми крестьяны десять человек, деревню Крутое с лесным же сторожем с Ортею Ширяевым и с крестьяны двенатцать человек и з землею, и с луги, и з государевым заповедным лесом стоячим, и з запасом з бревнами, и з досками, и с тесом, и з драницами, и з дровы, и с саженми, который был лес пасен в город в Слободу 17 к государевым ко всяким делам. И тот-де Елизарко да Сенка, взяв земского дьячка Никиту от Покрова с стану силно, да, поставя перед Борисом, велели ему речи написати силно ото всее волости Аргуновских и Марковских лесов, что будто те деревни Омутише да Крутое, и земли, и лес живоначалные Троицы села Крутца, а не государевы, а они-де у того дела не бывали и не слыхали, а сами-де тот Елизарко, да Сенка, да Ортя заложились за Троицу и государеву землю, и деревни, и лес, и всякие угодья здали к Троице, а преж того та деревня Крутое была в споре с троетцким приказщиком з Замятнею Скоротневым и про тое-де деревню обыскивал сын боярской Григорей Лвов 18 многими людми в 87-м году, и в обыскех-де говорили, что та деревня Аргуновских и Марковских лесов и грамота-де им в городе в Слободе на те деревни дана за приписью дияка Василья Дядина 19. И та-де грамота была положена у того Сенки, и тот-де Сенка, норовя, тою грамоту отдал к Троице, и тот-де приказщик Осан тем всем завладел.

И дьяк Сава Фролов, вычетчи челобитную, спросил Аргуновские волости крестьян Федки Сарафанова с товарыщи, те деревни в сотной грамоте есть ли, и оброк на те деревни положен ли, и на какой земле те деревни поставлены: на государеве ли или на вотчинникове? И Аргуновские волости крестьяне Федка Сарафанов и в товарыщев своих место сказал, что у них тех деревень в сотной нет, потому что деревню Крутое ставил Леонтей Тупицын из Слободы по государеве грамоте, а деревню Омутише ставил лесной сторож Ортя Ширяев по государеве грамоте для лесные сторожи на государеве земле, а не на троетцкой, а оброк на те деревни не положен, а в 87 году учался был вступати в те деревни троетцкой келарь и по их челобитью обыскивал Григорей Лвов, и по тому обыску им по государеву приказу дьяк Василей Дядин дал на те деревни [201] государеву грамоту, по чему им теми деревнями владети. И та у них грамота была тое же Аргуновские воло/л. 7/сти у крестьянина у Сенки Логинова. И Сенка Логинов заложился за Троицу, а государеву грамоту на те деревни отдал троетцкому приказщику Осану Васильеву. А обыск сказали они на Дворце да слались на обыск. А ныне-де на них троетцкой келарь бил челом ложно, называет своими деревнями, и те деревни на государеве земле, а не на троетцкой, а как-де у них Борис про те деревни сыскивал и отмежевал, и они тут не были и не слыхали и распрооных речей Борису не давали.

И Троетцкой Сергиева монастыря слуга Степан Тимофеев бил челом, а сказал, что владеют аргуновские и марковские крестьяне троетцкого отхожею пашнею и пожнями насилством за рекою за Клязмою на Крутой поляне под бором, да пожнею липовою, да у озерка Омутища, и по озерку по Рыбеньску до Благовещенья, да пожнею у Ершовского озера и у озера у Богдарни (Перед и на полях крест в кругу.) и озером Богдарьем. А поставлены те деревни на троетцкой на отхожей пашне, а не Оргуновской волости: деревня Омутище поставлена на отхожей пашне деревни Аннины на озерке на Омутище, потому ее Омутищем и прозвали, а деревня Крутое поставлена на троетцкой же вотчине деревни Филины на отхожей пашне на Крутой поляне, потому ее Крутым и прозвали. И в сотной в володимерской те отхожие пашни и пожни и озерка писаны у троетцких деревень, а не у Аргуновские волости, а приказщик их Осан у Сенки государевы грамоты не имывал и государевы у них грамоты на те троетцкие отхожие пашни не бывало. А сказывают они, Аргуновские и Марковские волости крестьяне Федка Сарафанов с товарыщи, как у них Борис Беклемишев про те отхожие пашни распрашивал и отмежевал и они тут сказывают не бывали, и того не слыхали, и распросных речей Борису не давывали, а староста-де Васка Тарасов и все крестьяне Аргуновские и Марковские волости Борису дали распросные речи за поповыми руками; и те распросные речи и отмежевалная в Володимере у Бориса, и на те их речи слался из виноватого.

И в Аргуновскую (В рукописи в Варгуновскую.) волость послан сын боярской Дмитрей Коротаев, а велено ему те спорные деревни: деревню Крутое да деревню Омутище отписати на государя и приказати беречи тутошним и сторонним старостам и целовалникам до государева указу, а троетцкие вотчины села Крутца приказщику и крестьяном и Аргуновские волости крестьянам теми спорными землями и деревнями владети не велено, а кому на деревни ведати и беречи прикажет /л. 8/ и по тех людех велено ему взяти записи поручные, да те записи и отписные книги велено ему привести к Москве. А в Володимер к Борису Беклемишеву посылана государева грамота, а велено ему тем отхожим пашням, и деревням, и лесу, и сену, и всяким угодьям отмежевалные книги и распросные речи за поповыми руками, каковы ему дали Аргуновские волости староста и крестьяне, прислати к Москве, в четверть, к дияку к Саве Фролову.

И Дмитрей Коротаев тем спорным деревням отписные книги за поповыми руками привез. И в отписных книгах написано: [203]

Деревня Омутише, под нею озерко Глухое, а в ней двенатцать дворов, а людей в ней тринадцать человек, пашни паханые дватцать пять чети в одном поле, и в дву потому ж, земля боровая, сена вниз по реке по Клязме пятдесят копен волоковых, а угодей иных никаких нет, а лес около тое деревни государев Аргуновских и Марковских красных лесов на две версты по Фроловскую речку, да по Такаинскую, да по речку по Олховку, а в ней выть. Деревня Крутое на реке на Клязме, а в ней десять дворов, а людей в них одиннатцать человек, пашни дватцать чети в одном поле, а в дву потому ж, земля боровая, сена вниз по реке по Клязме сто копен, а около тое деревни лес государев Аргуновских и Марковских лесов на десять верст вниз по Клязме подле Клязмы, а в ней выть. А стали те деревни в 84 году на захожих пашнях Аргуновских и Марковских лесов для береженья государева лесу, а доходу с них и оброку нет, потому что жили в них лесные сторожи.



А Борис Беклемишев прислал отписку да распрооные речи и отмежевалную за поповыми руками и списки с сотных Аргуновские волости и Багаевские волости за своею рукою. И в отписке с сотных и в спискех написано:

Государю царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии холоп твой из Володимеря Бориско Беклемишев челом бьет. По твоей государеве грамоте велено мне, холопу твоему, ехати в Володимерской уезд в Багаевскую волость, что били челом тебе, государю, Троицы-Сергиева монастыря архимарит Митрофан з братьею Аргуновские волости на крестьян, на старосту на Федку Сарафанова, да на Елку на Голицына, да на Сенку на Логинова, да на Васку на Тарасова и на всех крестьян Аргуновские волости, что они владели насилством троетцкою землею, перелезчи за рубеж ис Переславского уезда в Володимерской уезд. И по твоей государеве грамоте я, холоп твой, на спорную землю приехав, послал в Аргуновскую волость по старост и по всех крестьян Аргуновские волости, по Василья по Тарасова, да по Федку по Сарафанова, да по Елку Голицына, да по Сенку по Логинова, и по всех крестьян и по троетцкого приказщика села Крутца по Осана по Литвинова, а оргуновской, государь, староста Васка Тарасов с товарыщи и троетцкой приказщик Осан Литвинов со крестьяны приехали с сторонни/л. 9/ми людми сторожилцы и, став на спорной земле, троетцкой приказщик Осан Литвинов подал челобитную на оргуновского старосту на Васку на Тарасова с товарыщи и на всех крестьян в насилстве и во владенье. И против его челобитные яз спрашивал старосты Васки Тарасова с товарыщи и всех крестьян, почему вы тою землю владели? И Васка сказал, что они владели по писцовым книгам и по сотной. И яз, государь, спрашивал троетцкого приказщика: а ты почему называешь ту землю троетцкою землею? И троетцкой приказщик сказал, что истари та земля троетцкие вотчины села Крутца и деревень: деревни Левонова, да деревни Филина, да деревни Аннина пашни и отхожие луги и воды; да троетцкой же, государь, приказщик слался на володимерские книги и на сотную Богаевские волости и на их аргуновскую сотную, что та земля в книгах и в богаевской сотной написана троетцкие вотчины Сергиева монастыря, и сотные, государь, передо мною положили. И в володимерских, государь, книгах написано за пометою (В рукописи ошибочно подметою) [204] целовалника Дмитрея Варварского: Прошлого 75-го году в черных книгах, как тое волость раздавал в поместья подьячей Шерап Матвеев, в Богаевской волости за Тиханом, да за Иваном, да за Тархом Гавриловым детми Тыркова (В дальнейшем именуются Тыртовыми.) деревня Аннино, — всего шесть деревень да две роспаши, а третья за рекою за Клязмою, пашни — соха без чети. А по подлинным книгам, как тое волость писал и в оброк клал Яков Губин да подьячей Федор Тютин, написана деревня Левоново на речке на Крутце, пашни у них и с отхожею пашнею с Песочною: Деревня Филино, пашни у них вымеряно и с припашью, что на бору на Крутой поляне за рекою за Клязмою; деревня Аннино на речке на Олховке, пашни у нее и с отхожею пашнею, что за речкою за Олховкою и у озерка у Омутища. И яз, холоп твой, спрошал аргуновекого старосту Васки Тарасова с товарыщи: вы ся на книги на володимерские и на богаевскую и на свою сотную шлете ли сь? И Аргуновской, государь, волости Васка Тарасов (Васка Та... написано по счищенному.) с товарыщи слался на книги и на сотную в послушество, а в нашей-де сотной та земля не написана, мы-де, написав, дадим тебе и речи. И тое, государь, вотчину я, холоп твой, троетцкой земли от аргуновской земли отмежевал по старым межам. И Володимерского, государь, уезда Багаевские волости писма Якова Губина да подьячего Федора Тютина из сотныя выписав троетцкую вотчину и Аргуновские волости деревни и Маркова писма Богдана Заболотцкого да Ермолая Левонтьева и из сотные выписав, и челобитную их и речи за поповыми руками и роспись межевальную за своею рукою послал к тебе, государю, с сею отпискою вместе. А в распро/л. 10/сных речах написано тож, что и в списке с роспросных речей, которой список Борис Беклемишев прислал по первой грамоте, а список списал в сей грамоте выше сего слово в слово, а писал те речи Аргуновских и Марковских лесов земьской дьячек Микитка Павлов, а назади роспросных речей написано: К сем речем Благовещенской свещенник Семен в детей своих духовных место руку приложил. К сем речем Благовещенской поп Михайло в детей своих духовных место руку приложил.

А в межевалной памяти написано:

По государеве грамоте Борис Беклемишев отмежевал Володимерского уезда Богаевские волости Троицы Сергиева монастыря в вотчину село Крутец з деревнями от Аргуновские волости и от поместных земель отхожую пашню, и лес, и луги, и всякие угодья от деревни Аннина вниз по реке по Олховке до Благовещенья Христова до него: направе — великого князя земля поместная Темиря Корзина, а налеве — Троетцкая Сергиева монастыря земля, а от благовещенья старою болшою дорогою в Клин до речки до Токанки по Барановской исток, направе — земля государева поместная Семейки Мячкова, а полеву — троетцкая, да речкою вниз до трех речек, а три речки впали в озерко в Омутище, а Омутище впало в реку в Клязму, направе трех речек и Омутищ — земля государева, а налеве — троетцкая, а от Омутищ рекою Клязмою на низ до Перервы, а Перерва за рекою Клязмою повыше Благовещенья старого, [205] а на Перерве вяз, а на нем грань, поправу — земля государева, а полеву — троетцкая, а от устья Перервою вверх по вражок, а на вражке на троетцкой стороне дуб виловат, а на нем грань, да вражком вверх до Липовы пожни, а на пожне дубок, а на нем грань, направе вражка — земля государева, а полевую — троетцкая, а от Липовые пожни Гривою Титеревою до Климовские пожни, да по за Климовской пожне лядиною, да на Язвице исток, а на истоке осина, а на ней грань, поправу — земля государева, а полеву — троетцкая, да истоком вверх на Шигалеев переход, а от Шигалеева переходу на Хвостово усадище поперег реки Санги на Круглолитцкое озеро, да на Сытец, да на Великое болото, по праву /л. 11/ истоку и Шигалева переходу и Хвостова усадища — государева земля, а по левую — троетцкая.

А в выписи ис сотные 20 написано:



Лета 7093-го выпись с сотные Володимерского уезда Багаевские волости. Вотчина Троетцкая Сергиева монастыря деревня Тарасова, а Яковлеве тож, а отставилась та деревня из Ермолинской деревни после Романова писма Обрасцова 21, а в ней пашни вымеряно шестьдесят шесть чети в одном поле, а в дву потому ж земли доброй, а учинено в Яковлеве пять вытей с полувытью, пашни им дано шестьдесят чети, на выть по двенадцати чети в одном поле, а в дву потому ж, лугу им дано у деревни и по Клязме – пожня, в Танкове — пожня, на болоте — пожня вовневе (Так в рукописи.). И всего одиннатцать десятин, на выть по две десятины, сена на них помечено сто шестьдесят пять копен, на выть по тридцати копен, лесу пашенного две десятины, а не пашенного три десятины во всех в трех полях. А оброку давати за волостелин присуд и за его пошлинных людей доходы пять рублев с полтиною, с выти по рублю, да пошлин одиннатцать алтын, с рубля по два алтына. Деревня Боршовка, пашни вымерено пятьдесят семь чети в одном поле, а в дву потому ж, земля добра, и учинено в Боршевке пять вытей без чети, пашни им дано пятьдесят семь чети, на выть по двенадцати чети в одном поле, а в дву потому ж, лугу им дано у деревни (лугу им дано у деревни написано по счищенному.) по Клязме — пожня Малыгинская, пожня Двувяжи, пожня на Задней Чертежик в болоте, пожня Язвище за рекою за Клязмою, пожня Прость, пожня по озерку по Рыбенскому. И всего девять десятин с полудесятиною, на выть по две десятины, сена на них помечено сто сорок две копны, на выть по тринадцати копен, лесу пашенного две десятины, а непашенного три десятины во всех трех полях. А оброку им давати за волостелин присуд и за его пошлинных людей доход четыре рубли и двадцать пять алтын, с выти по рублю, пошлин десять алтын три денги, с рубля по два алтына. Деревня Филино, а в ней пашни вымеряно и с припашью, что на бору, на Крутой поляне за Клязмою, девяносто чети в одном поле, а в дву потому ж, земля худа, и учинено в Филине пять вытей без чети выти, пашни им дано пятьдесят чети, на выть по штинатцати чети в одном поле, а в дву потому ж против добрые земли, лугу им дано их же по обе стороны реки Клязмы — пожня за Родиновым озером и с озерком, пожня против Язвитцкого озера и с озерком Язвитиким, пожня Теретежок Колосоуской, пожня в Верелицкой, пожня Новоша, пожня на Усть-Периловского озера и с озерком Переровским, [206] пожня на Михеевском броду, пожня Мокруша, пожня Прость, пожня Язвище, по/л. 12/жня Перерва половина озера Святцкого и по Сингу. И всего девять десятин с полудесятиною, на выть по две десятины, сена на них помечено сто сорок две копны с полукопною, на выть по тритцати копен, лесу пашенного две десятины, а непашенного три десятины во всех трех полях. А оброку им давати за волостелин присуд и за его пошлинных людей доходы четыре рубли и дватцать пять алтын, с выти по рублю, да пошлин девять алтын три деньги, с рубля по два алтына. Роспашь Ильгино, а была та роспашь Филиповское деревни Русанова, и ту роспашь пашут крестьяне с филиповской деревни по купчим Некраско Павлов, да Лучка Останин, да Гришка Григорьев, да Лавруш Кощеев (Можно прочитать Лаврушко Щеев.), пашни в роспаши вымеряно четыре чети в одном поле, а в дву потому ж, земля худа, и учинено в роспаши Ильгине пашни четь выти, пашни им дано четыре чети в одном поле, а в дву потому ж, лугу им дано полдесятины, сена на ней помечено семь копен с полукопною. А оброку им давати с тое роспаши за волостелин присуд полполтины, да пошлин три денги. Деревня Левоново на речке, на Крутце, а в ней пашни вымеряно и с отхожею пашнею с Песочною девяносто восемь чети в одном поле, и в дву потому ж, земля середняя, и учинено в Левонове семь вытей, пашни им дано девяносто восемь чети, на выть по четырнатцати чети в одном поле, а в в дву потому ж, лугу им дано на реке на Крутце и по Клязме их же пожни: Михеева, пожня Круглуша, пожня Молюнюха Смородынная, пожня Липовая, пожня под Мысом, пожня под Лукьяновым, пожня под Дворищем, пожня Наволок, пожня Лучка, пожня Самутинское, пожня По конец мостов, пожня Болото, пожня Голуша, пожня Коринское, пожня Пустоперервы по Клязме, пожня Перерва. И всего четырнатцать десятин, на выть по две десятины, сена на них помечено двесте десять копен, на выть по тритцати копен, лесу пашенного три десятины, а непашенного четыре десятины во всех трех полях. А оброку им давати за волостелин присуд и за его пошлинных людей доходы семь рублев, с выти по рублю, да пошлин по четырнатцать алтын, с рубля по два алтына. Деревня Аннино на речке на Ольховке, а в ней вымеряно и с отхожими пашнями, что за рекою за Ольховкою и озерка Омутища, тритцать шесть чети в одном поле, а в дву потому ж, лугу им дано под деревнею на речке на Ольховке и по Клязме пожня Чемодан, пожня меж озер Ершовского и Богдарня озера, пожня Лукакозиха, пожня у озера на Богдарни на берегу, пожня на Михеевском броду, пожня у озера у Омутища и по Клязме до Благовещенья, пожня Станочик, пожня Чертежь /л. 13/ в болоте, а в другую половину пожни Михеевской косят из Левонтьевской деревни по купчим. И всего шесть десятин, на выть по две десятины, сена на них помечено девяносто копен, на выть по тритцати копен, лесу пашенного десятина, а непашенного две десятины во всех трех полях. А оброку им давати за волостелин присуд и за его пошлинных людей доходы три рубли, с выти по рублю, да пошлин шесть алтын, с рубля по два алтына.

А Оргуновские волости в списке в сотной написаны в Володимерском уезде в Богаевской волости в Марковском лесу царя и [207] великого князя бортные деревни: деревня Марково-Ершок, пашни две чети в поле, а в дву потому ж, сена пятьсот копен, земля худа, а в выти сказали та деревня не положена, тягль государеву тянут по пашне, хто болши пашет, тот болши и тягли платит по розчету, а сошного писма сказали в Маркове со всеми деревнями полсохи, а на рознь сошным писмом сказали у них неведомо, что деревни раставилися, одна Маркова. А государю давали с тое деревни з земли за ямские деньги и за посошное и за емчюжное дело два рубли полодиннацата алтына с полуденгою, да оброку за рыбную ловлю и за бобровые гоны дватцать пять алтын, да за рыбную же ловлю (ловлю пятьде написано по счищенному.) пятьдесят пластей язевых, да медвяного оброку з бортных ухожеев верхового полтретья пуда меду, да пошлин володимерскому клюшнику с пуда по осми денег, итого гривна, да поминка пять алтын з денгою, да от отписи по три денги с пуда. А коли на Богаевской волости жили кормленщики, и они, сказывают, волостелю давали с той деревни корму на три празники в год и з деревнею Дубровского и со всеми починки двадцать четыре алтына две денги, да взъезжево корму хлеб, да лытка мяса, да четь овса, да острамок сена, а тиуну на три празники в год два алтына, да праведчику и доводчику девять денег. А как государь отставил кормленщиков, и они давали (давали написано по счищенному.) государю царю и великому князю с той деревни за волостелины и их пошлинников откупу за всякие доходы и с пошлинами семь рублев и тридцать алтын десять денег. А ныне та деревня положена десять вытей, а сошного писма помечено полтрети сохи, а денежных доходов помечено на ту деревню положите за ямские денги, и за посошные, и за емчюжное дело, и за волостелины и их пошлинников за всякие доходы, опричь рыбных ловель и бобровых гонов и с лесных с ухожеев верхового оброку медвяного на выть по рублю с четью, итого пол-третьянатцата рубли. Деревня Дубровка, а в ней пашни сорок чети в поле, а в дву потому ж, сена дватцать копен, а сказали, что та деревня в выти не положена, а сошным писмом списаны с ыными деревнями, и крестьяне сказывают на рознь, не ведают, которой жеребей сохи. А государю давали с тое /л. 14/ деревни и з земли ямских денег и за посошные и за емчюжное дело дватцать два алтына четыре денги, да оброку за рыбную ловлю и за бобровые гоны две гривны, да за рыбную ловлю тритцать пластей язевых, да медвяного оброку з бортных ухожеев верхового тринатцать гривенок, да пошлин володимерскому клюшнику две денги, да поминка алтын, да от отписи денга. А коли на Богаевской волости сиживали кормленщики, и они, сказывают, волостелю давали корм з деревнею Марковым и со всеми марковскими починки с одного с полусохи, и взъезжего с одного же с Марковым, как волостелем с одное деревни платят. А как государь кормленщиков отставил, и они давали государю царю и великому князю с той деревни за волостелины и пошлинников за всякие доходы откупу и с пошлинами рубль дватцать девять алтын две денги. А та деревня две выти с пятым жеребьем, а сошного писма помечено пол — пол — пол — третьи сохи, а денежных доходов помечено положити на ту деревню за ямские денги, и за емчюжное дело, а за посошные, и за волостелины и их пошлинников [208] за всякие доходы, опричь рыбных ловель и бобровых гонов и с лесных с ухожеев верхового оброку медвеного, дати по рублю с четью, итого три рубли без чети. Починок Борок, а в нем пашни в поле шесть четь, а в дву потому ж, сена тринатцать копен, земля худа, а сказали, что тот починок в выти не положен, а сошным письмом списан с ыными деревнями, и крестьяне сказывают на рознь, не ведают, которой жеребей сохи. А государю давали с того починка з земли ямъских денег, и за посошные, и за ямчюжное дело три алтына, да оброку за рыбную ловлю и за бобровые гоны десять денег, да за рыбную же ловлю три пластя язевых, медвеного оброку з бортных ухожеев верхового пол-четверты гривенки, да пошлин володимерскому ключнику денга. А коли на Богаевской волости живали кормленщики, и они, сказывают, волостелю давали корм с деревнею с Марковым и со всеми марковскими починки с одного с полусохи, а взьезжего с Марковым же с одного, как инде волостелем с одное деревни платят. А как государь отставил кормленщиков, и они давали государю царю и великому князю с тое деревни за волостелины и их пошлинников за всякие доходы откупу и с пошлинами десять алтын. А ныне тот починок положен треть выти, а сошного писма не помечено потому, что мал, а денежных доходов помечено на тот починок положити за ямские денги, и за посошные, и за емчюжное дело, и за волостелины и их пошлинников и за всякие доходы, оприч рыбных ловель /л. 15/ и бобровых гонов и с лесных ухожеев верхового оброку медвеного, на треть выти четырнатцать алтын. Починок Тимин, пашни одиннатцать чети в поле, а в дву потому ж, сена тритцать копен, земля худа, а сказали, что тот починок в выти не положен, а сошным писмом списан с ыными деревнями, крестьяне сказывают на рознь, не ведают, которой жеребей сохи. А государю давали с того починка з земли ямских денег, и за посошные, и за емчюжное дело пять алтын, да оброку за рыбную ловлю и за бобровые гоны гривну, да за рыбную же ловлю семь пластей язевых, да медвеного оброку бортного ухожея верхового пять гривенок, да пошлин володимерскому ключнику денга, да поминка денга. А коли на Богаевской волости живали кормленщики, и они, сказывают, давали волостелю з деревнею с Марковым и со всеми марковскими починки с одново с полусохи, а взьезжево с Марковым же с одного, как инде волостелем с одной деревни платят. А как государь отставил кормленщиков, и они давали государю царю и великому князю с тое деревни волостелины и их пошлинников за всякие доходы откупу с пошлинами сорок алтын. А ныне тот починок положен полвыти, а в сошное писмо не помечен потому, что мал, а денежных доходов помечено на тот починок положити за ямские денги, и за посошные, и за емчюжное дело, и за волостелиных пошлинников и за всякие доходы, опричь рыбных ловель и бобровых гонов и с лесных с ухожеев медвяного оброку верхового двадцать алтын пять денег. Починок Чаща, а в нем пашни шестьдесят чети в поле, а в дву потому ж, сена сто копен, земля худа, а сказали, что тот починок в выти не положен, а сошным письмом списан с ыными деревнями, крестьяне сказали на рознь, не ведают, которой жеребей сохи. А государю давали с того починка з земли ямских денег, и за посошные, и за емчюжное дело двадцать пять алтын денег, да оброку за рыбную ловлю и за бобровые гоны две [209] гривны, да за рыбную же ловлю четырнатцать пластей язевых, да медвеного оброку з бортных ухожеев верхового дватцать гривенок с полугривенкою, да пошлин володимерскому ключнику четыре денги, да поминка алтын, да от отписи две денги, да поминка алтын, да от отписи две денги (Так в тексте – В.Сорокин). А коли на Багаевской волости сиживали кормленщики, и они, сказывают, волостелю давали корм з деревнею с Марковым и со всеми марковскими починки с одного с полусохи, а вьезжего с марковскими же с одного, как инде волостелем с одной деревни платят. А как государь отставил кормленщиков и они давали /л. 16/ государю царю и великому князю с того починка за волостелиных пошлинников за всякие доходы откупу с пошлинными два рубли шесть алтын. А ныне тот починок положен три выти, а сошного писма помечено пол — пол — трети без пол — пол — пол — чети сохи, а денежных доходов помечено на тот починок положити за емские деньги, и за посошные, и за емчюжное дело, и за волостелины и их пошлинников за всякие доходы, опричь рыбных ловель и бобровых гонов и лесных ухожеев и верхового медвеного оброку, на выть по рублю с четью, итого четыре рубли без чети. Починок Заболотье, а в нем пашни сорок одна четь в поле, а в дву потому ж, сена сто копен, земля худа, а сказали, что тот починок в выти не положен, а сошным писмом списаны с ыными деревнями и с крестьяне, сказывают на рознь, не ведают, который жеребей сохи. А государю давали с того починка з земли ямских денег, и за посошные, и за емчюжное дело дватцать алтын пять денег, да оброку за рыбную ловлю и за бобровые гоны две гривны, да за рыбную же ловлю тринатцать пластей язевых, да медвеного оброку бортных ухожеев верхового дватцать восмь гривенок, да пошлин володимерскому ключнику алтын, да поминка пять денег, да от отписи две денги. А коли на Богаевской волости сиживали кормленщики, и они, сказывают, волостелю давали з деревнею с Марковым и со всеми марковскими починки с одного с полусохи, а взьезжего с Марковым с с одного же, как инде волостелем с одной деревни платят. А как государь отставил кормленщиков, и они давали государю царю и великому князю с того починка за волостелиных и их пошлинников за всякие доходы откупу с пошлинами два рубля и тринатцать алтын, а ныне тот починок положен две выти, а сошного писма помечено пол — пол — пол — чети сохи, а денежных доходов помечено на тот починок положити за емские денги, и за посошные, и за емчюжное дело, и за волостелины и их пошлинников и за всякие доходы, опричь рыбных ловель и бобровых гонов и с лесных ухожеев верхового оброку медвяного, на выть по рублю с четью, итого пол-третья рубли. И всего в Марковском лесу бортных деревень и починков шесть, а дворов в них тритцать восмь, а людей в них тритцать восмь человек, пашни триста шестьдесят чети, сена восмьсот восмьдесять копен, земля худа, в выти, сказали, те деревни не положены, тягль государеву тянут всякую по пашне, хто болши пашет, тот болши тягла платит по розчету, а сошного писма сказали в деревне /л. 17/ в Маркове и в Дубровке и во всех починках пол — сохи. А государю с тех деревень и с починков давали ямских денег, и за посошные, и за емчюжное дело четыре рубли дватцать один алтын полторы денги, да за рыбную ловлю и за бобровые гоны полтора рубли, да за рыбную же ловлю сто пластей язевых, да медвеного оброку бортных ухожеев верхового четыре пуда с четью, да пошлин [210] володимерскому ключнику с пуда по осми денег, итого шесть алтын без дву денег, да поминка, да от отписи десять алтын три денги. А коли на Багаевской волости сиживали кормленщики, и они сказывают, волостелю давали корму в год на три празники з деревни с Марковы и з деревнею Дубровкою и со всеми починки дватцать четыре алтына две денги, да со всех же деревень взъезжего хлеб, да лытка мяса, да четверть овса, да острамок сена, да на празники тиуну два алтына, да праведчику и доводчику девять денег, итого всего денгами за хлеб и за мясо, и за овес, и за сено з дву деревень да с четырех починков волостелю и с его пошлинники тритцать два алтына без денги. А как государь кормленщиков отставил, и они давали откупу за волостелин и их пошлинников за всякие доходы пятнатцать рублев и тринатцать алтын. А ныне те деревни положены осмнатцать вытей, а сошного писма помечено четь и пол — пол — чети сохи, а денежных доходов помечено на них положити за ямские деньги, и за посошные, и за емчюжное дело и за волостелины и их пошлинников за всякие доходы на выть по рублю с четью, итого дватцать два рубли десять алтын без денги. И всего в Аргуновском и Марковском лесех деревень и починков поместных и бортных и оброчных, оприч охотничьих деревень и монастырьских и отхожих пашен, дватцать шесть, а дворов в них сто пятьдесят девять дворов да два двора непашенных, а людей в них сто шестьдесят три человеки, да четыре двора пустых, пашни тысеча сто дватцать пять чети, сена три тысечи восемьдесят копен, земля худа. Давали с них государю царю и великому князю за ямские денги, и за посошные, и за емчюжное дело оброком медвяным и денгами с пошлинами, и всего тринатцать рублев и дватцать шесть алтын с полуденгою, а меду в том числе тринатцать пуд и полдесяти гривенки, и кладено по два пуда за рубль, да опричь земляных оброков и с лесных ухожеев верхового оброку медвеного полшеста пуда меду, да пошл[и]н шесть алтын без дву денег /л. 18/, да поминка и от отписи пол — одиннацата алтына, да за рыбные ловли и за бобровые гоны рубль дватцать один алтын две денги, да за рыбную же ловлю сто пластей язевых, итого лесного оброку и за рыбную и за бобровую ловлю всего с пошлинами и с поминки пять рублев дватцать девять алтын з денгою, а кладен мед по два пуда за рубль, а пласть язевая по две денги. А коли на Аргуновской волости сиживали кормленщики, и с тех с лесных аргуновских и марковских з бортных и с оброчных с осминатцати деревень давали крестьяне властелем и их пошлинником корму вьезжего шесть рублев десять алтын без денги. А как государь кормленщиков отставил, и они давали с тех деревень откупу за волостелины и их пошлинников и за всякие доходы тритцать четыре рубли дватцать девять алтын две денги и откупу пред воластелиным кормом порядили да пересуд дватцать восмь рублев девятнатцать алтын три денги, а с поместных с осми деревень крестьяне давали помещиком доходов всех восмь рублев пол — семы денги, и обоего, что государю давали крестьяне з бортных и с оброчных деревень откупу за волостелины доходы и что поместных деревень давали крестьяне помещиком, итого сорок два рубли тритцать алтын полтретьи денги. А ныне те деревни положены пятьдесят шесть вытей без чети и другонатцатой жеребей выти, а сошного писма помечено соха без чети и пол — пол — третьи сохи, а денежных доходов помечено [211] пололожити за ямские деньги, и за посошные, и за емчюжное дело, и за волостелины и их пошлинников и за всякие доходы на выть по рублю с четью, итого шестьдесят рублев семнадцать алтын пять денег. И велит государь на нынешней выти, что ныне положены по дватцати чети на выть худые земли, за всякие тягли доходу (В рукописи до доходу.) положити на выть по рублю с четью, и прибудет государю, доходов дватцать шесть рублев и дватцать алтын пол-пяты денги. А ездили у меры з Богданом Васильевичем Заболотцким, да с Ырмолаем Петровым приказщик лесной Ондрюша Романов, да Нечай Марстов, да Фомка Мелехов, да Васюк Мосеев, да Третьяк Леонтьев. А лесу Марковского всего по смете круг тех деревень в длину по реке по Клязме на восемь верст, а поперег по смете середи лесу на четыре версты, а по колцом по три версты, а обод тому цареву и великого князя заповедному лесу Марковскому и ото всех земель учинен от устья Черного озерка рекою Клязмою вниз версты з две до устья речки Вольгина, /л. 19/ [на]праве лес — царя и великого князя заповедной Марковской, а налеве — лес царя и великого князя заповедной же Аргуновские волости, а от устья речки Вольги Клязмою рекою вниз верст с шесть до истоку озерка Простина: направе — лес царя и великого князя Марковской, а налеве, за рекою за Клязмою царя и великого князя Богаевские волости деревни Рыбные, да из реки ис Клязмы версты з две до речки до Сенги и до Сенежеские волости деревень, направо истоком и озерко в Прость, а ис Прости Язвицким истоком к речке к Сенге; направе — лес царя и великого князя Марковской, а налеве — деревни Багаевские волости Рыбные, да направо речкою Сенгою вверх с версту до устья речки Вороницы, от устья Воронитцкого направо версты з две до Святицкого озера, да из Вороницы направо верст с шесть до речки Москотовицы с Вятецким озером и болоты на Черной остров, а от Черново острова болотом в речку в Москотовицу; направе — лес царя и великого князя Марковской, а налеве, за рекою за Сеньгою и за Вороницею и за озером за Святецким и за болоты Володимерского уезда Сенежские волости, — лес митрополич деревни Сенегоозера да поместные деревни Замятни Бундова, а от болота направо версты с три до речки до Клязмы речкою Москотовицею в озерка в Олескино, а от озерка истоком в озерко в Черное, а Черным озерком в реку в Клязму; направе — лес царя и великого князя Марковской, а налеве, за речкою за Москотовицею — Переславского уезда черные деревни Аргуновские волости. А приказал лес беречи приказщику Ондрюше Романову да лутчим крестьяном Нечаю Маркову, да Фомке Мелехову, да Васюку Мосееву, да Третьяку Леонтьеву, да Михалю Некрасову. И царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии с книг Богдана Заболотцкого да подьячего Ермолы Петрова слушал и велел на круговых крестьянех, на селчан и на деревеньщиков, которые села и деревни по его государеву указу Богдана Заболотцкого да подьячего Ермолы Петрова приписали в круг к Аргуновскому и Марковскому лесу, всех без омены велел за свои денежные подати и за ямские денги и за посошные, и за емчюжное дело и за засешные дела, и за волостелины и их пошлинников доходы и за всякие подати шестьдесят девять рублев семнатцать алтын пять денег, да на выть по сороку [212] алтын и по десяти денег, а за те за все денги велел государь положити оброк лесом: Аргуновских и Марковских лесов крестьяном всем без омены в Аргуновских и в Марковских лесах усечи и к дороге /л. 20/ из лесу вывести и у дороги в костры положити которого году, коли государю будет лес надобет, пять тысяч пятьсот восемьдесят три бревна: тысеча триста девяносто пять бревен штисаженных, тысеча триста девяносто шесть бревен четырехсаженных, тысеча триста девяносто шесть бревен трехсаженных.

А обыску Григория Лвова послали из виноватых аргуновские крестьяне, и такова обыску в приказе Болшого Дворца и черные грамоты не сыскали. А в данной троетцкой, какову данную дали к Троице Григорьевы дети Ловчикова 22, на село Крутец и з деревнями пишет:

Се яз, Матвей, да яз Григорей, да яз Юрьи Григорьевы дети Ловчикова, дали есмя вкладу в дом живоначалные Троицы и великим чюдотворцам Сергию и Никону архимариту Памве 23 (Памве написано по счищенному.), з братьею или кто архимариты будут у живоначалные Троицы, по приказу отца своего вотчину свою в Володимерском уезде в Багаевском стану селцо Крутец, а в нем храм Богоявление Христово на реке Клязме, и по обе стороны реки Клязмы к селу деревень: деревня Левоново на речке на Крутце и с отхожею пашнею с Песочнею, деревня Аньнино на речке на Олховке и с отхожею пашнею, что за речкою за Олховкою, и озеро Омутище, деревня Яковлеве, да деревня Боршевня на реке на Клязме, и по обе стороны реки Клязмы деревня Филино и с припашью, что за рекою за Клязмою на бору на Крутой поляне с лесы, и с луги, и с пустошми, и з заросльми, и с озеры, и с перевесьи, и с рыбными ловлями, и з бобровыми гоны, и с озером з Богдарнею и с Ершевским, и половина озера Святецкого, и с отхожими пашнями, и с луги, куды ходило изстари топор, и коса, и соха по старым межам по тяглом. А дали есмя ту свою вотчину впрок, без выкупу, для вечнаго ради покоя в будущих благ наслаждения. А межа той вотчине за рекою за Клязмою по Язвицкой исток и до Сенги, а здачи есмя взяли с тое вотчины денег пятьсот рублев по отца своего приказу. А та наша вотчина и озера не заложены ни у кого ни в каких крепостях, ни в хлебных, ни в денежных, и в ыные монастыри по душе не отдана. А хто учнет в то наше селцо, и в деревни, и в отхожие пашни и в воды втупатись, и мне, Матвею, да Григорью, да Юрью та вотчина очищати, а архи/л. 21/марита з братьею убытка не довести никоторого.

А на то послуси: Рахманин Григорьев сын Скобеев, да Федор Иванов сын Романов, да Темирь Олександров сын Корзин.

А даную писал Петрушка Филипов сын Скрябов. Лета 7082.

А назади даной пишет: К сей даной яз, Матвей Григорьев сын Ловчиков, по отца своего приказу вотчину свою дал в Володимерском уезде селцо Крутец з деревнями и руку приложил, и в брата своего в Юрьево место яз же, Матвей, руку приложил. А рубеж за рекою по исток по Язвицкой за Клязмою, и денги пятьсот рублев взяли. К сей даной яз, Григорей Григорьев сын Ловчиков, вотчину свою дал и руку приложил. Послух Рахманин руку приложил, послух Темирь и руку приложил. Послух Федор Раманов и руку приложил 24. [213]



И лета 7094-го сентября в 24 день боярин и дворецкой Григорей Васильевичь Годунов того дела слушал и приговорил про те спорные починки, про деревню про Омутище, да про деревню про Крутое, и про отхожие пашни, и про лес, и про луги послати обыскати около тех деревень, и пашни, и лесу, и лугов версты по две, по три, и по пяти, и по шти, и по десяти, и по пятинатцати и по дватцати, и болши всяки людми, опричь Аргуновские волости и Троетцкие вотчины, да и на чертеж ему то селцо Крутец з деревнями и со всеми угодьи и с отхожею пашнею велеть начертити, да тот обыскной список и чертеж велел привести к Москве с собою вместе. И обыскати в том деле посылал Кормового Дворца путной ключник Захарей Тихменев сентября в 25 день. И октября в 15 день перед боярином и дворетцким перед Григорьем Васильевичем Годуновым Кормового Дворца путной ключник Захарей Тихменев положил обыску своего список, да деревни Крутой з деревнями, и отхожей пашне, и лесу, и лугом чертеж. И в том Захарья Тихменева обыску говорили четыре человеки детей боярских да дватцать пять человек крестьян, и всего дватцать девять человек сказали по государеву цареву и великого князя крестному целованью, что-де та земля исстари Володимерского уезда Багаевские волости, и как Багаевская волость роздана в поместья и в вотчины, и те-де поземы и леса были Тихона Тыртова, а как Тихон продал ту вотчину Григорью Ловчикову, и тою землею владел Григорей Ловчиков. А ныне ту землю отимают окружные аргуновские крестьяне, а не ведают почему. А та-де земля Володимерского уезда, а не Оргуновские волости. Да в обыску же пять человек детей боярских сказали по государеву цареву и великого князя крестному целованью про деревню про Крутое, что за рекою за Клязмою, да про деревню про Омутища, что-де и та земля исстари Володимерского уезда Багаевские волости, и как-де Багаевская волость роздана /л. 22/ в поместья и в вотчины и тою землею, и поземы, и лесы владел Тихон Тыртов, и как ту вотчину Тихон продал Григорью Ловчикову и тою вотчинною землею и поземы и лесы владел Григорей Ловчиков. А ныне-де окружные Аргуновские волости крестьяне отымают у Троицы неведомо почему. А та земля не в округе, а исстари та земля и поземы Троицы Сергиева монастыря села Крутца и деревень Володимерского уезда, а не Переславского уезда не Окружные волости. Да в обыску же Володимерского уезда дворцовые Матренинские волости поп, да два человека старост, да целовалник, да восмьдесят девять человек крестьян и всего девяносто три человеки, поп сказал по священству, а старосты и целовалник и крестьяне сказали по государеву цареву и великого князя крестному целованью, что-де та земля изстари Володимерского уезда Багаевские волости поземы села Крутца, и как-де Багаевская волость роздана в поместья, и вотчиною землею, и поземы, и лесы владел Тихон Тыртов, и как ту вотчину Тихон продал Григорью Ловчикову, и теми поземы и лесы владел Григорей Ловчиков, а ставили на тех поземех деревню Омутище да деревню Крутое Григорьевых детей крестьяне, а не окружные. А ныне окружные Аргуновские волости вступаютца в ту землю у Троицы не ведают, почему. А та земля не в округе и с окружными деревнями та земля и поземы не сошлась, а та-де земля Володимерского уезда, а не Переславского уезда Аргуновские волости и Марковских лесов. Да в обыску же [214] два попа, шесть человек старост, девяносто два человека крестьян да приказщик боярской и всего сто один человек, попы сказали по священству, а приказщик и старосты и крестьяне сказали по государеву цареву и великого князя крестному целованью, что-де та земля изстари Володимерского уезда Багаевские волости Троетцкие вотчины села Крутца и деревень: деревни Аннины да деревни Филины отхожие пашни, а ставили те починки на троетцкой земле ис тех деревень, из Аннины да ис Филины, на отхожих землях. Прежде того то селцо Крутец с деревнями и с тою отхожею пашнею отдано было в вотчину Тихону Тыртову, а после Тихона владел тою вотчиною Григорей Ловчиков и с теми отхожими землями и починки, а после Григорья Ловчикова тою вотчиною стали владети и теми угодьи и с починки троетцкие Сергиева монастыря. Аргуновские-де волости крестьяне учали владети насилством теми починки и деревнями, а того не ведают, почему. Да в обыску же Кривандинские да Польские волости поп, да два человека старост, да сто семьдесят один человек кресть/л. 23/ян, поп сказал по свещенству, а старосты и крестьяне сказали по государеву цареву и великого князя крестному целованью, что-де та земля была исстари Володимерского уезда Багаевские волости, а не Аргуновские волости, и как Багаевскую волость роздали в вотчины и в поместья, и тою землею владел Тихон Тыртов, а после Тихона владел Григорей Ловчиков теми починки к вотчине своей, к деревне к Аннине да к деревне Филине. А ныне деи в ту землю вступаютца Аргуновские волости крестьяне не ведают, почему. А та-де земля Володимерского уезда, а не Переславского уезда сельца Крутца. Да в обыску ж поп, да шесть человек приказщиков боярских, да пять человек старост, да двесте восемь человек крестьян, и всего двесте дватцать человек, поп сказал по свещенству, а приказщики и старосты и крестьяне сказали по государеву и великого князя крестному целованью, что-де та земля истари Володимерского уезда Багаевские волости Троетцкие вотчины селца Крутца и деревень: деревни Аннины да деревни Филины отхожие земли пашни, а ставились те деревни Омутище да Крутое на поземех за Григорьевыми детми Ловчикова, коли те деревни были за Тиханом за Тыртовым, а после за Григорьем за Ловчиковым, и теми поземы владел Григорей к своей отчине, к деревне к Аннине да к Филине. А ныне Аргуновские волости крестьяне у Троицы вступаютца не ведают, почему. И всего в обыску, говорили, всяких людей шестьсот дватцать два человека, да и по чертежу Захарья Тихменева те деревни, деревня Омутище да деревня Крутое, и те отхожие пашни, и лес, и луги от Аргуновские волости и от Марковских лесов отошли, и разошла те земли с Аргуновскою волостью река Клязма, да исток Перервского озера, да река Таканка. И ноября в 9 день боярин и дворетцкой Григорей Васильевичь Годунов, того дела и обыскного Захарьева списка слушав и чертежу смотрив, велел перед собою поставить исщею троетцкого келаря Еустафья 25 ответчиков Аргуновские волости крестьян старосту Васку Тарасова и в товарыщев его место и обыщика Кормового Дворца путного ключника Захарья Тихменева /л. 24/ с очей на очи. И ноября в 13 день перед боярином и дворетцким перед Григорьем Васильевичем Годуновым даной пристав певчей дьяк Истома Потапов исщею троетцкого келаря Еустафья, да ответчика Аргуновские волости [215] старосту Васку Тарасова, да обыщика Кормового Дворца ключника Захарья Тихменева поставил. И боярин и дворетцкой Григорей Васильевичь велел ищее, троетцкому келарю Еустафью, и ответчику, Аргуновские волости старосте Васке Тарасову, Захарья Тихменева чертежу смотрити, межи у них Аргуновские волости з Багаевскою волостью так ли, как в том чертеже писано. И троетцкой келарь Еустафей, чертежу смотрив, сказал, что Аргуновской волости з Багаевскою волостью межи те, как в чертеже написано: от устья Черново озерка рекою Клязмою вниз до устья речки Вольги исстари, а писцы Аргуновскую и Марковскую волость з Багаевскою волостью и розмежавали, а розошла те волости речка Вольга да река Клязма, а те крестьяне за их межу перелезщи те деревни поставили насилством на их троетцкой земле, да в том слался из виноватого на их старую сотную, какову им дали писцы Богдан Заболотцкой с товарыщи. А ответчик Аргуновские волости староста Васка Тарасов сказал, что у них межи написаны также, что и в чертеже написано, а на свою на старую сотную слался же, а сказал, что у них за рекою за Клязмою луги отхожие пашни и поставили те деревни на своей на отхожей пашне, а били они челом о тех деревнях в Слободе, что им те деревни велели поставити для лесные сторожи, а про сотную грамоту сказал, что у них взяли писцы Федор Наумов с товарыщи. И боярин и дворетцкой Григорей Васильевичь велел тое их сотную у писцов взяти. И того же дни перед боярином и дворетиким перед Григорьем Васильевичем Годуновым писцы Олексей Исаков Аргуновские волости сотную Богдана Заболотцкого положил. И боярин и дворетцкой Григорей Васильевичь велел ис тое сотные Аргуновские волость и Марковским лесом межу з Багаевскою волостью выписати, а сотную велел отдати назад Олексею Исакову. И с тое сотные Аргуновские волости и Марковским лесом з Багаевскою волостью межа выписана, а сотная назад Олексею Исакову отдана.

А в сотной написано:



Обод заповедному и Марковскому лесу от всех земель учинен от устья Черново озерка рекою Клязмою вниз версты з две до устья речки Вольги; направе — лес государев заповедной Марковской, а налеве — лес /л. 25/ заповедной же Аргуновской, а от устья речки Вольги Клязмою рекою вниз верст с шесть до истока озерка Простина, а налеве, за Клязмою рекою деревни Багаевские волости деревни Рыбные Володимерского уезда, а Переславского уезда Аргуновские волости и Марковских лесов никаких земель ни покосов за рекою за Клязмою да устья речки Вольги в той сотной не написано.

И ноября в 14 день боярин и дворетцкой Григорей Васильевичь Годунов того дела слушал и приговорил в той отхожей пашне, и в лесу, и в лугех, и в деревнях: в деревне Омутище да в деревне Крутой, что поставили Аргуновские волости крестьяне на троетцкой земле исщею Троетцкого Сергиева монастыря архимарита Митрофана з братьею оправити, а ответчиков его Аргуновские волости крестьян старосту Васку Тарасова, да Елю Голицына, да Сенку Логинова, да Федку Сарафанова и всех крестьян Аргуновские волости в той отхожей пашне, и в лесу, и в лугех, и в [216] деревнях: в деревне Омутище да в деревне Крутой обвинити. Потому по (по написано над текстом.) челобитью троетцкого архимарита послана государева грамота в Володимер к Борису к Беклемишеву, а велено ему по той грамоте троетцкую вотчину Сергиева монастыря сельцо Крутец и з деревнями и тое их отхожую пашню, и лес, и луги от Аргуновские волости отмежевати по писцовым книгам и по сотной грамоте, какова сотная у тех, Аргуновские волости крестьян. А в ыску, что те крестьяне тою отхожею пашнею, и лесом, и луги владели, велено их подавати на поруки з записми, а за поруками велено их прислать к ответу к Москве. И Борис Беклемишев о том ко государю писал, а роспросу своего речи к Москве прислал. И в том его роспросном списке написано, что положили перед ним Аргуновские и Марковские волости все крестьяне сотную да сказали, что-де и та земля исстари отхожая, и луги, и лес, и пашня села Крутца и деревень живоначалные Троицы, а ставил деревни на той крутецкой земле Ортя Федоров с товарыщи, а сказали-де ему крестьяне, что те /л. 26/ деревни на отхожей пашне живоначалные Троицы, а им, сказали, до тое земли дела нет. Да и потому троетцкой же слуга Степан Тимофеев в архимаричье место положил на тое вотчину на село Крутец з деревнями даную, какову даную к Троице дали Матвей да Григорей да Юрьи Григорьевы дети Ловчикова, и с отхожею пашнею по обе стороны реки Клязмы с лесы, и с луги, и с пустошми, и з заросльми, и с озеры, и с перевесьи, и с рыбными ловлями, и з бобровыми гоны, и с озером Богдарнею, и сь Ершовским, и половина озера Святецкого и с отхожими пашнями и с луги. Да и потому посылал про те спорные починки и про деревни: про деревню про Омутище, да про деревню Крутое, и про отхожие пашни, и про лес и про луги обыскивати Кормового Дворца путной ключник Захарей Тихменев, а велено ему про те спорные деревни, и про отхожую пашню, и про лес, и про луги, обыскивати по версте, и по две, и по три, и по пяти, и по шести, и по десяти, и по пятинатцати, и по дватцати и болши, да и на чертеж тое землю начертити. И Захарей Тихменев обыску своего список и той спорной земле чертеж привез, и в обыску сказали всяких людей шестьсот дватцать два человека, что та земля исстари Володимерского уезда Багаевские волости Троетцкие вотчины Сергиева монастыря села Крутца и деревень: деревни Аннины да деревни Филины, а стали-де те деревни, деревня Омутище и деревня Крутое, тех деревень Аннины да Филины на отхожих землях, да и по чертежу те деревни, деревня Омутище да Крутое, стали на троетцкой же на отхожей земле. Да и потому слался из виноватого троетцкой келарь Еустафей Аргуновские волости на старую сотную, какову им той Аргуновские волости и Марковским лесом сотную дали писцы Богдан Заболотцкой с товарыщи, а оне, крестьяне, на тое свою сотную слались же. И в той их аргуновской и в старой сотной написано: Обод заповедному лесу ото всех земель учинен от устья Черново озерка рекою Клязмою вниз версты з две до устья речки Вольги, а налеве, за Клязмою ре/л. 27/кою деревни Багаевские волости Володимерского уезда, а Переславского уезда Аргуновские волости и Марковских лесов никаких земель, ни покосов за рекою за Клязьмою за устье речки Вольги в той сотной не написано. И велел на [217] те деревни, на деревню на Омутище да на деревню на Крутое и на угодья дати государству правою грамоту, а велел теми деревнями деревнею Омутищем и деревнею Крутым и крестьяны и отхожею пашнею, и луги, и лесом владети троетцкому архимариту Митрофану з братьею по сей правой грамоте.

И государь царь и великий князь Михайло Федоровичь всеа Русии, выслушав с старые правые грамоты блаженные памяти царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии списка для милости пресвятые живоначалные троицы и великих преподобных отец Сергия и Никона Радонежских чюдотворцов живоначалные Троицы Сергиева монастыря богомольца своего келаря старца Аврамия Палицына з братьею пожаловал, велел им с списка с старые правые грамоты блаженные памяти царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии дати свою государеву новую правую грамоту такову же и велел им Троицы-Сергиева монастыря келарю старцу Аврамию Палицыну з братьею по сей правой грамоте теми деревными, деревню Омутищем да деревнею Крутым и крестьяны, и отхожею пашнею, и луги, и лесом владети попрежнему.

К сей правой грамоте боярин Борис Михайлович Салтыков велел дворцовую печать приложити.

На обороте л. 2. подтверждение: Лета 7188 марта в 19 день великий государь царь и великий князь Феодор Алексеевичь всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец сее правые грамоты деда своего государевы блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Феодоровича всеа Росии самодержца слушав, живоначалные Троицы Сергиева монастыря архимандрита Викентия, келаря старца Кипреяна, казначея старца Сергия з братиею, пожаловал, велел им сию грамоту подписать на свое великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца имя, и деревнями Омутищем и Крутым со крестьяны и отхожею пашнею, и луги, и лесом, им архимандриту, и келарю, казначею з братиею, и хто по них в том монастыре иные архимандриты, и келари, и казначеи братия впредь будут, владеть по сей правой грамоте.

Диак Семен Кудрявцев.

Справил Гришка Посников.

На обороте л. 27: Справил прежние правые грамоты с списком подьячей Сурьянинко Тороканов.

По листам скрепа: А подписал великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Росии самодержца диак Иван Иванов сын Болотников.

Печать прикладная черного воска, сохранилась нижняя половина.

Комментарии



1. Авраамий Палицын был келарем Троице-Сергиева монастыря с 1608 по 1619 г. См. Кедров С. Авраамий Палицын. — «Чтения ОИДР», кн. 4. М., 1880.

2. Упоминаемая здесь грамота Дмитрия Донского Троице-Сергиеву монастырю представляет собой оригинал подделки, список с которой помещен в троицкой копийной книге № 520 (л. 1). См. последнюю публикацию по этому списку в АСЭИ, т. I, № 1, стр. 1.

3. Имеется в виду жалованная грамота Ивана IV, выданная не позднее 7 ноября 1538 г. игумену Троице-Сергиева монастыря Иоасафу на Хресцовскую заводь в р. Волге, озера и пески, пожни в Нижегородском уезде, дворы и Варницы в г. Балахне. См. Каштанов С. М. Хронологический перечень иммунитетных грамот XVI в. — «Археографический ежегодник» за 1957 г. М., 1958, № 384, стр. 352.

4. Речь идет, по-видимому, о жалованной тарханной и проезжей грамоте Ивана IV игумену Троице-Сергиева монастыря Никандру от 15 марта 1545 г. на провоз из монастырских вотчин по всем уездам монастырского повоза и запаса, подтвержденная царем 17 мая 1551 г. с некоторыми ограничениями. См. Каштанов С. М. Указ. соч., № 484, стр. 363.

5. Имеется в виду жалованная грамота 1432-45 гг. великого князя Василия Васильевича игумену Троице-Сергиева монастыря Зиновию на право рыбной ловли в Переяславском и Сомине озерах, с предоставлением несудимости для рыбных ловцов. См. АСЭИ, т. I, № 92, стр. 75-76.

6. Имеется в виду жалованная грамота царя Василия Шуйского от 16 июня 1606 г. на рыбные ловли в Переяславском и Сомине озерах, упоминаемых в грамоте 1432 — 45 гг. великого князя Василия Васильевича. См. ГБЛ, АТСЛ, кн. №№ 527-529, грамота № 406.

7. Список одной из этих правых грамот царя Федора Ивановича воспроизводится в публикуемой грамоте на лл. 3-27.

8. Борис Михайлович Салтыков — большой боярин. С 1613 по 1622 гг. возглавлял приказ Большого Дворца. См. Богоявленский С. К. Приказные судьи XVII в. М.-Л., 1946, стр. 17-18.

9. Иван Болотников — один из дьяков приказа Большого Дворца при Б. М. Салтыкове. См. Богоявленский С. К. Указ. соч., стр. 17-18.

10. Патрикей Насонов — один из дьяков приказа Большого Дворца при Б. М. Салтыкове. См. Богоявленский С. К. Указ. соч., стр. 17-18.

11. Митрофан был архимандритом Троице-Сергиева монастыря в 1584-1588 гг. См. Горский А. В. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы лавры. М., 1890, стр. 96; Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския церкви. Спб., 1877, стлб. 139.

12. О дьяке С. Фролове и его четверти см. вступительную статью к публикации.

13. Григорий Васильевич Годунов — боярин и дворецкий, возглавлял в 80-90-х гг. XVI в. приказ Большого Дворца. Умер в 1598 г. См. Лихачев Н. П. Разрядные дьяки XVI века. Спб., 1888, стр. 36, 167. В 1584-85 гг. разбирал ряд поземельных дел между монастырями и волостными крестьянами. См. Федотов-Чеховский А. А. Указ. соч., т. I, № 83, стр. 235; Писцовые книги Московского государства XVI века. Под ред. Калачева Н. В. Т. I, отд. 1. Спб., 1872, стр. 797

14. Согласно Строеву, Иона был архимандритом Троице-Сергиева монастыря с 1576 по 1584 гг. (см. Строев П. Указ. соч., стлб. 139), согласно же А. В. Горскому — с 1577 по 1584 гг. (см. Горский А. В. Указ. соч., стр. 93).

15. Борис Беклемишев — владимирский губной староста или городовой приказчик. В начале XVII в. в Поместном приказе хранились владимирские платежные книги «збору Бориса Беклемишева, до Володимерского городового прикащика Марка Баскакова 98 году». См. Федотов-Чеховский А. А. Указ. соч., т. I, № 95. стр. 294.

16. «Оспожин день» — 15 августа. В 1584 г. первый четверг после 15 августа приходился на 20 августа. См. Черепнин Л. В. Русская хронология М., 1944.

17. Имеется в виду Александрова слобода.

18. Вероятно, речь идет о Григории Васильевиче Львове — опричнике, в 1567 г. участвовавшем в качестве стряпчего в походе в Литву. См. Кобрин В. Б. Состав опричного двора Ивана Грозного. Рукопись, принятая к печати редакцией Археографического ежегодника, стр. 88.

19. Василий Владимирович Дядин — опричный дьяк, упоминается в 1567 г. в походе в Литву. См. Кобрин В. Б. Указ. соч., стр. 69.

20. Здесь в правой грамоте приводятся выписи из сотной с владимирских книг письма Якова Губина и подьячего Федора Тютина 1584-85 гг. и переславских книг письма Богдана Васильевича Заболоцкого и Ермолая Леонтьева (Петрова?), составленных в начале 80-х гг. XVI в.

21. Имеются в виду писцовые книги Владимирского уезда письма Романа Игнатьевича Образцова 1553-54 гг. Милюков П. Спорные вопросы финансовой истории Московского государства. Спб., 1892, стр. 162; Федотов-Чеховский А. А. Указ. соч., т. I, №33, стр. 231.

22. Григорий Дмитриевич Ловчиков — опричник, участник похода 1567 г. в Литву, руководил погромом коломенских сел И. И. Федорова, принимал участие в разгроме Новгорода Иваном Грозным. С. Б. Веселовский на основании вкладов относит его смерть к концу 1570 г. См. Кобрин В. Б. Указ. соч., стр. 86-88.

23. Памва был архимандритом Троице-Сергиева монастыря в 1568-69 гг. 11 ноября 1569 г. был сослан Иваном IV в Хутынский монастырь. См. Горский А. В. Указ. соч., стр. 92. Согласно Строеву, с 1572 по 1575 гг. вновь занимал пост архимандрита в Троице-Сергиевом монастыре. См. Строев П. Указ. соч., стр. 139.

24. Список с этой данной детей Г. Ловчикова имеется также в троицкой копийной книге № 522 (лл. 82об.-84).

25. Евстафий Головкин — в 70-80-х гг. XVI в. был келарем Троице-Сергиева монастыря. См. Горский А. В. Указ. соч., стр. 94; Федотов-Чеховский А. А. Указ. соч., т. I, № 82, стр. 222. С именем Головкина связана известная подделка грамоты Дмитрия Донского Троице-Сергиеву монастырю.

Текст воспроизведен по изданию: Правая грамота от 30 ноября 1618 г. Троице-Сергиеву монастырю (Из истории монастырского землевладения XIV — XVI вв.) // Записки отдела рукописей, Вып 21. М. Государственная библиотека СССР им В. И. Ленина. 1959

© текст - Корецкий В. И. 1959


© сетевая версия - Тhietmar. 2010
© OCR - Сорокин В. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Государственная библиотека СССР им В. И. Ленина. 1959