Бюллетень №5 Май 2014 Официальная информация сайтов воз, сdс, мэб и др - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Семинар для руководителей предприятий, оказывающих услуги по химической... 1 74.25kb.
Еженедельный бюллетень по информационному мониторингу проявлений... 5 1127.28kb.
Руководство разработчика Общие сведения Требования к установке Установка 1 150.18kb.
Информация о выставках и ярмарках, которые будут проходить в Украине... 3 573.96kb.
Техническое задание на разработку веб-системы (сайта) г. Белгород... 1 68.92kb.
Рассказывается о наиболее популярных сервисах для создания бесплатных... 1 15.07kb.
«Морской Бюллетень – Совфрахт» Daily 1 289.46kb.
Бюллетень Совфрахт Daily стр. 19. 04. 2015 Создано ruslink 1 254.81kb.
Бюллетень Совфрахт Daily стр. 30. 04. 2015 Создано ruslink 1 112.68kb.
Бюллетень Совфрахт Daily стр. 19. 04. 2015 Создано ruslink 1 121.58kb.
Тур по спеццене в израиль 25. 02. 2014 04. 03. 2014 2 ночи Тель Авив... 1 22.97kb.
Виза для деловых и туристических поездок 1 149.41kb.
Инструкция по работе с сервисом «sms-платеж» 1 218.94kb.

Бюллетень №5 Май 2014 Официальная информация сайтов воз, сdс, мэб и др - страница №5/5



Секвенирование образцов от пациентов

EBOV в образцах, полученных от трех пациентов, был полностью секвенирован с помощью обычного метода Сэнгера (регистрационные номера в GenBank KJ660346, KJ660347 и KJ660348). Три последовательности, каждая длиной 18959 нуклеотидов, были идентичны за исключением нескольких полиморфизмов в позициях 2124 (G→A, синонимичный), 2185 (A→G, глицин NP552→глутаминовая кислота), 2931 (A→G, синонимичный), 4340 (C→T, синонимичный), 6909 (A→T, аргинин sGP291→триптофан) и 9923 (T→C, синонимичный). Гвинейский штамм EBOV продемонстрировал 97% идентичность со штаммами EBOV из Демократической Республики Конго и Габона.


Филогенетический анализ полноразмерных последовательностей посредством байесовского метода и метода максимального правдоподобия показал, что гвинейский EBOV занимает отдельное, базальное положение в кладе EBOV(Рис. 3).
Клинический и эпидемиологический анализ

Выраженными клиническими признаками инфекции EBOV в подтвержденных случаях были лихорадка, тяжелая диарея и рвота; кровоизлияния отмечались реже. Летальность в первых случаях составила 86% (12 из 14 больных с известным исходом умерли). Подтвержденные случаи имели место в больницах префектур Гекеду, Масента, Нзерекор и Киссидугу (Рис. 1). Мы провели эпидемиологическое ретроспективное исследование цепей передачи путем анализа больничной документации и интервью с пострадавшими семьями, пациентами с подозрением на заболевание и жителями деревень, в которых произошли случаи заболевания. В соответствии с последними результатами эпидемиологического исследования, первый случай подозрения на заболевание во время вспышки был у 2-летнего ребенка, который умер в Мелианду, префектура Гекеду, 6 декабря 2013 года (Рис. 2). Пациент S14, медицинский работник из Гекеду с подозрением на заболевание, по-видимому, стал источником распространения вируса в Масенте, Нзерекоре и Киссидугу в феврале 2014 года. По мере распространения вируса 13 из подтвержденных случаев могли быть связаны с четырьмя кластерами: район Баладу в Гекеду, район Фарако в Гекеду, Масента и Киссидугу. В конечном итоге, все кластеры были связаны с несколькими смертельными случаями в деревнях Мелианду и Дава с декабря 2013 по март 2014 года.


Текущее состояние продолжающейся вспышки

В данном отчете рассматриваются начальный этап и географическое происхождение вспышки EBOV. До конца марта 2014 года (неделя 13) в префектурах Гекеду, Масента и Киссидугу было зарегистрировано в общей сложности 111 случаев подозрения на заболевание на основе клинических признаков и 79 смертельных случаев (уровень летальности 71% на основе клинических подозрений). В соответствии со сроками в цепях передачи (Рис. 2), вспышка подтвержденного заболевания началась в префектуре Гекеду, а затем распространилась в Масенту и Киссидугу (Рис. 4). Соотношение мужчин и женщин среди умерших пациентов составило 41:59; средний возраст составил 35 лет (межквартильный интервал 25-51).



Рисунок 3. Филогенетический анализ рода Ebolavirus, включая штаммы EBOV из Гвинеи.

Филогенетическое дерево было выведено методом Монте-Карло с байесовским подходом и цепью Маркова. Второе дерево, которое было выведено для того же набора последовательностей методом максимального правдоподобия, подтвердило дерево, полученное байесовским методом (данные не приводятся). Байесовские задние вероятности и бутстраповские проценты (1000 повторов в дереве, полученном методом максимального правдоподобия) показаны на ветвях. Для простоты представления ветви для видов, не являющихся EBOV, были сокращены и сжаты (ветви, показанные пунктирными линиями). Регистрационный номер в GenBank, обозначение штамма, страна происхождения и год выделения указаны на ветвях EBOV. Гвинейский штамм EBOV доступен в European Virus Archive (www.european-virus-archive.com/).


Обсуждение

В данном исследовании описано возникновение EBOV в Гвинее. Высокая степень сходства между 15 частичными последовательностями гена L наряду с тремя полноразмерными последовательностями и эпидемиологические связи между случаями заболевания наводят на мысль об однократном вторжении вируса в человеческую популяцию. По-видимому, это вторжение произошло в начале декабря 2013 года или даже раньше. Продолжается эпидемиологическое исследование с целью определения животного - предполагаемого источника вспышки. Имеется подозрение, что вирус передавался в течение нескольких месяцев до того, как вспышка проявила себя в виде кластеров случаев в больницах Гекеду и Масенты. Подобная длительность воздействия, видимо, создала условия для многих цепей передачи и, таким образом, увеличила число случаев заболевания, вызванного вирусом Эбола.


Клиническая картина первых случаев включала преимущественно лихорадку, рвоту и тяжелую диарею. У большинства пациентов с подтвержденным заболеванием не было кровоизлияний на момент отбора проб, но, возможно, они появились на более поздних стадиях заболевания. Термин «заболевание, вызванное вирусом Эбола» (а не «геморрагическая лихорадка Эбола) указывает на то, что кровоизлияния отмечались не у всех пациентов15, и может помочь врачам и руководителям здравоохранения в раннем распознавании заболевания. Уровень летальности составил 86% для первых подтвержденных случаев и 71% для случаев подозрения на основе клинических признаков, что согласуется с уровнями летальности, наблюдавшимися во время предыдущих вспышек EBOV.15-17
Филогенетический анализ полноразмерных последовательностей установил наличие отдельной клады гвинейского штамма EBOV, находящейся в сестринских отношениях с другими известными штаммами EBOV. Это наводит на мысль о том, что штамм EBOV из Гвинеи эволюционировал параллельно со штаммами из Демократической Республики Конго и Габона от недавнего предка, а не был занесен из этих стран в Гвинею. Потенциальные резервуары EBOV, фруктовые летучие мыши видов Hypsignathus monstrosus, Epomops franqueti и Myonycteris torquata, присутствуют на обширных территориях Западной Африки.18 Возможно, EBOV в течение какого-то времени циркулировал в этом регионе, оставаясь не выявленным. Появление вируса в Гвинее подчеркивает риск возникновения вспышек EBOV во всем западноафриканском субрегионе.

Исследование проводилось при поддержке гранта (228292, European Virus Archive) Европейского сообщества. Национальный референтный центр вирусных геморрагических лихорадок (National Reference Center for Viral Hemorrhagic Fevers) в Лионе, Франция, поддерживается Национальным институтом санитарного надзора (Institut National de Veille Sanitaire).


Формы раскрытия информации, предоставленные авторами, доступны с полным текстом этой статьи на сайте NEJM.org.
Мы благодарим Celine Nezan, Roberto de la Tour, Véronique Pinot, Frédéric Lautram и Sallia Swarray за помощь в получении образцов и их транспортировке из Гвинеи в Европу; Stephanie Mundweiler, Alexandra Fizet, Jean-Michel Thiberge, Laure Diancourt, Sonja Maersmann, Elisa Pallasch, Britta Liedigk и Hendrik Herrmann за техническую помощь в выявлении, секвенировании и визуализации вируса с помощью электронной микроскопии; Caesar Munoz-Fontela за предоставление праймеров для секвенирования EBOV; Boubacar Diallo за управление данными и Francis Mulemba за материально-техническую поддержку при подготовке рукописи.

Рисунок 4. Количество случаев подозрения на заболевание, вызванное вирусом Эбола, по префектурам и неделям.

Случаи заболевания в префектурах Гекеду, Масента и Киссидугу были зарегистрированы местными органами здравоохранения в сотрудничестве с Всемирной организацией здравоохранения и организацией «Врачи без границ».

На рисунках: выжившие умершие

A Гекеду (80 случаев подозрения с 59 смертельными случаями)


Неделя

B Масента (23 случая подозрения с 15 смертельными случаями)


Неделя

C (8 случаев подозрения с 5 смертельными случаями)





Неделя
Приложение

Принадлежность авторов: the National Reference Center for Viral Hemorrhagic Fevers (S.B., D.P., A.B., S.M.), Unité de Biologie des Infections Virales Emergentes, Institut Pasteur (S.B.), Centre International de Recherche en Infectiologie (CIRI), Université de Lyon, INSERM Unité 1111, Ecole Normale Supérieure de Lyon, Université Lyon 1 (S.B.) и Laboratoire P4 INSERM–Jean Mérieux (D.P., A.B., S.M., H.R.), Lyons и Epicentre (A. Tiffany) and Pole de Génotypage des Pathogènes, Unité de Recherche et d’Expertise Environnement et Risques Infectieux, Institut Pasteur (V.C.), Paris — все во Франции; Bernhard Nocht Institute for Tropical Medicine, World Health Organization (WHO) Collaborating Center for Arbovirus and Hemorrhagic Fever Reference and Research и the German Center for Infection Research (DZIF), Partner Site Hamburg — оба в Гамбурге, Германия (L.O., T.R., D.C., M.G., M.P., D.T., J.S.-C., S.G.); Institut National de Santé Publique (L.K.), Université Gamal Abdel Nasser de Conakry, Laboratoire des Fièvres Hémorragiques en Guinée (N.M., B.S.), H.pital National Donka, Service des Maladies Infectieuses et Tropicales (M.S.S.), Ministry of Health Guinea, Prevention and Disease Control (S.K.) и WHO (E.R.M., E.H., A.K.D.), Conakry, Section Prévention et Lutte contre la Maladie à la Direction Régionale de la Santé de Nzérékoré, Nzérékoré (M.L.) и Section Prévention et Lutte contre la Maladie à la Direction Préfectorale de la Santé de Guéckédou (A. Traoré) и H.pital Préfectoral de Guéckédou (M.K.), Guéckédou — все в Гвинее; Médecins sans Frontières, Brussels (H.D.C., M.V.H.); Médecins sans Frontières (A.T., G.D.) и WHO (P.F.) — оба в Женеве; и WHO, African Regional Office, Brazzaville, Republic of Congo (B.I.).


Ссылки

1. Feldmann H, Geisbert TW. Ebola haemorrhagic fever. Lancet 2011;377:849-62.

2. Hartman AL, Towner JS, Nichol ST. Ebola and Marburg hemorrhagic fever. Clin Lab Med 2010;30:161-77.

3. Miranda ME, Ksiazek TG, Retuya TJ, et al. Epidemiology of Ebola (subtype Reston) virus in the Philippines, 1996. J Infect Dis 1999;179:Suppl 1:S115-S119.

4. Formenty P, Hatz C, Le Guenno B, Stoll A, Rogenmoser P, Widmer A. Human infection due to Ebola virus, subtype C.te d’Ivoire: clinical and biologic presentation. J Infect Dis 1999;179:Suppl 1:S48-S53.

5. Sanchez A, Ksiazek TG, Rollin PE, et al. Detection and molecular characterization of Ebola viruses causing disease in human and nonhuman primates. J Infect Dis 1999;179:Suppl 1:S164-S169.

6. Leroy EM, Baize S, Volchkov VE, et al. Human asymptomatic Ebola infection and strong inflammatory response. Lancet 2000;355:2210-5.

7. Huang Y, Wei H, Wang Y, Shi Z, Raoul H, Yuan Z. Rapid detection of filoviruses by real-time TaqMan polymerase chain reaction assays. Virol Sin 2012;27:273-7.

8. Vieth S, Drosten C, Lenz O, et al. RT PCR assay for detection of Lassa virus and related Old World arenaviruses targeting the L gene. Trans R Soc Trop Med Hyg 2007;101:1253-64.

9. Panning M, Laue T, Olschlager S, et al. Diagnostic reverse-transcription polymerase chain reaction kit for filoviruses based on the strain collections of all European biosafety level 4 laboratories. J Infect Dis 2007;196:Suppl 2:S199-S204.

10. Gibb TR, Norwood DA Jr, Woollen N, Henchal EA. Development and evaluation of a fluorogenic 5′ nuclease assay to detect and differentiate between Ebola virus subtypes Zaire and Sudan. J Clin Microbiol 2001;39:4125-30.

11. Olschl.ger S, Lelke M, Emmerich P, et al. Improved detection of Lassa virus by reverse transcription-PCR targeting the 5′ region of S RNA. J Clin Microbiol 2010; 48:2009-13.

12. Darriba D, Taboada GL, Doallo R, Posada D. jModelTest 2: more models, new heuristics and parallel computing. Nat Methods 2012;9:772.

13. Ronquist F, Huelsenbeck JP. MrBayes 3: Bayesian phylogenetic inference under mixed models. Bioinformatics 2003;19:1572-4.

14. Guindon S, Dufayard JF, Lefort V, Anisimova M, Hordijk W, Gascuel O. New algorithms and methods to estimate maximum-likelihood phylogenies: assessing the performance of PhyML 3.0. Syst Biol 2010;59:307-21.

15. Kortepeter MG, Bausch DG, Bray M. Basic clinical and laboratory features of filoviral hemorrhagic fever. J Infect Dis 2011;204:Suppl 3:S810-S816.

16. Ebola haemorrhagic fever in Zaire, 1976. Bull World Health Organ 1978;56: 271-93.

17. Khan AS, Tshioko FK, Heymann DL, et al. The reemergence of Ebola hemorrhagic fever, Democratic Republic of the Congo, 1995. J Infect Dis 1999;179:Suppl 1:S76-S86.

18. Leroy EM, Kumulungui B, Pourrut X, et al. Fruit bats as reservoirs of Ebola virus. Nature 2005;438:575-6.


  • Конференция Службы эпиднадзора – 2014 EIS Conference 2014. 28 апреля – 1 мая 2014 года

Two cattle herdsmen infected with a novel species of Orthopoxvirus — Georgia (country), 2013. Два пастуха инфицированы новым видом ортопоксвируса - Грузия (страна), 2013. Авторы: Neil M. Vora, Y. Li, M. Geleishvili, G. Emerson, G. Maghlakelidze, A. Navdarashvili, S. Panayampalli, N. Gallardo-Romero, I. Damon, E. Maes, M. Reynolds, J. Morgan, D. Carroll

Реферат: Справочная информация: Прекращение плановой вакцинации против натуральной оспы создало условия для возникновения ортопоксвирусов, которые прежде подавлялись за счет иммунитета вакцинного происхождения. За исключением натуральной оспы, ортопоксвирусные инфекции, например, коровья оспа часто связаны с животными. В июле 2013 года в CDC были исследованы диагностические образцы от двух пастухов из Грузии (страна) с подозрением на коровью оспу после контакта с больным скотом.

Методы: Сыворотки были протестированы на антитела IgM и IgG к ортопоксвирусам. Нуклеиновую кислоту экстрагировали из мазков, взятых из кожных поражений, и подвергли скринингу на ортопоксвирусы, отличные от вирусов натуральной оспы, с помощью количественной полимеразной цепной реакции в режиме реального времени (qPCR). Положительные образцы подвергли дополнительным реакциям qPCR для идентификации известных видов ортопоксвирусов.

Результаты: Были обнаружены антитела IgM и IgG к ортопоксвирусам. Скрининг нуклеиновых кислот образцов из поражений на ортопоксвирусы, отличные от вирусов натуральной оспы, дал положительные результаты, но последующие реакции не позволили отнести вирус к какому-либо известному виду ортопоксвирусов. Филогенетический анализ последовательности ДНК размером 500 пар оснований, представляющей собой ген ДНК-зависимой РНК-полимеразы ортопоксвирусов, подтвердил открытие нового вируса. Для определения степени трансмиссивности заболевания и выявления новых случаев заболевания среди людей в районе проживания пастухов было проведено эпидемиологическое исследование. Оба пастуха отрицали наличие вакцинации против оспы. Были опрошены 55 человек, имевшие контакт с пастухами или скотом. Пять из девяти (56%) опрошенных, родившиеся после прекращения плановой вакцинации против оспы в Грузии в 1980 году, имели антитела IgG к ортопоксвирусам. Еще один случай заболевания человека в другом регионе Грузии был выявлен путем тестирования образцов, первоначально переданных для диагностики сибирской язвы в 2010 году.
Выводы: в условиях отсутствия плановой вакцинации против оспы следует ожидать возникновения ортопоксвирусов, особенно среди людей, у которых появляются кожные поражения после контакта животных. Данная работа подчеркивает необходимость усиления глобального лабораторного и эпидемиологического надзора.


  • Наращивание мощностей США в сфере биозащиты (Перевод статьи "US biodefence facilities ramp up Government effort to produce vaccines on demand raises questions about cost and strategy". Сара Рэдон. 29 апреля 2014 года Nature 509, 16–17 (1 мая 2014 года) doi:10.1038/509016a, http://www.nature.com/news/us-biodefence-facilities-ramp-up-1.15123

Усилия правительства, направленные на то, чтобы вакцины производились в нужный момент, ставят вопросы о цене и стратегии



Фото Игоря Крагульяка

Мобильные чистые комнаты для производства медицинских антидотов и вакцин в Техасском университете A&M в Брайане
Будущее стратегии правительства США в области биозащиты находится на товарном складе в сельской местности штата Техас. В дюжине ослепительно белых трейлеров, каждый из которых длинной примерно с автобус, находится оборудование для производства миллионов доз медицинских средств противодействия некоторым из самых смертельно опасных болезней в мире. Структура этих мобильных чистых комнат может быть изменена таким образом, чтобы они производили вакцины против пандемического гриппа или антидоты против биологических, химических и радиоактивных агентов. Каждую комнату можно отсоединить от труб, по которым подается стерильный воздух и среда для культивирования клеток, передвинуть в другое место склада и подсоединить к новой производственной линии, которая через несколько дней будет готова к тому, чтобы производить другой продукт.

Площадка в Техасском университете A&M в Брайане, стоимость которой составляет $286 миллионов, является одним из трех новых центров биозащиты, создаваемых Министерством здравоохранения и социальных служб (HHS). Этим летом на ней начнется производство первой вакцины. Когда в 2017 году ее создание будет закончено, на ней можно будет произвести 50 миллионов доз вакцины против гриппа всего за четыре месяца – это та производительность, которая, как говорят эксперты в области биозащиты, необходима Соединенным Штатам для подготовки к будущим пандемиям.

Тем не менее, некоторые опасаются, что техасская лаборатория и ее аналоги образуют систему, которая слишком разобщена, чтобы поставлять обещанное количество. Другие выступают против расширения мощностей по производству средств противодействия биологическим и химическим угрозам - отчасти в связи с тем, что эффективных антидотов мало. «У них будет много проблем», - говорит Кейт Уэллс, консультант в компании «BioProcess Technology Consultants» в Уобёрне, штат Массачусетс.

Программа HHS стоимостью $440 миллионов, учрежденная в 2012 году, включает три Центра инноваций в области перспективных разработок и производства (CIADMs): площадка в Техасе, еще одна в Холи-Спрингс (Северная Каролина), которую строит фармацевтический гигант «Новартис» (Базель, Швейцария), и предприятие в Балтиморе (Мэриленд), которым будет управлять биотехнологическая компания «Emergent BioSolutions». В течение последующих 25 лет правительство предполагает потратить целых $2 миллиарда на медицинские средства противодействия на одной только площадке в Техасе и до $23 в год на запасание вакцины против гриппа – это затраты, которые могут стремительно увеличиться, если начнется пандемия.

Джеральд Паркер, директор Техасского центра A&M, заявляет о том, что гибкость производства в рамках данной программы крайне важна для биозащиты США. «Мы должны быть готовы ко всем угрозам, а не только к последней, от которой мы пострадали», - говорит он. Могут возникнуть другие угрозы, например, стоящий за ближневосточным респираторным синдромом коронавирус, который внезапно появился в Саудовской Аравии в 2012 году, или вспышка вируса Эбола, которая в настоящее время ширится в Западной Африке. Если один из этих вирусов вызовет пандемию, и можно будет разработать вакцину, CIADMs необходимо будет быстро ее произвести и подготовить для рынка.

Потребность в таких мощностях назрела давно, и эксперты утверждают, что их можно будет получить только при правительственном финансировании. Многие крупные компании приостановили разработку вакцин, поскольку население часто смотрит на них со скептицизмом, заявляет Роберт Кадлек, бывший руководитель Белого дома в сфере политики, связанной с биозащитой. А небольшим компаниям часто недостает опыта для того, чтобы вывести такие медицинские средства на рынок.

Такие правительственные инициативы, как CIADMs, противостоят этому тренду посредством создания искусственного рынка специализированных вакцин и антидотов, заявляет Амеш Адалджа – врач Медицинского центра Питтсбургского университета в Пенсильвании, изучающий проблемы биозащиты. Однако инициативы не всегда эффективны: 22 апреля компания «Новартис» объявила о продаже своей вакцинной программы лондонскому фармацевтическому гиганту «ГлаксоСмитКляйн». Компания также панирует продать свой финансируемый правительством CIADM в Северной Каролине.

Кроме того, программа США по биозащите сталкивается с практическими трудностями разработки и внедрения более быстрых методов производства вакцин. Хорошо известно, что обычное производство вакцины против гриппа, в рамках которого каждая доза нарабатывается в курином яйце, является очень медленным; новые методы культивирования вакцины на клетках гораздо быстрее. В 2012 году вакцина «Flucelvax» компании «Новартис» стала первой клеточной вакциной против гриппа, которая получила разрешение со стороны Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (США). Компании «ГлаксоСмитКляйн» и «Новартис» разработали методики размножения вакцинных вирусов в клетках птиц и млекопитающих, соответственно. Компания «Emergent» сделала своим партнером «Vaxinnate» - небольшую фирму в Кренбери (Нью-Джерси), которая работает над индуцированием выработки бактериями Escherichia coli белков, которые будут вызывать иммунную реакцию на грипп и другие агенты. «Нет смысла складывать все наши культуры клеток в одну корзину по мере того, как мы отходим от яиц», - заявил Ричард Эбрайт – молекулярный биолог в Университете Ратджерса в Пискатауэе (Нью-Джерси).



Стратегический резерв

Три CIADM также работают над разработкой средств противодействия (которые можно произвести в нужный момент) против таких биологическим агентов, как натуральная оспа. В соответствии с текущей стратегией «мы просто предполагаем, что плохие парни атакуют нас с использованием того, что мы запасли», - заявляет Бретт Жируа, исполнительный вице-президент Техасского медико-научного центра A&M, утверждающий, что CIADMs могли бы пополнить существующий стратегический национальный резерв и даже со временем расширить его. По словам Роберта Робинсона, директора Управления перспективны биомедицинских исследований и разработок в Вашингтоне (округ Колумбия), которое будет контролировать работу этих центров, их производительность будет протестирована позднее в этом году, когда правительство разместит свои первые заказы на медицинские средства противодействия.

Тем не менее, некоторые ставят вопрос о том, достаточно ли доработаны эти средства противодействия, например вакцины против натуральной оспы, чтобы их производить и резервировать, и нужны ли они вообще. Шанс быть атакованными с использованием химического или биологического агента, а затем иметь возможность использовать вакцину для эффективного реагирования является низким, заявил Эбрайт.

Другие говорят о том, что Соединенным Штатам не требуется большое количество центров биозащиты, указывая на подготовленный для Управления перспективных оборонных исследовательских проектов (DARPA) доклад 2008 года, содержавший рекомендацию о создании одного предприятия по разработке и производству, которое бы удовлетворяло нужны военных и гражданского населения. «Вместо одного хорошего предприятия, которое соответствует потребностям правительства, мы имеет три предприятия, которые распыляют средства», - говорит Филипп Рассел, генерал-майор в отставке и бывший руководитель Командования сухопутных войск США по медицинским исследованиям (US Army’s medical research command). Те, кто поддерживает центры HHS, заявляют, что наличие этих трех площадок создает гибкость и оставляет резервы за случай, если площадка контаминирована или атакована.

Несмотря на опасения относительно дублирования работы, Министерство обороны США в 2013 году начало строить в Алачуа (Флорида) свое собственное ориентированное на биозащиту предприятие стоимостью 136 миллионов долларов. Военные предполагают, что, когда в 2015 году эта площадка будет готова, они будут тратить на нее 20 миллионов долларов ежегодно. Кендалл Хойт, специалист в сфере политики в области биозащиты в Дармутском колледже в Хановере (Нью-Гемпшир), заявляет, что раздельные усилия имеют смысл: военным требуется относительно небольшое количество множества средств противодействия, в то время как HHS нужно большое количество небольшого числа продуктов. Более того, военным необходимо быстро реагировать на широкий круг угроз, с которыми они сталкиваются, заявил Джеймс Петро, исполняющий обязанности заместителя помощника руководителя управления химической и биологической защиты. Такие опасения «привели нас к признанию важности того, что у нас есть предприятие, находящееся под контролем Министерства обороны», - добавляет он.

Тем не менее, Петро заявляет, что отделение от HHS лишь временно. «Намерение было и продолжает быть таким, что, как только все центры будут построены и будут работать, они будут действовать совместно как консорциум», - говорит он.



В любом случае, поскольку это первые центры такого рода, у предприятий HHS трудная задача, заявляет Леонард Коул - специалист по биотерроризму в Ратжерсе в Ньюарке (Нью-Джерси). В докладе Счетной палаты США от 31 марта был сделан вывод о том, что еще рано говорить, будут ли хорошими инвестициями миллионы долларов, которые готовки к вложению в проект HHS. Тем не менее, «если будет какой-то выигрыш, который мы надеемся извлечь из этого, то он стоит каждой потраченной на него пятицентовой монеты», - заявляет Коул.

Материал подготовлен информационно-аналитическим отделом ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор»


<< предыдущая страница