Археологические памятники на территории г. Заречного о событиях из прошлого люди узнают благодаря науке истории - korshu.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«Мы из прошлого» 1 114.86kb.
Сценарий внеклассного мероприятия «Память прошлого в сердцах современников» 1 59.98kb.
В истории нашей планеты (со дня ее формирования и до настоящего времени) 1 30.86kb.
Чтобы увидеть лучшие памятники поздневизантийской архитектуры и монументальной... 1 596.37kb.
Взрослые никогда не узнают, как видят школьную жизнь дети, если они... 1 99.56kb.
Кроссворд Колесо истории 1 135.04kb.
Уроки Всемирной истории Кирилла и Мефодия. Древний мир 1 Уроки Всемирной... 7 418.66kb.
Французская Республика Официальное название — Францу́зская Респу́блика... 2 412.11kb.
Одним из самых сложных и противоречивых периодов в истории России... 1 32.12kb.
4. Назовите архитектурные памятники древнего мира 1 215.19kb.
Безопасное поведение в лесу 1 16.54kb.
Учебно-методическое пособие по английскому языку 5 310.11kb.
Инструкция по работе с сервисом «sms-платеж» 1 218.94kb.

Археологические памятники на территории г. Заречного о событиях из прошлого люди - страница №1/3





Глава 1. Территория города Заречного с древнейших времен до первой половины XX века
§1. Археологические памятники на территории г. Заречного

О событиях из прошлого люди узнают благодаря науке истории. Ученые-историки изучают старинные вещи и здания, читают древние книги, где рассказывается о жизни народов и государств. Помогают им в этом деле и описания (сочинения путешественников и дипломатов), появившиеся в те времена, когда происходили те или иные события.

Чем к более давним временам обращаются историки, тем меньше в их распоряжении книг и письменных документов. Жизнь людей в древности помогает изучить особая отрасль истории – археология. При помощи раскопок в земле она восстанавливает картины прошлого. Археологи обнаружили много свидетельств древней истории на территории Пензенской области. Они раскопали стоянки первобытных людей и поселения древних людей с жилищами и хозяйственными постройками, кладбища с могилами, содержащими различные предметы. По этим добытым археологами фактам мы и можем составить представление о жизни нашего края в прошлом.

На территории города Заречного на сегодняшний день известно три поселения древних людей. Это – Ахунское I городище, а также селища Зареченское и Овраг Чемодан.

С целью защиты от нападения внешних врагов община или несколько общин строили укрепленные поселения – городища. Их вооруженный захват был первым делом при покорении данной территории, овладение таким укрепленным центром обеспечивало господство над окружающим населением. Ахунское I городище, расположенное в 200-х метрах к западу от 18 микрорайона относилось именно к таким поселениям. В те далекие времена при строительстве городищ люди старались максимально использовать природный ландшафт. Поэтому Ахунское I городище располагается на мысе между двумя оврагами, глубина которых даже сегодня весьма внушительная 10 – 12 метров. В древности их глубина была значительно больше. По периметру мыса проходил вал со рвом, а также три ряда поперечных валов со рвами, которые отделяли городище от напольной стороны.

Этот археологический памятник был открыт в 1956 году научным сотрудником Пензенского областного краеведческого музея Михаилом Романовичем Полесских. Однако его раскопками он занялся лишь в 1963, 1964 и 1974 годах1. С 1965 по 1969 годы зареченский археолог Вера Александровна Калмыкова продолжила исследование городища2. В 1999 году пензенский археолог Геннадий Николаевич Белорыбкин также проводил его раскопки3. Камеральным изучением материалов городища занимался и ученый из Республики Мордовия Валерий Васильевич Гришаков4. Многолетние исследования Ахунского I городища показали, что на площади 987 м² мощность культурного слоя5 составляет от 20 до 40 см. Учеными было установлено – культурный слой делится на три горизонта – первый, самый древний, относится к эпохе бронзы (II тыс. до н. э.), второй – к городецкой археологической культуре, по археологической периодизации, принадлежащей раннему железному веку (II – IV вв.) и третий – мордовский (VIII – XI вв.). Другими словами, начиная с эпохи бронзы и вплоть до XI века н. э., т. е. более двух тысяч лет, здесь жили люди. Поэтому современная история нашего города это лишь мгновение.

Первыми строителями городища были люди эпохи бронзы. Это время перехода от присваивающих видов хозяйства к производящим: от охоты, рыболовства, собирательства к животноводству и земледелию. Почему же это произошло? Да потому что орудия труда стали изготавливаться из металла – бронзы. В отличие от каменных орудий, их можно было изготовить в большем количестве, а их качество было значительно выше. Благодаря чему возникла возможность развивать земледельческое и скотоводческое хозяйство. На протяжении бронзового века металлические орудия постепенно проникали туда, где господствовал неолитический быт. К концу II тыс. до н. э. они распространились по всей территории современной России. В нашем крае это событие произошло 35 – 37 веков назад. Большую роль в появлении здесь бронзы, а вместе с ней скотоводства и подсечного земледелия6 сыграли племена фатьяновской, срубной и катакомбной археологических культур7.

Как полагают ученые, первопоселенцами Ахунского I городища были племена катакомбной археологической культуры. Она получила свое название по конструктивным особенностям могил, в которых люди хоронили своих соплеменников8. На городище археологи нашли фрагменты глиняной орнаментированной посуды, которая характерна только для этой археологической культуры. До сих пор остается загадкой, по какой причине племена этой культуры покинули здешние места.

Важным рубежом в истории человеческого общества является период, когда люди научились получать железо и делать из него различные предметы. Железные орудия труда и оружие были гораздо эффективнее и прочнее каменных и бронзовых, и введение их в повседневный быт привело к значительным изменениям во всех областях жизни. Эти события, происходившие в VIII – VII веках до н. э., означали начало нового периода в истории – железного века.

К тому времени на территории современной Пензенской области проживали племена городецкой культуры. Свое название они получили по наименованию с. Городец Рязанской области, возле которого было найдено их первое городище. Эти племена занимали большую территорию. Северной границей их расселения была Ока. Восточная граница проходила по правому берегу Волги от впадения в нее Оки до современного Саратова. Южная – от Саратова до Воронежа, охватывая верхнее течение Дона. Западная граница шла по территории Липецкой и Тамбовской областей. Предками городецких племен были более древние финно-угорские племена, известные в бронзовом веке на пространствах от Белого моря до Оки с севера на юг и от Балтийского моря до Волги и Камы с запада на восток.

Местом проживания племен городецкой культуры были укрепленные городища и неукрепленные селища. Остатки этих поселений сохранились до наших дней.

По мнению археологов, городецкие племена поселились на Ахунском I городище в I – II веках н. э. Они восстановили валы и рвы, укрепив их частоколом из бревен. Жилищами служили полуземлянки прямоугольной формы длиной до 13 м и шириной до 6 м. В центре сооружался очаг, по углам ставились столбы для крыши. Вдоль длинных стен сооружались земляные лежанки. Наземная часть жилища была деревянной в виде сруба с двускатной крышей (Вставить фото из вложения. Подпись под рисунком: Реконструкция «длинного» дома). Кроме «длинных» домов племена городецкой культуры сооружали небольшие прямоугольные и круглые землянки и полуземлянки, а также наземные постройки.

Основными занятиями городецких племен являлись животноводство и земледелие, охота, рыболовство и собирательство. Для охоты использовались железные, костяные наконечники копий и стрел, ловушки и другие приспособления, для ловли рыбы – сети, крючки, костяные гарпуны.

Племена городецкой культуры были искусными металлургами и кузнецами. Им был известен ткацкий стан, на котором производились различные ткани. Занимались они обработкой глины и кости. Из глины лепили сосуды, грузила для сетей и ткацких станов, пряслица9, льячки10, литейные формы, сопла11 и тигли12.

Наиболее характерными вещами городецких племен, дошедшими до наших дней, являются глиняные горшки особого способа изготовления. Они лепились вручную, без применения гончарного круга. На некоторых горшках на внешней стороне прослеживались отпечатки в виде сетки. Такую посуду археологи называют сетчатой. У других сосудов внешняя поверхность покрыта вдавлениями, похожими на отпечатки плетеной рогожки. Эта керамика получила название рогожной. Если сетчатые отпечатки на горшках в древности были характерны для многих финских народов, то рогожные – только для предков мордвы. «Рогожная» посуда была найдена археологами на Ахунском I городище.

Общественные отношения городецких племен находились на стадии родо-вой организации. Наличие «длинных» домов указывает, что род состоял из больших семей, которые объединяли несколько поколений родственников, ведущих совместное хозяйство. В конце I тыс. до н. э. началось разложение этого общества с выделением отдельных семей.

На рубеже нашей эры городецкая археологическая культура «переросла» в древнемордовскую, об этом свидетельствуют самые древние археологические памятники мордвы – Старший Селиксенский, Усть-Узинский и Ражкинский могильники (II – IV века н. э.), находящиеся в Пензенской области. Их материалы позволили проследить эволюцию специфической принадлежности женского головного убора древней мордвы – височной подвески в виде стержня, обмотанного тонкой проволокой, со спиралькой на одном конце и грузиком – на другом. Сначала она имела биконический грузик, а с IV века – бипирамидальный. Это украшение у пензенской группы древней мордвы бытовало до XII века. Оно было присуще только древней мордве и у других племен не встречалось.

В это время начинает складываться мордовский язык, относящийся к финно-угорской группе, волжской подгруппе уральской языковой семьи.

Главным занятием древней мордвы было земледелие. Сеяли морозоустойчивые зерновые и бобовые культуры – рожь, полбу, ячмень, просо, горох, чечевицу, а также технические культуры – лен и коноплю. Урожай собирали серпами. Мололи зерно с помощью каменных зернотерок.

Раскопки археологов свидетельствуют о высоком уровне развития ремесел у мордвы. Обнаруженные орудия труда говорят нам о довольно развитой древней металлургии.

Немалую роль в жизни древнемордовских племен играла охота, рыбная ловля, бортничество – сбор меда диких пчел. Природные богатства (пушнина, мед, рыба) давали возможность нашим предкам вести торговлю с соседями.

Во II – IV веках мордовские племена жили в условиях начинающегося разложения первобытно-общинных отношений. В то далекое от нас время племена объединяли несколько родов. Каждый род состоял из нескольких больших патриархальных семей. Род или несколько родов составляли поселение – веле. Во главе племени стоял вождь – текштяй, тюштян, тюштя (текш – верх, вершина, атя – старик), выбираемый родовыми старейшинами – покштянами (покш – большой, атя – старик). Родовой старейшина также избирался из глав патриархальных семей, называемых куд-атя (куд, кудо – дом, атя – старик). Главные вопросы жизни племени решались на народных собраниях, куда собирались все взрослые мужчины. Взрослым считался мужчина, имеющий право носить оружие. Особое место в решении жизненно важных вопросов племени занимал совет старейшин, в который входили главы родов.

На этой ступени развития зафиксировали предков мордвы иноземные авторы. В VI веке придворный историк готских королей Иордан в своей книге под названием «О происхождении и деяниях готов», описывая племена Восточной Европы, назвал народ Морденс (Mordens). Это было первое письменное упоминание о мордве. Ученые-языковеды предполагают, что основу термина составляют иранские языки, с которых слово «мордва» переводится как мужчина, человек.

В древнерусских летописях о мордве начали упоминать с XI века. Название народа, или, как полагают ученые-этнографы, этноним «мордва» является общим для всего народа, который делится на две основные группы: мордву-мокшу и мордву-эрзю. Причем сами себя они называли «мокша» и «эрзя». С VI – VII веков у древнемордовских племен стали прослеживаться различия мокшанской и эрзянской групп. Причем южная – пензенская группа древнемордовских племен послужила основой для формирования мордвы-мокши – коренного населения нашего края13.

Исследуя керамику Ахунского I городища, В. В. Гришаков выделил группу глиняной посуды, характерной для мордвы VIII – XI веков14. Из этого можно сделать вывод, что до начала XI века там жили люди. Но почему же они покинули эти места? Мы попытаемся объяснить в конце нашего очерка.

Учитывая историко-культурную значимость этого исторического объекта с 1974 года Ахунское I городище имеет статус памятника федерального значения, т. е. находится под охраной государства.

Увеличение численности населения Ахунского I городища вынуждало его жителей расселяться на сопредельные территории. Так, по-видимому, возникло Зареченское селище.

Зареченское селище расположенное к востоку от пруда в зоне отдыха «Лесная». Было открыто в 1999 году зареченским археологом Владимиром Альбертовичем Винничеком15. Археологические исследования селища проводились Г. Н. Белорыбкиным совместно с клубом «Юный археолог» (школа № 217). В ходе раскопок выяснилось, что культурный слой этого археологического памятника составляет около 30 см. Были обнаружены фрагментами глиняной посуды (рис. 2), кости животных, украшения (рис. 3), предметы быта и вооружения, которые хранятся в Музейно-выставочном центре г. Заречного. По мнению Г. Н. Белорыбкина, люди жили здесь IV – VII веках16. Однако новые находки, 2003 – 2005 годов (свинцово-оловянный грузик, фрагмент накосника и др.), на этом селище позволяют нам говорить, что оно продолжало существовать вплоть до XI века. Дальнейшее изучение этого памятника затруднено тем, что в центральной его части вырыт огромный карьер.

В Ахунском I городище укрывались в случае опасности и жители поселения, которое археологи назвали селище Овраг Чемодан. Оно находится в 500-х метрах к западу от Ахунского I городища, на левом берегу оврага Чемодан. С южной стороны селище примыкает к сухой балке. Памятник был открыт в 2011 году зареченским археологом В. А. Винничеком. Археологические исследования показали – культурный слой достигает здесь 20 см.

Чаще всего на поселениях археологи встречают битую керамическую посуду. Глиняная посуда селища Овраг Чемодан (рис. 4, 1-7, рис. 5, 1,2,6,10) представлена фрагментами лепной керамики коричневого, бурого, оранжевого и серого цвета. В качестве примесей древние гончары применяли крупную и мелкую дресву, шамот17, а также песок. Причем шамот в исследованной посуде встречался очень редко. Отдельные фрагменты посуды позволяют нам сделать вывод, что преобладающими формами были горшки и банки. Края сосудов (венчики) имеют слабый профиль. Некоторые экземпляры украшены по краю внешней стороны овальными вдавлениями (рис. 4, 1,2,4). Подобное оформление края венчиков довольно часто встречалось в посуде населения Самарской Луки VIII – IX веков18, и у мордвы, проживавшей в среднем течение реки Цны в VIII – XI веках19. На селище Овраг Чемодан обнаружены и фрагменты острорёберных сосудов (рис. 4, 6,7). Керамическая посуда этого поселения почти идентична Зареченскому20 и Ахунскому селищам21, а также мордовскому культурному слою Ахунского городища22. Несколько отличается оранжевая керамика, в тесте которой в качестве примеси применен мелкий песок и незначительное количество измельченной дресвы. Такая посуда чаще всего встречалась в Армиёвском археологическом комплекса VIII – начала XI века23.

Нашли археологи на этом поселении и фрагмент пряслицы (рис. 4, 8), сделанной из глины с добавлением мелкого песка. Пряслица такой формы обладают очень широкими хронологическими и территориальными границами бытования.

Найденные на поселении кости животных (рис. 5, 4,5,7-9) рассказывают нам не только о пищевом рационе мордовского населения, но и таких его занятиях, как животноводство и охота.

Железный бронебойный черешковый наконечник стрелы (рис. 4, 9), по классификации известного российского археолога А. Ф. Медведева, относится к «шиловидным квадратного сечения с простым упором», которые появились на рубеже нашей эры и употреблялись до XIV века и позднее24. Раньше такие наконечники стрел археологии находили в Верхнем Посурье на Ахунском селище (VIII – начало XI в.)25 и в Армиевском курганно-грунтовом могильнике26.

Найденная железная фитильная трубка с петлей для подвешивания к поясу (рис. 5, 11), находит свои аналоги в материалах мокшанских – Старобадиковский (XI – XIV вв.)27, Кельгининский (XI – XIII вв.)28; муромского – Чулковский (VIII – X вв.)29; удмуртского – Варнинский (конец VIII – IX в.)30 могильников. Фитильные трубочки из железа мы нашли и на Васильевском селище31. Как считают ученые, в полость таких изделий набивался высушенный мох, на который при ударе кресала о кремень высекались искры. Как только мох начинал тлеть, человек раздувал огонь. Подобные трубки археологи часто находили в погребениях средневековой мордвы около пояса вместе с кресалом. В силу того, что смерть в сознании мордвина представлялась как переход в мир иной, где для умершего продолжалось такое же существование, что и на земле. Мордва полагали, что после смерти человек в потустороннем мире «сеет… хлеб, торгует, пьяница пьет, вдовец или холостяк женится, девушка выходит замуж. Как и на земле люди группируются в этом загробном мире по родам: … Смерть не есть… прекращение бытия, а особое состояние, в котором совершается переход в иную жизнь»32. В таком случае человек на том свете не обойдется без огня.

На селище Овраг Чемодан было найдено два бронзовых браслета. У одного – литого браслета сечение дужки – подквадратное. Концы в виде небольших выступов с внешней стороны (рис. 5, 12). Аналоги им мы находим в мордовских археологических памятниках конца VII – первой половины VIII веков33. Другой – пластинчатый «шляпкоконечный» с расплющенными и отогнутыми под прямым углом к основе концами (рис. 5, 3). По материалам мордовских могильников мы его датировали VIII – XI веками34.

Обнаруженный на селище Овраг Чемодан кусок шлака (рис. 4, 10) говорит нам о том, что железо выплавлялось из местной болотной руды примитивным сыродутным способом.

Таким образом, вновь открытое селище Овраг Чемодан по хронологии находок мы датировали VIII – началом XI века, т. е. добулгарским временем. Этот археологический памятник принадлежал мордве-мокши, поскольку он по материальной культуре и территориально близок Зареченскому и Ахунскому селищам, а также Ахунскому I городищу. Мы уверены в том, что этот памятник требует дальнейших исследований, возможно археологи раскопают горн для выплавки железа и появится вероятность детально изучить технологию местного железолитейного ремесла.

Все обнаруженные на этом поселении материалы хранятся в Музейно-выставочном центре г. Заречного.

По-видимому, мордовское население Зареченского селища и селища Овраг Чемодан использовало Ахунское I городище вплоть до начала XI века в качестве крепости, в которой оно укрывалось в случае опасности.

В начале XI века на землю мордвы с востока пришла большая беда. Эти земли стали активно захватывать булгары. Поэтому часть местного населения вынуждена была уйти на северо-запад (в Примокшанье), а тех кто остался завоеватели заставили строить булгарские крепости и феодальные замки. Наверное, это было главной причиной ухода мордвы с насиженных мест – перестали существовать Ахунское I городище, Зареченское и Овраг Чемодан поселения35.

Рис. 1. Ахунское I городище. 1-3 – пряслица, 4 – бронзовая щитково-рамчатая пряжка, 5-11 – фрагменты глиняной посуды. (по Г.Н. Белорыбкину)



Рис. 2. Зареченское селище. Фрагменты глиняной посуды. (по Г.Н. Белорыбкину)




Рис. 3. Зареченское селище. 1 – нагрудная бляха, 2,3 – шейные гривны (по Г.Н. Белорыбкину)



Рис. 4. Селище Овраг Чемодан. 1-7 – фрагменты глиняной посуды, 8 – фрагмент пряслица, 9 – железный наконечник стрелы, 10 – железный шлак.




Рис. 5. Селище Овраг Чемодан. 1,2,6,10 – фрагменты глиняной посуды, 3,12 – бронзовые браслеты, 4,5,7-9 – кости животных, 11 – железная фитильная трубка.



§2. Вхождение территории в состав российского государства

Среднее Поволжье в XV – первой половине XVII в.
В результате распада Золотой Орды в первой половине XV в. на территории Поволжья образовались Казанское ханство, Ногайская орда, кочевавшая в междуречье Волги и Яика (Урала) и, несколько позже, Астраханское ханство. Как и прежде основной источник своего обогащения кочевники видели в грабежах и разбоях, которые чинили на соседних с ними землях. Поэтому одной из главных внешнеполитических задач Русского государства стало укрепление своих юго-восточных границ.

В середине XVI в. произошли важнейшие исторические события, которые повлияли на дальнейшее развитие Поволжья. После двух неудачных походов (1547-48 и 1549-50 гг.) Иван IV Грозный летом 1552 г. начал решительный натиск на Казанское ханство. 150-тысячное русское войско осадило Казань, и 2 октября в результате решительного штурма город был взят. В 1556 г. без боя была занята Астрахань. На следующий год на верность Русскому государству присягнул глава Большой Ногайской орды мурза Исмаил. После присоединения к России Казанского и Астраханского ханств вся территория Пензенского края вошла в состав Русского государства. В Среднем Поволжье сложилась своеобразная административно-территориальная единица, управлявшаяся вплоть до реформ Петра I особым центральным органом – Приказом Казанского дворца.

Русское государство было заинтересовано в укреплении своей власти на вновь присоединенной обширной территории. Это диктовалось как военно-стратегическим значением региона (Россия получала выход к Каспийскому морю, который открывал дальнейший путь на Восток – в Закавказье, Персию и Среднюю Азию), так и экономическими задачами (освоение новых территорий, имевших большие естественные богатства).

Однако включение Среднего Поволжья в состав России потребовало и новых забот по его охране. Постоянные набеги крымских и ногайских татар заставили Ивана IV Грозного заняться созданием сторожевой службы на юго-восточных окраинах государства. В феврале 1571 г. состоялся «Приговор» с участием детей боярских, станичных голов и станичников об организации станичной и сторожевой службы. По новой росписи на южной и юго-восточной окраинах государства учреждались 67 сторож. Между рекой Барышем, правым притоком Суры, и Цной, левым притоком Мокши, были поставлены пять Мещерских сторож. Не вдаваясь в подробности организации сторожевой службы Пензенского края36, отметим, что самая ближняя к территории Заречного Мещерская сторожа стояла у впадения реки Шукши в Суру (район с.Лунино) и разъезжала по левому берегу Шукши до нынешнего Мокшана.

А защита от нападений кочевников действительно была необходима. Архивные документы свидетельствуют, что вражеские набеги в конце XVI – первой половине XVII в. совершались достаточно регулярно. Так, в 1607 г. ногайцы прорвались к Алатырю, разграбив многие мордовские селения. Через пять лет крымские татары и ногайцы вновь появились здесь, а также и в Шацком уезде. В 1627 г. кочевники дошли до Темникова, где «учинили страшное разорение и опустошение». В 1635 г. ногайцы опять проникли в мордовские земли, где, «алаторские и понизовые места повоевали»37.

На наиболее угрожаемых участках, где проходили степные дороги (шляхи и сакмы), возводились засечные черты и возникали укрепленные пункты. В 1630-е гг. строится Белгородская засечная черта, призванная перекрыть Ногайские шляхи. Как говорится в одном из документов, царь Михаил Федорович «указал для защищения святых божиих церквей и целости и покою християнского от бусурманских татарских безвестных приходов на поле построить черту… от реки Псла к реке Дону до Воронежа к Козлову и Тамбову на 205 верст, а от Тамбова до реки Волги на 374 версты; всего на 956 верст, и по черте построить городы, а промеж городов по полям земляной вал и рвы, и остроги, и надолбы, а в лесах засеки и всякие крепости, чтоб на его, государевы, украйны теми местами татарского приходу не было»38. На засечных чертах в пределах Пензенского края появляются крепости и остроги, ставшие основой возникновения первых городов. В 1636 г. началось строительство Верхнего Ломова, Нижнего Ломова и Керенска. В 30-40-е гг. XVII в. по Саранской зачечной черте возникают Атемарский острог (1638), Саранск (1641) и Шишкеевский острог (1644) В 1647-1653 гг. строится Инсарская укрепленная линия с крепостью Инсар, Потижским и Лухменским острогами. В 1663 г. возводится крепость Пенза с укрепленными пунктами по черте Рамзаевским острогом (1677-78) и Мокшаном (1679). Наконец, в 1680-е гг. начинается строительство засечной черты от Пензы до Сызрани через Городище и Кашпир (не была завершена). Естественно, возникновение засечных черт, крепостей и острогов потребовало от правительства переселения на территорию края значительного количества служилых людей и «деловцов». Так начался процесс русской колонизации Пензенского края и освоения больших пространств «дикого поля» с «ковыльной и целинной степью» и дремучих лесов39.

На месте, где возник г.Заречный, в это время был лес. Он являлся частью Большого Сурского леса, занимавшего всю северо-восточную часть современной Пензенской области. «А за рекою Сурою большой Сурский лес… а пошел тот Сурский лес подле реки Суры», – отмечено в одном из документов XVII в.40 В описании Пензенского наместничества, составленного не позже 1781 г. о Большом Сурском лесе сказано: «лес… растет дубовой, сосновой, осиновой, ольховой, березовой, липовой, при том же рябиновой, черемуховой, илимовой, кленовой и некленовой, да еще вяз, вятла и ивняк»41.

Мордовская колонизация Засурья
Следует отметить, что уже до появления в Пензенском крае засечных черт и крепостей территория Засурья привлекала людей своими лесными и речными богатствами. По крайней мере с начала XVII в. здесь появляются русские, мордовские и татарские промысловики-охотники, рыболовы и бортники, которые получали от воевод городов Среднего Поволжья – Шацка, Темникова, Алатыря – за оброк право пользоваться естественными богатствами еще необжитой территории. Большое распространение в Засурье получили т.н. мордовские ухожаи. Можно с уверенностью сказать, что мордовское население появилось здесь несколько ранее русского, доказательством чего служат мордовские названия рек, озер, ручьев и многих иных урочищ.

В каких формах проходило использование мордвой естественных богатств края? В большинстве случаев мордовские ухожаи носят название бортных или верховых. Главной статьей извлечения доходов из бортных ухожаев были доходы от продуктов пчеловодства – меда и воска. Бортничество являлось одним из видов примитивного пчеловодства. Вепховые ухожаи, по мнению А.А.Гераклитова, включали такие угодья, где «используется исключительно поверхность их, то, что находится поверх земли, не касаясь ее недр или речных глубин»42. Так, в своей челобитной, датированной октябрем 1689 г., мордвин д.Селиксы Пиксанка Несмеянов указывал, что «владеет он дедовскою и отцовскою вотчиною верховым ухожьем в Пензенском уезде»43. В том же году мордва д.Алзи Саранского уезда Родайка Сивашев «со товарищи» подали челобитную о решении в их пользу спорного дела о бортном ухожае в районе речек Колдаис и Можарка, на который также претендовала мордва д.Сыресево Алаторского и татары д.Ногаево Симбирского уездов. В защиту своих притязаний жители д.Алзи предъявили грамоту царя Михаила Федоровича от 1619 г., выданную их предкам, темниковской мордве деревень Солзи и Мямешево, на «оброк в Свияжском уезде вотчины бортного ухожая Изормат с лесом, и з дубровами, и с полем»44. Водные ухожаи (рыбные ловли и бобровые гоны), распространенные гл.о. по течению больших рек, встречались в Засурье несколько реже.

Занятие бортничеством предполагает сезонный характер работы только в весеннее-летнее время. Осенью, после сбора меда и воска, и зимой бортнику в лесу как будто бы делать нечего. Однако источники свидетельствуют о том, что ухожаи использовались круглый год, и в Засурье появляются т.н. «зимники», поселения с постоянным населением, которое занимается земледелием. Например, в отказных книгах Пензенского уезда 1680-х гг. в верховьях р.Вяди имеется упоминание о местности, «где бывала пашенная земля и поляна, где бывала старая жилища… подле мордовского кладбища»45.

В конце XVII в. мордва стремится закрепить за собой право владения землей «в посоп и оброк на пашню земли». Так, в 1686-87 гг. получила землю во владение мордва д.Тургаковой Алатырского уезда Родайка Учаев и Тагайка Третьяков и д.Сыресево Богдашка Емельянов и Тетюшка Тагаев. В отказных книгах указывалась межа «той их земле посопному и оброчному полю – почин от устья рч.Колдаиса вверх по обе стороны до вершин, а от устья Колдаиса по Суре вверх по правой стороне до Черемшанского бору и от него до Алякс Помры, от той Помры до Колдаинских вершин… до вершин рч.Мочима, от Мочима до вершин рч.Изгерман, отсюда до вершин Наскавтома, далее до старого вала и до дуба у валовых ворот; отсюда до рч.Ексарки; затем до Суры и ею до первого урочища»46.

На отведенных мордве во владение землях появляются первые поселения. Одно из них возникло в каких-то десяти километрах от Заречного. Это деревня Селикса (ныне с.Кижеватово). Она была основана в 1681 г. Богдашкой Понакшиным «со товарищи» как мордовская посопная и оброчная деревня «на старинных дедов и отцов их в вотчинных бортных ухожьях оброчных полянках меж рек Иноры и Отвели». По владенной выписи и по грамоте великих государей селиксинская мордва платила в казну в Пензенской приказной избе «посопного хлеба по 3 чети ржи, овса тож, да денежного оброку по 15 алтын в год»47.

Русская колонизация Засурья
С возникновением г.Пензы начинается активное проникновение в Засурье и русского населения. Сооружение в крае засечных черт и возведение крепостей и острогов потребовало привлечения сюда значительного числа т.н. «работных людей», принимавших участие в их строительстве, и представителей служилого сословия, служивших по черте и получавших за службу поместное или денежное жалованье.

Вообще, служилые люди XVII в. подразделялись на служилых «по отечеству» и служилых «по прибору». К первым относились те лица, которые несли государственную службу по своему происхождению: бояре, окольничие, стольники, стряпчие, дворяне и др. Так, среди пензенских воевод были думный дворянин Ф.И.Чемоданов, стольники Ф.А.Новиков, И.Ф.Путятин, Г.Я.Тухачевский. Низший слой служилых людей «по отечеству» составляли «дети боярские городовые», которые несли гарнизонную службу в своем городе и уезде. «Чины служилые городовые» заносились в специальные списки – десятни. Десятни характеризовали численность, вооружение, иерархию городового дворянства, условия прохождения службы, размеры денежного жалования, величину поместного оклада. Служилые люди «по отечеству» верстались землей индивидуально.

К служилым людям «по прибору» относились стрельцы, сторожевые и городовые казаки, воротники, затинщики, пушкари, которые вербовались из различных слоев населения: разорившихся городовых дворян, вольных и тяглых людей. Они составляли гарнизоны городов и верстались землей не индивидуально, а на определенный контингент той или иной службы. Земля передавалась им в пожизненное пользование с условием несения сторожевой, городовой или полковой службы48.

В первую очередь служилыми людьми осваивались те земли, которые лежали на т.н. «русской стороне», в тылу засечной черты. Однако земель вокруг городов не хватало, и с течением времени им стали давать земли в оклад «за чертой», в «диком поле». Во второй половине XVII в. территория Засурья как раз находилась «за валом», и ее освоение началось лишь в 80-е гг. XVII в. Здесь были поверстаны землей многие пензенские дворяне, записанные в Пензенские десятни. Среди них Григорий Куроедов, Осип и Тимофей Степановы. Земли в Засурье были отказаны также подъячему Пензенской приказной избы Павлу Валяеву «вниз идучи по речке Иноре по левой стороне и вниз идучи речки Каргадима по обе стороны, до Сурского большого леса»49, подъячему Казанского дворца Тимофею Бакшееву, думному дворянину Федору Ивановичу Чемоданову. На этих землях вскоре были основаны села Степановка (1684), Чемодановка (1685), Бакшеевка (1688).


Чемодановы
Обширные владения в Сурском лесу, находящиеся ныне на территории Заречного, получил Федор Иванович Чемоданов. Пожалованный Чемоданову лес был частью его огромного пензенского поместья, центр которого находился в с.Чемодановка50. Отголосок дворянской фамилии Чемодановых, на землях которых находился Заречный, сохранился в названии оврага Чемодан, недалеко от городского Лесного пруда, и в названии реки Чемодановка, что протекала по оврагу в XIX в.51

Родоначальником Чемодановых был Чемодан Григорьевич Воропанов, живший в первой трети XVI в.52 («чемоданом», от которого произошло имя Воропанова, называли тогда чехол для оружия).

Чемодановы были московскими дворянами (один из высших разрядов Государева двора) и принадлежали к правящей элите Русского государства XVII в.53 В начале XVIII столетия, в период петровских преобразований, именно московские дворяне стали ядром нового сословия Российского государства – «шляхетства» или дворянства, войдя в его состав в качестве «столбовых дворян».

Возвышение Чемодановых пришлось на период Смутного времени, когда они показали себя верными сторонниками царской власти, преданно служа Борису Годунову, Василию Шуйскому и Михаилу Романову – основоположнику новой царской династии. Они жаловали Чемодановым «большие денежные и поместные оклады»54. Владения Чемодановых находились в Московском, Переяславском и Нижегородском уездах Московского царства55.

Отец Федора Ивановича Чемоданова Иван Иванович Чемоданов был стольником царя Михаила Федоровича Романова, а затем воеводой у его сына – царя Алексея Михайловича (дядя И.И. Чемоданова, тоже Иван Чемоданов, являясь стряпчим с ключом, на протяжении 20 лет с 1613 по 1633 г. входил в состав Боярской думы). В 1657-1658 гг. Иван Чемоданов был послом России в Венеции. Царь Алексей Михайлович поручил Чемоданову занять деньги у Венецианской республики на войну с Польшей и Швецией. Денег Чемоданов не добыл, но познакомился с европейским бытом, сделав, по словам историка С.М.Соловьева, «немало ценных наблюдений» о жизни европейцев, «которые внес в свой подробный и обстоятельный статейный список (отчет)»56.

Сам же Федор Иванович Чемоданов с 1676 г. был стольником, с 1690 г. – думным дворянином. Имение в Большом Сурском лесу он получил незадолго до того, как стал пензенским воеводой (1693-1696). По словам В.Бенешевича, Ф.И.Чемоданов «должно быть ничем не выдавался, так как о службе его дошли… только случайные сведения»57. Очевидно, Ф.И.Чемоданов был близок к кругу Петра I, чем была обусловлена и вся его карьера. В 1696 г. он погиб во время Азовского похода. После его смерти имение «с усадьбами, и с животинным выпуском, и з гумны, и с мельницею, и с лесы, и с сенными покосы, и со всеми угодьи» перешло к его вдове Анисье Ивановне Чемодановой. В отказной книге 1700 г. написано, что на поместной земле, на речке Иноре, расположено с.Введенское [церковное название с.Чемодановки.– С.Б., Д.М.]. К этому времени в нем находились «церковь Божия во имя Пресвятыя Богородицы Чеснаго Ея Введения», двор помещиков, а в нем дворовые люди Оська Толузаков и Андрюшка Павлов, и несколько крестьянских дворов (указаны фамилии крестьян: Житков, Докучаев, Губин, Белой, Исаев, Зотов, Дыкин, Никитин, Чурмашев, Аристов, Одинцов, Кулепанов и др.)58. Откуда были переведены помещичьи крестьне, неизвестно. Можно предположить, что первые жители с.Чемодановки были выходцами из нижегородских земель. По мнению В. и Г.Холмогоровых, большая часть помещичьих крестьян Засурского стана Пензенского уезда, куда входило и с.Чемодановка, была переселена именно оттуда59. Кроме того, дворянский род Чемодановых был внесен в 6-ю часть дворянской родословной книги Нижегородской губернии за 1787-1796 гг., а значит Чемодановы имели там земельные владения и владели крепостными крестьянами60.

В 1714 г. после смерти А.И.Чемодановой имение перешло к ее детям Ивану и Алексею Федоровичам, затем к их детям, соответственно Алексею Ивановичу и Ивану Алексеевичу. Последним из Чемодановых (по мужской линии), владевшим имением, был Павел Иванович Чемоданов, правнук пензенского воеводы Ф.И.Чемоданова. Он был собственником 2105 десятин пахотной земли и 1529 квадратных саженей «строевого и дровяного леса»61, большая часть которого находилась на территории Заречного. В списке дворян Городищенского уезда за 1793 г. П.И. Чемоданов указан как «лейб-гвардии прапорщик в отставке»62. В имении Чемоданов жил редко (несмотря на наличие господского дома – деревянного и одноэтажного), предпочитая ему одно из своих поместий в Нижегородской губернии.

В начале XIX в. чемодановское имение в качестве приданого досталось дочери Павла Чемоданова Анне Павловне, вышедшей замуж за известного историка Отечественной войны 1812 года Александра Ивановича Михайловского-Данилевского.

Таким образом, в XVII в. в Засурье колонизация носила преимущественно правительственный (наделение землей служилых людей, гл.о. городовых дворян) и вольный (получение земли в посоп и оброк мордовским населением) характер.
Монастырская колонизация Засурья
Вместе с тем, существенную роль в освоении края играли и монастыри. Так, не позднее 1677 г. при активном участии известного в стране кафедрального Московского Чудова монастыря в Засурье был основан Иванырсовский монастырь, давший толчок развитию сел Иванырс и Лунино63.

В 60-70-е гг. XVII в. в Засурском лесу, недалеко от Заречного, на месте современных Ахун, возник Предтечев Богородице-Одигитриев мужской монастырь. Братия монастыря насчитывала около тридцати человек. Монастырь владел 75 десятинами пашни, а основным ремеслом монахов было изготовление «бочек, ведер, ушат и разной мелкой деревянной посуды»64. Вероятно, монастырь был связан подземным ходом с Пензой, доходившим до ее крепостных сооружений65. Предтечев Богородице-Одигитриев монастырь поддерживал связь с Соловецкой обителью, одним из крупных центров старообрядческого движения второй половины XVII в. В Предтечевом монастыре и в окружавших его лесах, возможно, что и на территории Заречного, находили приют раскольники, а также представители податных сословий, бежавшие от рекрутских наборов и налогов в годы царствования Петра I66.

Всероссийскую известность Предтечеву монастырю принес его насельник монах Варлаам, в миру дворянин Василий Андреевич Левин, капитан драгунского полка. Противник петровских преобразований, сторонник царевича Алексея, Левин в марте 1722 г. на базарной площади в Пензе выступил с антигосударственной проповедью, заявив, что Петр I – антихрист. «Меня зовут Левин, – говорил он, – царь Петр Алексеевич, он не царь Петр Алексеевич, а антихрист…; а в Москве все мясо есть будут сырную неделю и в великий пост и весь народ мужеска и женска пола будет он печатать, а у помещиков всякой хлеб описывать и помещикам будут давать хлеба самое малое число, а из остального отписанного хлеба будут давать только тем людям, которые будут запечатаны, а на которых печатей нет, тем хлеба давать не станут… Бойтесь этих печатей, православные! … бегите, скройтесь куда-нибудь… Последнее время… антихрист пришел… антихрист»67.

После проповеди, по доносу посадского человека Федора Каменьщикова, получившего за это 300 рублей и право беспошлинной торговли, Варлаам был арестован. Вместе с ним под арест попали игумен монастыря Феодосий и духовник Иона. Решением Сената в июле 1722 г. Варлаам был казнен на Болотной площади в Москве, а Иона – в Пензе. Головы их для острастки были выставлены на кольях в Пензе.

Предтечев Богородице-Одигитриев монастырь был закрыт. Монахи раскольники ушли в Троице-Сканов монастырь в Наровчате и Саровскую ппустынь. Остальных монахов закрытого монастыря перевели в Пензенский Спасо-Преображенский монастырь. Ему же отошла и земля, где располагался Предтечев монастырь. Сейчас это участок между ул. Сплавной и старой Сурой в Ахунах, где сохранился пруд, трехсотлетняя ветла и колодец, в котором находили клад серебряных петровских монет, серебряный образок Сергия Радонежского, крестики68.

В XVIII в. характер колонизации Пензенского края меняется. На первое место выдвигается т.н. помещичья колонизация. Поместья приобретались или жаловались мелкими и средними дворянами или даже представителями знатных аристократических семей.

Из-за владения землей возникали многочисленные споры. Известно, например, что в 1690 г. селиксинская мордва конфликтовала со своими единоплеменниками Пиксанкой Налемасовым «со товарищи», которые, по их мнению, являлись беглой мордвой Наровчатского уезда и незаконно поселились на их землях. В своей челобитной они перечисляли многочисленные прегрешения пришлых людей: сам Пиксанка «покрал воеводского племянника», Кечемайка убил троицкого казака, Мурзайка с племянниками и Бахтейка убили пятерых Новокрещенов, а двоих утопили в Мокше, солдат Армоватка украл государево жалование и ружье. Не вдаваясь в правдивость предъявленных обвинений, следует отметить, что Пиксанка Налемасов «со товарищи» вынуждены были уйти из Селиксы. В том же году они основали с.Пиксанкино на р.Узе69.
Засурье в конце XVII – начале XVIII века
Во второй половине XVII в. территория нынешнего Заречного входила в состав Засурского стана Пензенского уезда и находилась в введении Приказа Казанского дворца. В начале XVIII в. высшей административно-территориальной единицей Российской империи становятся губернии. Первые восемь губерний были созданы по указу Петра I в декабре 1708 г. Засурье вошло в состав Пензенского уезда Казанской губернии. Вновь созданные административно-территориальные единицы оказались слишком обширными, что затрудняло их управление. Поэтому с 1719 г. губернии стали подразделяться на отдельные провинции. Пенза с Мокшаном, Рамзаем и Саранском, а также Засурье составили Пензенскую провинцию Казанской губернии.

В начале XVIII в. на Пензенские земли дважды совершали набеги кубанские татары. Особенно разорительным для юго-восточных окраин России стал т.н. «большой кубанский погром». В начале августа 1717 г. ногайцы, черкесы и казаки-некрасовцы, объединенные в письменных источниках под общим названием кубанских татар, вторглись в пределы Пензенского края. 3 августа они осадили крепость Пензу, но взять ее так и не смогли. По преданию, в самый критический момент по крепостным стенам была пронесена Казанская икона Божией Матери, и кубанские татары, «убоявшись лика Богоматери», сняли осаду70. Рассыпавшись небольшими отрядами по территории Пензенского, Саранского, Верхнеломовского, Нижнеломовского и даже Керенского уездов, кубанцы разоряли и сжигали деревни и села, уводили в полон жителей, угоняли скот. Особенно пострадали от набега Узинский, Завальный и Шукшинский станы Пензенского уезда71. По переписи населения, проведенной в 1717-1718 гг., т.е. сразу после «кубанского погрома», в Пензенском уезде было «взято в полон обоего пола 5327 чел., убито… 398»72. Менее всего от кубанцев пострадало население Засурья, защищенного от нападения рекой Сурой и лесами.

В конце 1717 г. по указу Петра I было начато строительство Царицынской сторожевой линии, а между Пензой и Саратовым размещено четыре драгунских полка. Эти мероприятия положили конец набегам кочевников на юго-восточные окраины Российского государства и послужили толчком для дальнейшего освоения и экономического развития Пензенского края.

Описание городов Пензы, Верхнего и Нижнего Ломова, Керенска, составленное в 1725 г. для Герольдмейстерской конторы, дает некоторое представление о развитии сельского хозяйства Пензенской провинции первой половины XVIII в.: «Хлеб родитца в городе Пензе и в пригородах в Мокшанске, в Рамзайке и в уезде рожь, пшеница, ячмень, овес, полба, греча, проса, горох, семя конопляное масляное; в огородах овощи: капуста, огурцы, морковь, ретька, свекла, бобы чеснок, лук, дыни, тыква. При том же городе лес красной и черной, в том же лесу и в полях, и в огородах родятца временно яблоки, ягоды: брусника, черника, ежевика, клюква, смородина, калина, рябина, костеника, вишня, клубника, земляника, малина, а больше бывает роду ржи, овса да овощам: капусте да огурцам, а из ягод брусника, клубника, земляника»73.



Дороги
Важное значение для развития края имели дороги. Еще в источниках XVII в. упоминается т.н. Казачья (или Мокшазаровская) дорога, которая связывала Пензу с Сызранью и Самарой. В XVIII в. складывается постоянный почтовый тракт от Пензы к Симбирску и Казани, который проходил по территории Засурья. Столбовая большая почтовая дорога, как назывался этот тракт в документах второй половины XVIII в., от Пензы имела «положение более ровное и в немалом числе гористое; грунт под оною местами пещаной, с песком, глинистой с мелким хрящем и черноземной». Для устроения и починки мостов жители близлежащих к дороге селений использовали лес из своих владений большей частью осиновый, для свай и перекладов дубовый, а на плотины шел «фашинник из разного мелкого, как то ивового, осинового, березового, ребинового, черемохового и елхового» леса74. В с.Селиксе, Городище и далее в д.Пичелейке и с.Годяйкине располагались станции, где содержались по 16 лошадей для перевозки почты, эстафет, проезда курьеров и частных людей75.

Путешествия П. С. Палласа и И.-П. Фалька
В сентябре 1768 г. по этой дороге проезжал известный естествоиспытатель, академик Петербургской Академии Наук П.С.Паллас, возглавлявший академическую экспедицию по исследованию юго-восточных окраин Российского государства. Он оставил следующее описание Засурья: «15 числа [сентября], как скоро только могли собрать лошадей, выехал я из Пензы. По ту сторону реки Суры, на песчаных берегах которой растет много дикой капусты, начался пространной Сурский лес. За шесть верст от помянутой реки переезжают через речку Сурку, а еще 10 верст далее через речку Инару. Ночь застигла нас в мокшанской деревне Селиксе. Живущие в сей лесистой стране мордвинцы имеют множество ульев, и во всю зиму оставляют пчел в лесу под легкою покрышкою. Так же держат они много скота; но их овцы столь худы, что их шерсть, кажется, по большей части смешена с козьею. Да и действительно видел я выродков от смешения козлов с овцами. Поелику здесь довольно и смолистого леса, то многие мужики сидят смолу»76.

В 1769 г. через Засурье в ходе экспедиции по восточной части России проезжал шведский врач И.-П.Фальк. В своих «Записках» он отмечал: «Путь мой из Рязани при Оке в Сызрань на Волге вел чрез верхнюю страну Суры и, следовательно, чрез Пензенскую провинцию Казанской губернии. Мое кратковременное пребывание не позволяло мне много заниматься исследованиями»77.



Географическое описание Пензенского уезда второй половины XVIII в.
В 1773 или 1775 г. было составлено «Географическое описание города Пензы с уездом», где содержатся интересные сведения о природе края и хозяйственной деятельности населения Посурья. В нем, в частности, говорится, что «по реке Суре, протекающей близ города Пензы, по весне во время разлития полой воды ходят суда с подрядным вином, [съестным?] запасом и казенным дубовым лесом. Во оных реках ловится рыба щуки, судаки, лещи окуни, головли, лини и протчая мелкая. Реки Сура и Пенза замерзают в ноябре; проходят апреля в первых, и изредка иногда случается и марта в последних числех; вешние наводнении бывают велики, а иногда и малы, в кои на ниских местах поднимает полою водою и дворы. Под городом Пензою купеческих и никаких пристаней судам нет.

Хлеб сеется рожь, пшеница, полба, овес, горох, проса, гречиха и ячмень… Скот содержится лошеди, коровы, овцы, козы и свиньи в небольшом количестве.

По лесам и степям звери медведи, волки, зайцы и лисы, белки, гарнастаи, харьки, парешни, норки, ласки, сурки. Птицы: орлы, чижи, счегляты, пелепелки, соловьи, дрозды, скворцы, тетеревы, утки, гуси, журавли, жаворонки, снегури, воробьи, варóны, грачи, сороки, галки, вóроны, коршуны, дятлы, савы, ястребы, кулики, пигалицы, овсяники, пустельги, бекесы, ивашки, синицы, ласточки, касатки, стрижи, тудаки, вяхири, горлицы, голуби, курапатки, сойки, жална… Лес имеется большой Сурской, ростет дубовой, сосновой, осиновой, ольховой, березовой, липовой, при том же ребиновой, черемоховой, илимовой, кленовой и некленовой, да еще вяз, вятла и ивняк.

Гром слышен бывает с апреля по сентябрь, а иногда случается и в сентябре…»78.



Крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачева

и Засурье

Во второй половине XVIII в. положение податных слоев населения значительно ухудшилось, что признавалось даже представителями власти. «Крестьянам… подушных денег за всеконечной скудостью платить нечем», – сообщалось во многих документах. Тяжелое положение крестьян сопровождалось злоупотреблениями со стороны чиновников. Так, в середине XVIII в. в Сенате рассматривалось дело о злоупотреблениях пензенского воеводы Жукова, который с одних брал взятки деньгами, лисицами, медом, других привозил в Пензу и держал «за караулом», третьих заставлял работать на себя. Естественно, это вызывало недовольство со стороны простого населения.

В 1773-1775 гг. Среднее Поволжье было охвачено Крестьянской войной под предводительством Е.И.Пугачева. Сенатский курьер Полубояринов, прибывший в январе 1774 г. в Саратов, сообщил местным властям, что все крестьяне от Пензы до Саратова не платят налогов, ссылаясь на уведомление от Пугачева, что «будут вольны и независимы ни от кого»79. Наивысшей активности выступления в крае достигли в июле-августе 1774 г., когда после поражения под Казанью Пугачев переправился на правый берег Волги, а затем перешел Суру под Курмышем, повсеместно объявляя крестьянам волю и освобождение от налогов и повинностей и призывая местное население к вступлению в ряды восставших. Пугачева поддержали не только крепостные крестьяне и представители «инородческого населения» (башкиры, татары, мордва, чуваши), но и потомки служилых людей, которые еще при Петре I были переведены в один из разрядов государственных крестьян, крестян-однодворцев. 23 июля восставшие заняли Алатырь и двинулись по направлению к Саранску, второму по величине городу Пензенской провинции. 26 июля атаман Федор Чумаков, прибывший к Саранску с 30 казаками, потребовал сдачи города и организации встречи Пугачева. Воевода подполковник Протасьев и многие дворяне бежали. Утром 27 июля жители Саранска, возглавляемые прапорщиком инвалидной команды Шахмаметевым и архимандритом Петровского монастыря Александром, вышли за город с хлебом-солью для встречи повстанцев. Два дня провел Пугачев в Саранске. За это время восставшими было казнено более 300 дворян.

30 июля Пугачев через села Семилей, Бекетовку, Большой Вьяс, Бессоновку двинулся к Пензе. Всюду крестьяне оказывали ему всяческую поддержку и торжественный прием. В Пензенском уезде по неполным данным только 30-31 июля восставшими было убито более 400 помещиков и членов их семей и сожжено несколько десятков помещичьих усадеб. 2 августа повстанцы торжественно вступили в Пензу. Жители города во главе с секунд-майором Герасимовым и духовенством вышли встречать Пугачева. Однако долго в Пензе он оставаться не мог. Преследуемый правительственными войсками, в ночь о 2 на 3 августа он покинул город и направился к Петровску80. К восставшим примкнули и жители многих сел и деревень Засурья. Известно, например, что пугачевцами был зарублен управляющий хрустальной и фарфоровой фабриками в с.Пестровке иностранец Миллер, повешен управляющий в с.Знаменской Лопуховке Перфильев, убиты священники с.Чаадаевки о.Афанасий, с.Мувал о.Емельян, с.Никольского о.Дементий81.

Крестьянская война под предводительством Е.И.Пугачева показала явную неспособность органов местной власти контролировать ситуацию. Появилась насущная потребность проведения реформы нового административного деления и местного управления. Необходимость административной реформы обосновывалась излишней обширностью существовавших губерний, неэффективностью действовавших учреждений и недостатком чиновников. Поэтому предлагалось разукрупнить прежние губернии, пересмотреть границы уездов, ввести новые учреждения и штаты должностных лиц. 7 ноября 1775 г. вышел указ Екатерины II «Учреждение для управления губерний Всероссийской империи»82. Для новых образований было введено и новое название – наместничества. При Павле I этим административно-территориальным единицам будет возвращено более привычное название – губернии. Коснулась реформа и Пензенского края.

Новое административное деление
Реализация реформы в Поволжье происходила постепенно. 15 сентября 1780 г. было учреждено Пензенское наместничество. Оно состояло из 13 уездов. В их число вошло 9 уездов, уже существовавших ранее: Пензенский и Саранский (входившие прежде в Пензенскую провинцию Казанской губернии), Верхнеломовский, Инсарский и Нижнеломовский (входившие в Тамбовскую провинцию Воронежской губернии), Керенский, Краснослободский, Наровчатский и Троицкий (входившие в Шацкую провинцию Воронежской губернии). Еще 4 уезда (Городищенский, Мокшанский, Чембарский и Шишкеевский) были образованы вновь83. С 1796 г. Пензенское наместничество стало именоваться губернией.

12 декабря 1796 г. была ликвидирована Саратовская губерния, а ее территория присоединена к Пензенской и Астраханской. Но не надолго. По указу от 5 марта 1797 г. Саратовскую губернию восстановили. Тогда же была упразднена Пензенская губерния. Ее уезды распределялись между Саратовской, куда отошли Городищенский, Мокшанский и Пензенский уезды, Тамбовской (Верхнеломовский, Керенский, Нижнеломовский и Чембарский), Нижегородской (Краснослободский, Наровчатский и Троицкий) и Симбирской (Инсарский, Саранский и Шишкеевский) губерниями. 9 сентября 1801 г. Пензенская губерния была восстановлена.

Коснулись изменения и территории Засурья. С 1780 г. оно вошло в состав Городищенского уезда Пензенского наместничества. В конце XVIII в. в уезде было 57 сел, 72 деревни. В них находились 49 помещичьих усадеб. В уезде проживало 59,7 тыс. жителей, в т.ч. 34,4 тыс. помещичьих крестьян, 4,3 тыс. экономических и 17,6 тыс. ясашных крестьян. Основным населением Городищенского уезда были русские. Кроме того, в уезде проживали 17,6 тыс. мордвы и 400 татар84.

Основой хозяйственной жизни края являлось сельское хозяйство, ведущей отраслью которого было земледелие. Главными зерновыми культурами были рожь, ячмень, овес, просо, гречиха. Основными сельскохозяйственными орудиями являлись плуг, соха, борона, серп, коса. Преобладала трехпольная система севооборота.

Образование Пензенского наместничества привело к активизации дворянской колонизации края, что было выгодно и государству. Правительство надеялось укрепить здесь позиции дворянства и предотвратить тем самым любую возможность народного выступления в дальнейшем.
Владения дворян Ермолаевых в Засурье
Во второй половине XVIII в. лесные дачи на месте будущего города Заречного приобрели дворяне Ермолаевы, а в первой половине XIX века – Дубенские, Морозовы и Печорины85.

Лесные дачи дворян Ермолаевых принадлежали двум ветвям этого рода. Пустошь Афанасьевская поляна – Анне Петровне Ермолаевой и ее сыну Николаю Степановичу Ермолаеву, а примыкающая к ней полоса «дровяного и строевого леса» Петру Степановичу Ермолаеву, еще одному сыну Анны Ермолаевой, и его потомкам.

А.П.Ермолаева была женой подполковника Степана Ермолаева, служившего в годы царствования Екатерины II. Их сын Петр Степанович Ермолаев служил в Нижегородском драгунском полку. В 1780 г. он вышел в отставку в чине секунд-майора. П.С.Ермолаев был крупнопоместным дворянином. Помимо Пензенской он владел землями в Саратовской и Вологодской губерниях. В 1789-1792 гг. П.С.Ермолаев был предводителем дворянства Пензенского уезда. Жил Ермолаев с женой и детьми в усадьбе, что находилась в селе Спасском Саратовской губернии.

Николай Степанович Ермолаев ( ? – после 1849) до 1819 г. «служил в различных пехотных полках». Он поступил на военную службу 29 марта 1808 г. в Троицкий гарнизонный батальон унтер-офицером. В июне того же года произведен в подпрапорщики. В сентябре 1809 г. переведен в Минский пехотный полк, где в декабре 1810 г. произведен в портупей-прапорщики. В июне 1811 г. переведен в Куринский пехотный полк, в составе которого принимал участие в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах русской армии. За отличие в сражении при Городечне 30 августа 1812 г. произведен в прапорщики. Н.С.Ермолаев участвовал в сражении на р.Березине, находился при осаде крепости Торн, сражался при Бауцене, Лейпциге, Бриен-ле-Шато, Шампобере и Париже. 11 января 1814 г. он был произведен в подпоручики, в декабре 1819 г. за болезнью отставлен от военной службы штабс-капитаном. После отставки проживал в имении своей жены в с.Богородском, Жмакино тож, Саранского уезда86.

Лесные владения Ермолаевых были относительно небольшими: Петра Ермолаева 78 десятин, Николая Ермолаева – 74 десятины. Каких-либо построек на их территории не было. В среднем по девять десятин в каждом из владений занимало «чистое болото». Это «болото», очевидно, можно отождествить с т.н. Медвежьим озером, что располагалось на месте школы №220 в середине XX в. Через владения Ермолаевых в конце XVIII – начале XIX в. проходили две проселочные дороги в Большой Сурский лес, а рядом с ними – грунтовая дорога из Пензы в Чемодановку87.

Описание Засурья в «Книге экономических примечаний

Городищенского уезда»
Подробное описание территории, входящей ныне в состав города Заречного, содержится в «Книге экономических примечаний Городищенского уезда», которая была составлена не ранее 1792 г. Документ имеет большую историческую ценность. Поэтому мы приводим здесь его небольшую часть, относящуюся к рассматриваемой теме.

«[На]звание дач. 8. Въезжей Большой Засурский лес, в которой въезд имеют города Пензы купцы, мещане да слобод Пешей, Старой и Новой Драгунских, Конной и Черкасской пахотные салдаты, пушкари, воротники и канцелярские сторожа, Городищенского [уезда] сел Селиксы, Чемоданова Пензенскаго, Никольского, Терновка тож, пригорода Рамзая, Спаского Рамзай тож, деревень Альшанки, Пензятки, Заозерье тож, Петровскаго уездов, села Безводного з деревней Смагиной разных владельцов и економических крестьян в беспорном отводе». В этой даче имелось: пашни 58 десятин, 2305 сажен; сенных покосов 47 десятин, 954 сажени; леса 13104 десятины, 988 сажен; неудобных мест 228 десятин, 333 сажени. Всего 13438 десятин, 2180 сажен. Кроме того, в результате судебных решений часть этой дачи находилась во владении жителей с.Безводного и д.Смагиной Петровского уезда Саратовской губернии и с.Терновки Пензенского уезда. Среди географических ориентиров этой дачи упоминаются: р.Сура, речки Акулька, Сурка, Пижа, Сухая Медаевка, Лемзяйка, Нор-Кичкилейка, озеро Подборное, овраги Манышевский, Бурчиха, Чемоданов, Теплый, Песчаный, два студённых ключа, три безымянных вершины, девяти безымянных отвершков и два безымянных истока озёр Качешнова, Кривого, Подборного и Долгого, большая дорога из Пензы в Городище. В источнике отмечалось, что в этой даче «покосы хороши; лес строевой дубовой, осиновой, липовой, между коем и дровяной».

Далее упоминаются: «9. Деревня Кичкилейка Мавры Петровны Вигелевой, Елисаветы Петровой дочери Тухачевской, Петра Иванова сына Трескина в беспорном отводе. Число дворов 18. По ревизии душ мужеска 66, женска 45». Под усадьбой находится 2 десятины, под пашней 6 десятин, под сенными покосами 65 десятин, 1200 сажен, под лесом 916 десятин, 1200 сажен. Неудобных мест 125 десятин, 2325 сажен. Всего 1115 десятин, 2325 сажен. Среди географических объектов называются речка Кичкилейка исток Безымянный, правый берег р.Суры. «Земля чернозем. Хлеб средствен, а покосы хороши. Лес строевой дубовой, осиновой, берёзовой, между коего и дровеной. Крестьяне на пашне».

«10. Афонасьевская поляна, Анны Петровой дочери Ермолаевой… Сенных покосов 63 десятины, 1107 сажен, лесу 484 десятины, 1404 сажени, неудобных мест 3 десятины, 1670 сажен. Всего 551 десятина, 1781 сажен». Дача находилась «на правом берегу реки Суры и по обе стороны оврагов Чемоданова мосту, крутого Чемоданова ж, разноназванного урочища Студённого ключа с его отвершком, безымянных трёх. Покосы хороши. Лес строевой дубовой, осиновой, берёзовой, между коего и дровеной».

«11. Село Веденское, Чемоданово тож, Павла Иванова сына Чемоданова с выделенною церковною землёю. Число дворов 276. По ревизии душ мужеска 846, женска 846». Под усадьбой находится 137 десятин, 1937 сажен, под пашней 2105 десятин, 2080 сажен, под сенными покосами 508 десятин, 1529 сажен, под лесом 5902 десятины, 780 сажен Неудобных мест 366 десятин, 5 сажен. Всего 9020 десятин, 1531 сажен. Земельная дача находится «по обе стороны речки Иноры, истока Вешняго, а ручья безымянного, на левой стороне. Церковь Введения во храм Пресвятыя Богородицы и дом господской деревянные, а дачею ж по обе стороны большой дороги из города Пензы в город Городище. Мучных мельниц на речках Иноре против селения три, в даче на Вяде одна, каждая об одном поставе. Церковная земля по обе стороны истока Вешняго. Земля чернозём с песком. Хлеб хорош, а покосы средственны. Лес строевой дубовой, сосновой, осиновой, между коим и дровеной. Крестьяне на оброке».

«12. Село Рожественское, Селикса тож, новокрещенных из мордвы ясашных крестьян. Число дворов-210. По ревизии душ мужеска 646, женска 650». Под усадьбой находится 83 десятины, 473 сажени, под пашней 2720 десятин, 1202 сажени, под сенными покосами 1094 десятины, 146 сажен, под лесом 4012 десятин, 976 сажен. Неудобных мест 124 десятины, 75 сажен. Всего 8034 десятины, 472 сажени. Земельная дача находится «по обе стороны речки Селиксы и большой дороги из города Пензы в город Городище. Церковь Рождества Христова деревянная. Земля чернозём с песком. Хлеб и покосы средственны. Лес строевой дубовой, липовой, сосновой, между коим и дровеной. Новокрещенные ясашные крестьяне на положенном казённом окладе»88.

Таким образом, после вхождения Среднего Поволжья в состав Русского государства началось быстрое хозяйственное освоение Пензенского края. Однако это потребовало и новых забот по его охране от набегов кочевников. На наиболее угрожаемых участках, где проходили степные дороги, возводились засечные черты и укрепленные пункты. С возникновением г.Пензы начинается активное проникновение в Засурье русского населения. Сооружение в крае засечных черт и возведение крепостей и острогов потребовало привлечения сюда значительного числа т.н. «работных людей», принимавших участие в их строительстве, и представителей служилого сословия, служивших по черте и получавших за службу земельные владения. Еще в конце XVII в. обширные владения в Сурском лесу, находящиеся ныне на территории Заречного, получил за службу Федор Иванович Чемоданов. Вместе с тем известную роль в процессе колонизации Засурья сыграло и мордовское население, которое, в частности, основало с.Селиксу.

Мероприятия по созданию Царицынской укрепленной линии, предпринятые Петром I, положили конец набегам кочевников на юго-восточные окраины Российского государства и послужили толчком для дальнейшего освоения и экономического развития Пензенского края.

В 1773-1775 гг. Среднее Поволжье было охвачено Крестьянской войной под предводительством Е.И.Пугачева, которое затронуло и территорию Засурья. Следствием «пугачевского бунта» стало проведение важной административно-территориальной реформы, в результате которой Засурье вошло в состав Городищенского уезда Пензенского наместничества.



следующая страница >>